Мнения

Гордиться будущим — главная национальная идея России

Через тернии к мундиалю

Этот материал вышел в № 112 от 3 октября 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Слава ТарощинаОбозреватель «Новой»

 

Петр Саруханов — «Новая» Андрей Малахов, втянув голову в плечи, долго шел пустынными коридорами по красной дорожке. Наконец-то он добрался до сияющего чертога. Из глубины гигантского кабинета вынырнул Путин в белой сорочке без галстука. Президент приблизился к Малахову и не без подозрения спросил: «Вы по поводу футбола?» Малахов потупился и тихо выдохнул: «Да».

Разговор двух самых рейтинговых граждан великой державы был столь же странен, сколь и само шоу, которое он предварял. В малаховской студии ожидалось грандиозное событие — вот-вот в прямом эфире будут названы те российские города-счастливчики, в которых пройдет мундиаль-2018. (Так любовно, по-русски на испанский манер, теперь принято называть грядущий чемпионат мира по футболу.) Получилось же нечто вроде вокала «Бурановских бабушек»: они спели на чистом удмуртском языке песню российских патриотов — «WeAreTheChampions» Фредди Меркьюри.

Малахов, преисполненный ответственности за историю страны, лично осуществлял связь с ликующим народом на местах. Градус счастья должен был все время повышаться, но почему-то не повышался. Малахов заметно нервничал. Он старался перекричать студию, где бесновались записные «ликователи»: «В Казани на связь с нами выходит Алсу». «Я на самом деле не Алсу, а Светлана, — кричит в ответ красивая девушка, — но это не имеет никакого значения». И действительно — никакого. Ритуал не отступает от канона. Губернаторы-победители, сраженные грандиозностью предстоящих задач, привычно благодарили партию и правительство за высокое доверие. И только Шанцев из Нижнего Новгорода осмелился нарушить канон немногословным, но внушительным креативом: «У нас красивые дома, красивый Кремль и будут самые красивые игры». Представители ФИФА во главе с президентом Йозефом Блаттером, раздающие заветные конверты с названиями городов, казались лишними на этом празднике чужой жизни. Они тоскливо озирались вокруг и, похоже, не совсем понимали, что происходит в телестудии. А происходит то, что и всегда:  мы гордимся будущим (в обход прошлого и настоящего) громко, истерично, напоказ.

Сифилис патриотизма, как сказал бы Герцен, опять гуляет по стране. Причем гуляет он обычно по одному и тому же сценарию — советскому. История — наука точная. Ее периоды обычно четко очерчены. Возьмем хотя бы династию Романовых. Тут все предельно ясно. Сына Петра Первого, царевича Алексея, убили в июле 1718 года — заря империи. Сына Николая Второго, царевича Алексея, убили в июле 1918-го — закат империи. У советской власти есть начало, но нет конца.

Уже готов новый агитпроп под названием «Изборский клуб», состоящий из Проханова, Дугина, Нарочницкой и остального привычного набора вплоть до Михаила Леонтьева. «Люди с говорящими именами» (цитата из телеведущего Киселева), призванные сотворить нацидею, собрались на заводе ракетных двигателей. Милитаризм вновь входит в моду. Свою нацидею представляет и ответственный за «мышцу родины» (цитата из телеведущего Соловьева) Дмитрий Рогозин. Нежно оглаживая новое стрелковое оружие, он вдохновенно рассуждает о возрождении оборонки, нормах ГТО и ДОСААФе. Если страна будет развиваться по плану вице-премьера, то переменится в кратчайшие сроки. Мужчины будут настоящими, женщины — мягкими и теплыми, «какими мы их любим», уточняет Рогозин вместе со своей мышцей. Советскостью повеяло даже от заседания Всемирного русского народного собора, по стилистике почти неотличимого от партийного съезда. Разве что место действия другое — не Кремлевский дворец, а храм Христа Спасителя. Сражаясь за души людей, патриарх Кирилл в напутственной речи процитировал знаменитое сталинское обращение к народу «братья и сестры». Впрочем, имя автора обращения он не назвал.

И чего, спрашивается, лучшие люди страны вдруг озаботились национальной идеей? Они, наверное, Малахова не смотрели. Вот она, наша главная национальная идея — гордиться будущим. Кое-что, конечно, нуждается в уточнении. Архимандрит Тихон Шевкунов правильно делает, требуя ответа на основополагающий вопрос: Россия — кроткая девушка с косой у березы или пьяная девица, стоящая с пивом у остановки? Нам небезразлично, кто будет освящать путинский, извините за выражение, мундиаль — девушка с косой или девушка с пивом. Вопрос пока открыт, но Дмитрий Киселев уже торжествует: «Доктор Путин наконец поставил диагноз российскому обществу — культурная нищета, утрата иммунитета, потеря национального культурного кода». После такого высокого медицинского вмешательства целый спецназ выдающихся деятелей искусств, от Спивакова до Гергиева, принялся на государственном канале искать утерянный код. И, что удивительно, тотчас его нашли. Очень округло, аккуратно, опять же не называя имен, заклеймили «пуссек», а затем веселые и довольные разошлись по своим оркестрам, театрам, киностудиям.

Так что всё у нас хорошо. Есть национальная идея. Есть точный диагноз. Есть мыслители не только в Изборском клубе, постоянно генерирующие идеи на благо родины. Одну из них прямо у Малахова сгенерировал Дибров. Главный телевизионный интеллектуал внес конструктивное предложение. Во время чемпионата мира по футболу-2018 в Ростове-на-Дону ЗАГС должен работать 24 часа в сутки. Потому что, поясняет Дибров, когда они приедут в мой родной город и увидят «вот это», — тут он показал на свою очередную юную жену и захлебнулся от восторга. «Вот это» смущенно улыбнулось.

Итак, прочь сомнения. Всё будет хорошо. Только бы топот котов, которых пока еще не удалось победить даже бдительным питерским законодателям, не помешал нашему неуклонному поступательному движению вперед. Лозунг дня — через тернии к мундиалю.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera