Сюжеты

Сколько раз ни скажи: «Святые традиции»…

Скандал, разгоревшийся после назначения Кирилла Серебренникова новым художественным руководителем Театра им. Гоголя и отставки прежнего художественного руководителя Сергея Яшина, продолжается.

Этот материал вышел в № 105 от 17 сентября 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

 

Итак, напомним сюжет: 7 августа с.г. департамент культуры города Москвы назначил новым художественным руководителем Театра им. Н.В. Гоголя Кирилла Серебренникова. Новым директором — Алексея Малобродского (в 2006—2011 гг. он был директором «Школы драматического искусства»… и вроде бы — ничего худого в театре Анатолия Васильева не случилось: выходили премьеры Дмитрия Крымова, Александра Огарева, Игоря Яцко, по-прежнему в здании на Сретенке шли концерты нечеловеческой изысканности).

Возвращаясь к Театру Гоголя: прежний контракт с Сергеем Яшиным, худруком театра с 1987 года, при назначении Серебренникова был расторгнут. Департамент культуры Москвы на сайте приводит довольно веские цифры: количество зрителей в Театре Гоголя последних лет не превышает 80 тысяч человек в год (примерно в два раза меньше, чем у других театров с залами на 700 мест). В 2011 году на сцену вышла одна премьера. Театр зарабатывал 18 млн рублей в год, что сравнимо с доходами 100-местных театров.

К этому С.А. Капков, руководитель департамента культуры, добавлял: в здании Театра Гоголя с размахом существовал клуб IKRA. (Из рекламы оного: «Трэш-гламурный дизайн IKRA… принес в Москву гротеск и вальяжную роскошь». Адрес клуба указан так же пышно: «Улица Казакова, 8А, трехэтажный особняк Театра им. Гоголя».) Сцену театра еще весной 2011 года (судя по уцелевшим в Рунете афишам) арендовала для своих спектаклей компания «Сюжет»: вот уж голимая антреприза, с Никитой Джигурдой в качестве звезды, с названиями в афише типа «Пробуди в себе мадам» (этот, впрочем, гоняли на несчастной сцене Театра Сац — до прихода туда Георгия Исаакяна), с постановкой «Коварство и любовь» (она точно шла на сцене Театра Гоголя), на каковую продавали билеты на трех сайтах типа «Все скидки Москвы». По цене 70 рублей.

Да, в репертуаре Театра Гоголя есть «Последние» Горького, «Ночь перед Рождеством», «Бешеные деньги», композиция «Мур, сын Цветаевой». Есть и «честные» комедии — «Тетка Чарлея», «Веер леди Уиндемир», но соседствуют они с пьесами типа «Женщин похищать опасно» (из аннотации на сайте театра: «У известного бизнесмена украли жену. Муж почему-то не торопится отдать за возвращение супруги кругленькую сумму»), с пьесой В. Шкваркина «Чужой ребенок» (из аннотации на сайте театра: «Простодушная комедия, невероятно популярная в тридцатые годы, стала поводом со светлой ностальгией вспомнить прошлое»). Что-то из этого поставлено в 2007-м, 2010-м. А «Чужой ребенок» в репертуаре аж с 1995 года.

…Конечно, репертуар обновлялся. Года полтора назад московских критиков звали в Театр Гоголя с уникальным рвением. Соседство с клубом IKRA чему-то выучило младшую часть труппы: такой плотности звонков и мэйлов из какого-либо театра, как перед премьерой спектакля Дмитрия Бурханкина «Божьи коровки возвращаются на землю» в Театре им. Гоголя, я просто не помню. Спектакль же — честное слово! — удручал. Прежде всего размашистой грубостью, плоскостью игры актеров. (Годом раньше ту же брутальную пьесу Сигарева привозили на «Маску Plus» студенты из Самары. Это был их дипломный спектакль. И право, было на порядок лучше.)

Всё вышеперечисленное не мешало творческому горению на улице Казакова. Не то теперь…

Труппа театра размещает негодующее письмо (оно есть в Сети): «Назначение художественным руководителем К.С. Серебренникова, призывающего к свержению принципов системы Станиславского, отрицающего русский психологический театр, — это мощный толчок к гибели российского театра». Есть строки о рейдерском захвате: театр возле Курского вокзала оказался географически близок к «Винзаводу» и другим галерейным кластерам, а Серебренников уже озвучил намерение дать в Театре Гоголя приют и студии SounDrama Владимира Панкова. (Вот уж хороши рейдеры: с их Гоголем, окутанным стихией фольклорного звука, с их чеховской «Свадьбой», проехавшей с успехом 22 города Франции и Испании, с их замечательным спектаклем «ГородОК» по «Истории одного города». Своих стен у этого театра нет.)

7 сентября труппа театра провела митинг против массовых увольнений. Серебренников на нем не был: у него постановка в Берлине. Режиссер прислал театру письмо, предлагая обсудить ситуацию в начале октября, когда он вернется в Москву. По данным «РИА Новости», в письме он отметил, что все, кто проработал в Театре Гоголя 30—40 лет, входят в сферу ответственности нового руководства.

…Тем не менее ситуация — социально тяжелая. Печальная. И понятная.

Но именно социально. Творчески, кажется, всё яснее.

Это Серебренников-то призывал к свержению системы Станиславского? Это Серебренников отрицает русский психологический театр? Да ведь минимум две трети его спектаклей поставлены в Камергерском переулке. И ни одного позорного антрепризного названия в его биографии нет.

Серебренников — при всей резкости, размашистости, гротеске его театра, при замечательных деловых качествах самого Кирилла Семеновича — ставил «Терроризм» (и после мировой премьеры в МХТ братья Пресняковы с этой пьесой стали на пару лет «самыми репертуарными в мире русскими драматургами после Чехова»). Ставил «Мещан», «Лес», «Поручика Киже», «Господ Головлёвых», «Голую пионерку». И даже из пахнущего серой романа «Околонуля» ухитрился сделать болезненно сильный спектакль о нашем времени (запах серы лишь усилился).

В его «Головлёвых» сыграли чуть ли не лучшие свои роли Алла Покровская и Евгений Миронов. «Лес» цвел актерскими работами: Наталья Тенякова, Евгения Добровольская, Авангард Леонтьев, Дмитрий Назаров, совсем молодые — Юрий Чурсин и Анастасия Скорик. (Особенно Скорик — Аксюша с пряменькими плечиками сироты наших дней, с четким пониманием: ни балбес Петр, ни тетрадка с размашисто переписанным Шекспиром ей не защита… Она и рада бы очароваться актерским пылом Несчастливцева, песнями Офелии, святым искусством, да опыт воспитанницы сделал ее невыносимо трезвой. Очень тонкая была работа, тесно связанная с «шумом времени».)

И даже самые «звездные», громыхающие и внутреннего содержания лишенные спектакли Серебренникова (а были и такие — «Женитьба Фигаро», «Трехгрошовая опера») все же соответствовали завету Ермолая Лопахина: «Всякому безобразию есть свое приличие».

Оное приличие Серебренников соблюдал. В отличие от антрепризы «Сюжет».

Никаких глобальных выводов из этого противостояния делать не хочется.

«Новая газета» будет следить за дальнейшим развитием ситуации вокруг Театра Гоголя.

Теги:
театр
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera