Сюжеты

И будет им счастье

Вместо коммунизма у нас была Олимпиада-80, вместо обещанной счастливой жизни в процветающей России у нас будут Олимпиада-2014 и чемпионат мира-2018 по футболу

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 112 от 3 октября 2012
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

 

Вместо коммунизма у нас была Олимпиада-80, вместо обещанной счастливой жизни в процветающей России у нас будут Олимпиада-2014 и чемпионат мира-2018 по футболу

РИА Новости


Церемония объявления городов-организаторов ЧМ-2018. Председатель ФИФА Йозеф Блаттер (слева) и министр спорта РФ Виталий Мутко (справа)

 

Олимпийское благолепие ограничено одним городом и его многострадальными окрестностями, список же осчастливленных большим футболом мест на исходе прошлой недели должен был сократиться с 13 до 11. И сократился — под восторженные крики одних и стенания с проклятиями других. Рабочую процедуру умудрились превратить в ура-патриотическое шоу, по ходу которого объявлялись победители.

Кого победили эти одиннадцать счастливчиков? Ярославль и Краснодар, которым было отказано окончательно? Ту Россию, которая не проявляет особого восторга при упоминании о ЧМ-2018 и не заходится в патриотическом угаре? Победили тех, кто сомневается в уместности грандиозных трат для нескольких регионов в ущерб остальным? Звание «победитель» в данном случае вообще не совсем уместно — если учесть, что неудачников забега определяли в жесточайшей подковерной борьбе, с участием всех возможных групп поддержки.

Давили, естественно, не на президента ФИФА Йозефа Блаттера и других руководителей могущественной организации. Наивно думать, что окончательное решение обошлось без участия российской стороны (хотя именно так обрисовывали ситуацию наши чиновники — мы-де ни при чем, это все прерогатива Международной федерации футбола). Иначе с чего бы за одни сутки Краснодар из вполне достойного кандидата превратился в аутсайдера гонки, а очевидный претендент на вылет из списка Саранск совершил головокружительный взлет — и, наверное, не только потому, что «в нем живут народы финно-угорской группы» (выражение министра спорта Виталия Мутко).

Идея включить в заявку больше городов, чем требуется с целью как-то подстраховаться и продемонстрировать Международной федерации футбола российское многообразие с самого начала, выглядела не очень продуктивной и этически ущербной. Достаточно было назвать 11 главных претендентов и резерв из двух-трех городов — чтобы потом не устраивать гонки по вертикали и публичное «опускание» неудачников. Да, организаторы чемпионата-2014 бразильцы по первости заявили аж 17 городов, но у них своя специфика, и проблем такое «разнообразие» только добавило.

У нас же после главной «победы», ознаменовавшей правоту основной концепции ФИФА (продвижение футбола в отсталые регионы), между девятью городами развернулась скрытая борьба. Москва, Санкт-Петербург, Казань и Сочи могли взирать на это мельтешение с высоты своего статуса «неприкасаемых». Без Москвы никуда, как и без Питера (хотя суперстройка стадиона на Крестовском острове давно уже могла насторожить оценочные комиссии ФИФА). Казань — столица Универсиады-2013, Сочи — столица Олимпиады-2014, там в инфраструктуру и прочее вбуханы такие деньги, о которых лучше не думать. Екатеринбург, Краснодар, Самару и Нижний Новгород еще в пятницу относили к группе крепких середняков — надежных и имеющих очень весомые козыри. Саранск, Волгоград, Калининград, Ростов-на-Дону и Ярославль на финише кампании оказались в группе риска. Согласно официальной версии — по результатам выводов инспекторских проверок ФИФА, а на самом деле с объективностью было не все в порядке. У городов, не затронутых мегапроектами, не было и не могло быть каких-то преимуществ друг перед другом. Разве что Краснодар с его удачнейшим географическим расположением, двумя командами премьер-лиги, лучшими показателями посещаемости футбольных матчей и относительно неплохой инфраструктурой мог предъявить нечто большее, чем заверения в своей исключительности.

Согласно простой логике и из соображений компактности первыми кандидатами на отчисление должны были стать два самых удаленных города — столица западного анклава Калининград и «столица Урала» Екатеринбург, между которыми почти две с половиной тысячи километров. Если на первый план выдвинуть «продвинутость», то в аутсайдерах, безусловно, оказывался Саранск — триста с небольшим тысяч жителей, слабые футбольные традиции, неразвитость транспортной структуры. Сугубая провинциальность не мешает столице Мордовии считаться мировым центром спортивной ходьбы с наличием великолепной школы, воспитавшей нескольких олимпийских чемпионов. Но футбол и сопутствующие ему вещи — несколько иное дело, в этом плане Саранск проигрывал почти всем конкурентам.

Однако же именно этот город вытянул счастливый билет. Потому что уже начал строить стадион, а еще потому, что свои недостатки каким-то образом сумел обратить в преимущества — куда продвигать футбол, как не в Саранск? Не важно, что «Мордовия», скорее всего, не удержится в премьер-лиге. Важно, что экс-губернатор Николай Меркушкин и свою бывшую вотчину отстоял, и новую, то есть Самарскую губернию, в обиду не дал.

Краснодар со всеми его козырями остался ни с чем. Официальная версия — по причине того, что один регион может представлять только один город. У Краснодарского края уже есть Сочи, так что краевому центру на время можно уступить инициативу. Стадион там построят под открытие Олимпиады-2014, инфраструктура за четыре года авось не развалится. Краснодар, конечно, возмутился, но поезд уже ушел.

А вот Ярославль обидели конкретно. Формальной зацепкой стало не очень удачное расположение реконструируемого стадиона «Шинник» и очень дорогая стоимость альтернативных вариантов. Но многие в Ярославле считают, что исключение города из списка — месть Кремля за то, что на недавних выборах мэра «прокатили» представителя «Единой России». А за свободу выбора надо платить — вот Ярославль с его новым мэром Евгением Урлашовым и заплатил такую высокую цену. У жителей города свой счет к властям еще за годичной давности трагедию с самолетом ЯК-42 и гибелью хоккейной команды «Локомотив» (проводившийся в эти дни на «Арене-2000» политический форум — косвенный виновник чудовищной и нелепой авиакатастрофы), а теперь их постарались окончательно убедить в предвзятости. Аргументом в пользу Саранска стало 1000-летие города — но и Ярославль только что отмечал 1000-летие, дороги в городе уже успели прийти в свое обычное состояние, федеральные средства очень бы не помешали.

Городам-неудачникам предложили утешиться тем, что они войдут в культурную программу чемпионата мира-2018. Еще бы самому крупному городу Золотого кольца в нее не войти — равно как и самому большому южному транспортному узлу. А еще было заявлено, что в качестве компенсации эти регионы могут разместить у себя команды-участницы, а также болельщиков. С учетом того, что до ближайших официальных стадионов от Ярославля и Краснодара по триста с лишним километров, это благодеяние представляется скорее издевкой.

Кстати, с Москвой тоже все окончательно разрешилось: игры будут проводиться на двух стадионах. Главную арену «Лужников» планируется реконструировать и довести ее вместимость до 90 тысяч зрителей. А вторым официальным стадионом будет «Спартак» — исключительно по причине опережающих (по сравнению с «Динамо») темпов строительства.

Согласно требованиям ФИФА, окончательный список городов мог быть объявлен на следующий год. Но наши мудрые руководители попросили дать отмашку «немножечко пораньше» — очевидно, насмотревшись на то, как продвигаются другие мегапроекты, а также стройка второго по значимости стадиона ЧМ-2018 в Санкт-Петербурге. На сегодня получается, что с момента начала работ до очередной предполагаемой даты ввода в строй пройдет десять лет. Вкупе с удорожанием проектирования и строительства суперобъекта на Крестовском острове как минимум в десять раз действительно стоит задуматься — а не поздновато ли начинаем? Ведь в большинстве городов-«победителей» конь не валялся. Как не без юмора заметил министр спорта, «многие еще не поняли объем бедствия». Добавив, что бедствие — «в хорошем смысле».

Бедствие будет для бюджета. Предполагаемую сумму затрат в 600 миллиардов рублей (государственное финансирование — ровно 50 процентов) можно смело увеличивать в несколько раз. Мы, конечно, за ценой не постоим. Но, по опыту саммита АТЭС во Владивостоке, овчинка выделки не стоит. Патриотического визгу много, траты неимоверные, а толку чуть.

Конечно, режим Путина потребует еще большей консолидации общества перед лицом надвигающихся бедствий в виде трех мегапроектов. Ура-патриотическая риторика и без того нынче — главный тренд, а чем дальше в лес, тем больше слов. Вполне себе дельное замечание министра спорта, что сегодня нужно уже «не заверять, а делать», утонуло в привычной эйфории: «Люди ликуют, все рады победе, мы преисполнены чувства гордости…» Еще сильнее, чем губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев, высказался калининградский губернатор Николай Цуканов: «К 2018 году мы увидим совершенно новый потрясающий город, где будет уютно жить и где мы будем счастливы!»

На этом пока и закончим.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera