Сюжеты

«Так хотели мира, что готовились к войне»

Впервые за историю независимости Грузии власть в стране меняется мирным путем. Хотя все ждали худшего…

Этот материал вышел в № 112 от 3 октября 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

 

«Тест на демократию» — именно так характеризовали прошедшие в понедельник в стране парламентские выборы представители международного сообщества. О необходимости честных и прозрачных выборов говорили все: политики, эксперты, простые люди, — но в реальность такой возможности мало кто верил. Общество было слишком напряжено и расколото. За 9 лет, что у власти команда Михаила Саакашвили, в стране не было оппозиции, которая могла бы с ним соперничать.

До последнего момента Грузия ждала очередной «бомбы»: компромата, провокаций, уличных беспорядков. Но страна собралась и успешно прошла тест на зрелость. Америка и Европа его приняли.

По официальным данным, явка избирателей составила 63%. Серьезных нарушений не зафиксировано. Окончательные итоги ЦИК озвучит только 20 октября. Но уже ясно, каков бы ни был расклад, победу одержала оппозиционная коалиция Бидзины Иванишвили «Грузинская мечта».

Михаил Саакашвили признал поражение и объявил о том, что его партия «Единое национальное движение» переходит в оппозицию.

Петр Саруханов — «Новая» — Мы победили, — неслось над Тбилиси с центральной площади Свободы, — власть, как ни старалась, не смогла нам помешать. Она должна признать поражение. У нее уже нет другого выхода. Грузия на пути развития и демократии.

Восемь часов вечера. Избирательные участки только что закрылись, но сторонники оппозиции уже праздновали победу. Около трех тысяч человек, сотни синих флагов с символикой «Грузинской мечты», радостные лица, праздничное настроение и дети. Зураб пришел с тремя своими. Слева с огромным транспарантом идет 14-летняя Хатуна, справа 10-летний Вано в синей майке, на руках — годовалый Гела с маленьким флажком. Дети — показатель безопасности, они тут везде: на кромке фонтана, на крышах машин, на плечах у родителей. Но еще час назад представить такое было бы трудно.

Внутренняя мобилизация — именно это словосочетание больше всего подходит для описания событий в Грузии 1 октября. Взять хотя бы столицу. Понедельник был объявлен выходным, и обычно шумный город был показательно спокоен. Солнце заливало свободные городские дороги и пустые улицы.

Избирательные участки открылись ровно в восемь, но уже с семи часов рядом с каждым стали собираться люди. Они выстраивались в длинные, виляющие хвосты. Но ощущения толпы все равно не было. Люди были сдержанны и даже разговаривали вполголоса. Терпеливо стояли в очереди кто по 40 минут, кто по два часа, голосовали и расходились по своим делам. Такой дисциплинированности от южного темперамента не ожидал никто, кажется, даже сами грузины.

— Вон соседка, — прошептала мне хозяйка моего дома, с которой я пошла на избирательный участок, — мы в ссоре, она меня избегает. Ну подождем, я ей завтра скандал устрою.

Никаких «пирожков» и «патриотичных песен», привычных нам, на избирательных участках не было, не было ничего лишнего. Были выборы. Лаконично. Буднично. Спокойно.

Хотя и эта подчеркнутая сдержанность вызывала опасения. Все чего-то ждали.

Весь день спикеры противоборствующих партий соревновались в оперативности, каждые два часа проводя брифинги. «Мы лидируем, — говорила «Новой» Чиора Тактакишвили, спикер «Единого национального движения», — главная проблема в агрессии оппозиции, в том, как ведут себя их сторонники. И это вызывает напряжение. Мы боимся провокаций».

«Агрессии нет, а вот административный ресурс полностью на стороне власти, и они его используют, особенно в регионах», — отвечала на мой вопрос Майя Панджикидзе, спикер «Грузинской мечты».

О том, что ближе к вечеру высока вероятность беспорядков, спровоцированных оппозицией, говорил мне и секретарь Совета безопасности Гига Бокерия. «Силы правопорядка переведены на усиленный режим работы и готовы к возможным провокациям». Тем не менее власти приняли решение не расставлять полицейских на избирательных участках, «чтобы избежать возможного напряжения». Полиции вообще в этот день практически не было видно.

Но пришел вечер, участки закрылись, и «мечтатели» призвали «защитить свои голоса». Сторонникам оппозиции было предложено выстраиваться живыми цепями вокруг избирательных участков. И снова повисла тревога.

Но был вечер, пришла ночь, и ничего не происходило. И в это «ничего» никто не мог поверить.

Когда стали известны результаты первых экзит-полов, согласно которым оппозиция одерживала убедительную победу (разрыв составлял около 10 процентов), площадь перешла к ликованию. Михаил Саакашвили поздравил Грузию с выбором и признал частичное поражение своей партии, «отдав» Тбилиси оппозиции. Ликование захлестнуло площадь.

Но насколько серьезно «поражение», ясно было еще не до конца. Парламент Грузия избирает двояко: чуть больше половины депутатов идет по партийным спискам, а чуть меньше — по мажоритарным округам. И если оппозиция победила пропорционально, то это еще не значит, что у нее будет большинство в регионах. Традиционно столица против Саакашвили, но до последнего власти утверждали, что «регионы — наши».

«Эти выборы разительно отличаются от всех предыдущих, — рассказала «Новой» глава филиала Transparency International Эка Гигаури. — Во-первых, невиданной активностью избирателей. Из 3 миллионов 600 тысяч зарегистрированных избирателей на выборы пришли 2 миллиона 700 тысяч. Даже на последних муниципальных выборах в 2010 году явка была в полтора раза ниже. Во-вторых, беспрецедентным количеством наблюдателей».

По официальным данным ЦИК Грузии, количество международных и местных наблюдателей составило около 60 тысяч человек, для 3700 избирательных участков — это огромная цифра. «Нарушения были, особенно с количеством бюллетеней. Вдруг выяснилось, что в некоторых регионах их меньше, чем зарегистрированных избирателей. Но если смотреть в целом по ситуации, все нарушения носят локальный характер, — говорит Эка. — В целом выборы прошли прозрачно, и масштабных фальсификаций мы не зафиксировали». С этим тезисом согласны все: и сторонники соперничающих партий, и все международные наблюдатели. ОБСЕ, парламентская ассамблея Европы сделали совместное заявление: «Выборы прошли успешно. Грузия сделала огромный шаг на пути демократии».

«Грузия победила, отстояв свой имидж, — считает политолог Александр Рондели. — Это принципиальная вещь. Закончился период строительства государства полуавторитарными методами. Впервые за 9 лет в парламенте будет много разноликих партий, и, учитывая конституционную реформу, парламент станет центром политической жизни. Но тут все же стоит признать, что власти сделали все для этого. Многие из избирателей голосовали не за оппозицию, а против власти. Мы сдали экзамен как народ, теперь дело за политиками».

На следующее утро после выборов Грузия проснулась эмоционально измотанной. Ожидание «войны», которое культивировалось в обществе все предвыборные месяцы, не прошло бесследно. Когда я спустилась вниз завтракать, хозяева моего дома сидели в тишине.

— Где же радость? — спросила я.

— Мы рады, — как-то устало ответили они. — Просто мы так хотели мира, что готовились к войне.

Теги:
грузия

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera