Мнения

Сомнения не в пользу суда. Откровенность Ольги Егоровой граничит с прямым умыслом

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 108 от 24 сентября 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

 

РИА Новости
 

Наш звонок адвокату Платона Лебедева Елене Липцер в пятницу застал ее в Архангельске как раз на выходе со свидания с ним самим. С ее слов, подзащитный был бодр и заметил: «Главное — вы успели привезти мне продуктовую передачу». Может быть, в самом деле надо перестать искать смысл в действиях судей, которые сами пытаются угадать его из каких угодно источников, только не из закона.

После того как председатель Вельского райсуда Виктор Иванов 8 августа снизил наказание Лебедеву с 13 лет до 9 лет и 8 месяцев, Архангельский областной суд 21 сентября согласился с доводами прокуратуры о том, что «при снижении наказания должны применяться те же принципы, что и при назначении наказания». Это ровно ни о чем, но один из доводов облсуда, который второй адвокат Лебедева Алексей Мирошниченко уловил со слуха (в письменной форме решение еще не получено), можно сформулировать так: Архангельский суд и сам с удовольствием увеличил бы обратно срок подсудимому, но это стало бы ужесточением наказания во второй инстанции, поэтому дело будет направлено в Вельский суд другому судье (который сделает то же самое, но в первой инстанции, «по закону»).

Юридическая проблема коллегии из трех судей Архангельского облсуда состоит в том, что судья Иванов из Вельска, вынося свое августовское решение, как раз мотивировал его достаточно подробно. Он не искал так и не приведенных в жалобе прокуратуры «принципов», а сравнил редакции всех статей УК, по которым в свое время дважды был осужден П. Лебедев, нашел, что все они, не раз измененные,  в новой редакции влекут более мягкое наказание, и с арифметической дотошностью пропорционально снизил ему срок: из подсчетов выходило, что снижение должно составить 3 года и 4 месяца. А у прокуратуры получилось — 1 год и 9 месяцев.

Все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого — это уже не из арифметики, а из тех самых принципов права, которые прокуратура нам так и не назвала. Теперь опровергать расчеты своего председателя придется другому судье того же Вельского суда. Как? Ну, как-нибудь. Подскажут.

Как раз накануне заседания Архангельского областного суда пресс-секретарь Московского городского суда Анна Усачева сообщила, что до окончательного решения судами Архангельской области вопроса о мере снижения наказания Лебедеву президиум Мосгорсуда не может приступить и к рассмотрению их общей с Ходорковским надзорной жалобы по «второму делу ЮКОСА». Усачева —рупор председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, и сказать, что «в огороде бузина, а в Киеве дядька», без ее прямого указания Усачева вряд ли решилась бы.

Наверное, мысль Егоровой (сообщенную столь метафорически через «рупор») следует понимать так: Платон Лебедев не может быть освобожден досрочно (1 марта 2013 года, как могло следовать из решения Виктора Иванова), потому что тогда ребром встанет вопрос о досрочном освобождении Михаила Ходорковского. Освобождение же Ходорковского (в отличие от его «подельника») зависит уже ни в какой степени не от закона, а от совершенно другого и всем известного фактора. Если наш перевод абракадабры Усачевой на язык логики верен, то откровенность Егоровой граничит с прямым умыслом: сообщить нам о том, что суда в России нет и не будет. Впрочем, и это тоже уже лет десять как не новость.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera