Сюжеты

Скрытные камеры

В Татарстане представители Следственного комитета никак не могут разглядеть фальсификации, зафиксированные путинскими видеокамерами

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 106 от 19 сентября 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Оснащение избирательных участков камерами видеонаблюдения позволило раскрыть тайну выборов «по-татарстански». Но привлечь к ответственности жуликоватых членов комиссий пока не удается. Следственный комитет отбивается не только от заявлений гражданских активистов, но даже от предписаний прокуратуры и судебных решений.

 

Оснащение избирательных участков камерами видеонаблюдения позволило раскрыть тайну выборов «по-татарстански». Но привлечь к ответственности жуликоватых членов комиссий пока не удается. Следственный комитет отбивается не только от заявлений гражданских активистов, но даже от предписаний прокуратуры и судебных решений.

После президентских выборов Ирина Комарова стала знаменитой. До выборов ее знали лишь в пригороде Казани Юдино, где она работает директором школы № 153. А после выборов о ней узнали во всей России. Постановлением ЦИК России № 120/924-6 от 18 апреля 2012 года «за успешную работу по подготовке и проведению избирательной кампании» председателя участковой избирательной комиссии № 127 Ирину Комарову наградили благодарственным письмом ЦИК России. А секреты «успешной работы» перестали быть секретами, когда в интернете была размещена запись с камер видеонаблюдения с участка, мгновенно ставшего знаменитым (см. на сайте «Новой газеты» — http://www.youtube.com/watch?v=7igBzj66K1k).

Беспристрастная видеокамера зафиксировала, как женщины, похожие на членов комиссии (учителей юдинской школы № 153), приподнимают крышки избирательных урн и запихивают в них пачки листочков, похожих на бюллетени. Один раз, второй…

Лидер татарстанской коалиции «За честные выборы» Игорь Веселов рассказывает:

— Благодаря записям с камер видеонаблюдения, которые нам удалось заполучить, мы подсчитали точное количество избирателей, которые 4 марта проголосовали на участке № 127. Две пары активистов, работавших автономно, просмотрели всю запись и зафиксировали каждого избирателя, опустившего бюллетень в одну из двух урн, установленных на участке. Потом был произведен контрольный подсчет. И у всех получилось одно и то же число. На выборы пришли 1439 человек. Но в итоговом протоколе их оказалось на 536 больше — 1975. То есть вброс составил 37,25%. У меня нет никаких сомнений, что вбрасывали именно за кандидата Путина, который по протоколу на этом участке получил 87,23% голосов избирателей.

Веселов обратился в следственный отдел по Кировскому району Казани Следственного комитета России с заявлением о преступлении: члены комиссии, «вскрыв стационарные урны… в зале для голосования, произвели вбросы избирательных бюллетеней 4 марта 2012 года в 14 часов 12 минут и 18 часов 13 минут». И потребовал привлечь к уголовной ответственности Ирину Комарову и других членов комиссии, вероятно, «причастных к совершению преступления». К заявлению был приложен диск с записью с камер видеонаблюдения.

— Парадоксально, но Уголовный кодекс не предусматривает наказания за сам вброс бюллетеней, — говорит Веселов. — Но вброс невозможен без фальсификации избирательных документов. Надо ведь заполнить журналы выдачи бюллетеней фамилиями «мертвых душ», их паспортными данными, расписаться за них. А это уже ст. 142 УК РФ — фальсификация избирательных документов. И эта статья УК предусматривает до четырех лет колонии. Об этом я и написал в своем «заявлении о преступлении».

По Уголовно-процессуальному кодексу России по заявлениям о преступлении должностные лица обязаны вынести постановление либо о возбуждении уголовного дела, либо об отказе. Причем в течение пяти суток. Но следователь СК Арепьев вбросов не увидел. И отправил заявление в ЦИК Татарстана. Оттуда его перепасовали в ТИК Кировского района.

Пока заявление «гуляло» по кабинетам ЦИК и ТИК, последовало обращение в прокуратуру Кировского района Казани. И что удивительно, прокуратура потребовала, чтобы райотдел СК устранил нарушения законодательства и принял по заявлению Веселова процессуальное решение, предусмотренное УПК. Однако руководитель райотдела капитан Петров ответил, что «не видит оснований» для реагирования на требование прокуратуры.

Прокуратура не успокоилась и обратилась уже в Татарстанское управление СК с тем же требованием — выполнить закон. Но там встали горой и за своих подчиненных, и за членов избирательной комиссии № 127.

— Такое впечатление, что Следственный комитет крышует избиркомы, — говорит Игорь Веселов.

Районному прокурору ответил первый замруководителя следственного управления СК по РТ полковник Марат Зарипов Он тоже не заметил вбросов. Так и написал: «В требовании прокурора отсутствуют какие-либо сведения о наличии признаков каких-либо преступлений, в связи с чем оснований для проведения проверки… не имеется».

А еще Зарипов (видимо, по примеру лидеров государства) посоветовал обращаться в суд: «Результаты выборов могут быть оспорены в судебном порядке. Препятствий к этому не имеется».

— Почему бы действительно не обратиться в суд? — спрашиваю Веселова.

— Есть признаки преступления, зафиксированные официальными, «путинскими» камерами видеонаблюдения, — говорит Веселов. — На сегодняшнем этапе мы добиваемся реализации принципа неотвратимости наказания, а не отмены выборов. Если обратиться в суд, то он вынесет решение, что эти вбросы «не повлияли на итоги выборов». А Следственный комитет потом будет прикрываться решением, отписываясь, что суд не усмотрел «серьезных нарушений».

Сейчас коалиция «За честные выборы» готовит обращение к руководителю СК России Александру Бастрыкину. По участку № 127 уже можно обращаться в Москву. В Казани все инстанции пройдены. По другим участкам такой возможности пока нет. Заявления еще по трем десяткам участков пока рассматриваются на районном и городском уровнях. По другим участкам заявления готовятся.

Около 50 активистов коалиции «За честные выборы» все свободное время проводят за мониторами компьютеров, скрупулезно подсчитывая количество избирателей, пришедших на выборы, и сравнивая полученное число с результатами итоговых протоколов. Картина складывается удручающая.

По данным с 54 участков, приписки составили 24,30%. В абсолютных цифрах при реальных 62 928 проголосовавших приписано еще 15 290 «мертвых душ».

Есть и рекордсмены. На избирательном участке № 91 (председатель Евгений Булюхин) расхождение между количеством избирателей, подсчитанных по записям камер видеонаблюдения, и цифрами, внесенными в протокол, — составляет 51,62%.

На избирательном участке № 91 (председатель Лилия Хасанова) — расхождение 39,34%.

На избирательном участке № 157 (председатель Рустам Каримов) — 37,82%.

На избирательном участке № 219 (председатель Рамзия Зиганшина) — 36,63%.

В сельских районах Татарстана были намного щедрее.

На избирательном участке № 1569 поселка Васильево (председатель Ирина Шевелева), видимо, приписали 95,46% (!) избирателей. По видеозаписям насчитали, что проголосовал 441 избиратель. В протоколе их оказалось 862. На 421 больше.

На избирательном участке № 1307 поселка Бирюлинского зверосовхоза (председатель Ильдар Мубаракшин), судя по видеозаписям, приписали 68,60% избирателей.

В райцентре Балтаси, на участке № 1059 (председатель Хидая Закизянова), — 61,31%.

Но всех переплюнул нурлатский участок № 2335 (председатель Любовь Маслова), где в итоговом протоколе было зафиксировано, что на выборы пришли 2022 избирателя. А по записям с видеокамер — их было всего 896! Стоит ли удивляться, что на этом участке кандидат Путин набрал 99,19% голосов.

***

Следственный комитет держит глухую оборону. Добиться принципа неотвратимости наказания и привлечь к ответственности членов избирательных комиссий коалиции «За честные выборы» пока не удается. Но участники коалиции не считают свою деятельность бесполезной. За время существования коалиции они уже довели до белого каления многих членов избиркомов, которые, остерегаясь связываться с нею, отказываются мухлевать на выборах. Прекрасно понимают, что выборы завершатся, а ходить по кабинетам следователей и судебным заседаниям придется им, а не тем, кто дает установку на фальсификацию итогов голосования. «Они вам даже адвокатов не оплатят», — не устает повторять Игорь Веселов, пересекаясь с членами избиркомов.

И такая кропотливая работа дает свои плоды. Во время думских выборов (еще без камер видеонаблюдения) тотальный контроль за ходом голосования и подсчетом голосов, организованный коалицией «За честные выборы» в Московском районе Казани, дал «эталонные» итоги, которые разительно отличались от «средней температуры» по Казани:

А вот итоги думских выборов в соседнем Кировском районе, социальный срез населения которого мало чем отличается от Московского района:

Приводя эти результаты, активисты казанской коалиции «За честные выборы» уверены, что за правду можно и нужно бороться. Даже в такой «электоральной резервации», как Татарстан.

Теги:
выборы
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera