Сюжеты

«…Имел неподобающие сексуальные отношения»

В китайском руководстве бушует небывалый скандал: «комсомольцы» против «принцев»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 112 от 3 октября 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

 

Во время недавних бурных антияпонских демонстраций в КНР над возбужденными толпами то тут, то там появлялись самодельные транспаранты, не имеющие никакого отношения к конфликту между Пекином и Токио из-за группы необитаемых островков в Восточно-Китайском море. Чаще всего это были четыре иероглифа — «Богатство для всех». Еще больше бросались в глаза огромные цветные фотографии Мао Цзэдуна.

Reuters
Бо Силай — бывший «принц»

Во время недавних бурных антияпонских демонстраций в КНР над возбужденными толпами то тут, то там появлялись самодельные транспаранты, не имеющие никакого отношения к конфликту между Пекином и Токио из-за группы необитаемых островков в Восточно-Китайском море. Чаще всего это были четыре иероглифа — «Богатство для всех». Еще больше бросались в глаза огромные цветные фотографии Мао Цзэдуна.

Символика этих портретов была очевидной — манифестанты молчаливо напоминали нынешним властям КНР о заветах Великого кормчего. Не только в отстаивании национальных интересов, но и в защите социального равенства, которое председатель Мао понимал как равенство в бедности. Ушедший в историю основатель КНР для современных китайских недовольных стал сейчас почти тем же, чем товарищ Сталин для некоторых наших соотечественников. Воплощением руки твердой, но справедливой. Вождем, который не давал спуска жуликам и предателям.

Такие настроения в Китае достаточно распространены, хотя страна занимает второе место в мире после США по экономической мощи. Разбогатели многие, но, мягко говоря, не все. Недовольство все более заметным имущественным неравенством и коррупцией испытывает и часть гигантской Компартии Китая численностью 80 млн человек. Левый уклон в рядах коммунистов — реальная угроза для все более богатеющих вождей, особенно накануне крайне важного XVIII съезда КПК, которому вскоре предстоит избрать новое руководство страны на предстоящие десять лет. Однако даже о сроках его проведения власти в этом году долго не могли сообщить из-за охватившего партию крайне болезненного скандала вокруг лидера маоистов — посаженного еще весной под арест Бо Силая, бывшего до недавнего времени руководителем партийной организации мегаполиса Чунцин. На грядущем съезде он должен был войти в круг небожителей — в состав Постоянного комитета Политбюро.

После задержания Бо Силай полгода подвергался допросам, и все это время в КНР о судьбе этого крайне популярного человека официально не сообщали ни слова. Молчание было прервано в минувшую пятницу.

 

«Бей по-черному»

В постановлении пленума ЦК КПК говорилось, что Бо Силай в особо нетерпимых формах злоупотреблял служебным положением, получал взятки, нарушал партийные принципы кадровой политики и даже «имел неподобающие сексуальные отношения с многочисленными женщинами». За это в минувшую пятницу Бо Силай был исключен из партии, снят со всех постов, а потом и лишен неприкосновенности как депутат парламента. Его дело решено передать в судебные органы.

Партийное следствие установило, что Бо Силай со своей женой набрал взяток на 26 млн юаней — более 4,1 млн долларов. У нас, возможно, такая сумма не впечатлит, но в Китае этого достаточно для крайне жесткого приговора. Эксперты теперь спорят, каким он будет. Есть мнение, что Бо Силая приговорят к смертной казни как фигуру, особо опасную для китайского руководства. В чем же реально провинился политик, которого еще недавно многие считали любимцем партии?

63-летний Бо Силай — один из самых ярких представителей «фракции принцев» в КПК, детей видных партийных деятелей первой волны, соратников товарища Мао. Его отец, Бо Ибо, был руководителем партии с подпольным стажем, героем освободительной войны с японцами и войны гражданской с Гоминьданом. Во время культурной революции был арестован, а его жену, мать Бо Силая, забили палками хунвейбины. Будущего владыку Чунцина сослали в отдаленную голодную деревню. После смерти Мао отец Бо Силая был реабилитирован, вновь занял важные посты и до конца дней оставался коммунистом-догматиком, ярым противником приверженцев буржуазного уклона в партии — то есть тех, кто сейчас руководит Китаем.

Бо Силай сделал блестящую партийную и государственную карьеру, но особо развернулся в Чунцине — мегаполисе с населением более 30 млн человек. Он провозгласил там кампанию «бей по-черному». Средства в борьбе с преступностью и коррупцией не выбирали: незаконные аресты и расправы, похищения тех, кого считали главарями мафии. Два десятка человек были казнены. Давили на предпринимателей, изымали собственность, которая переходила под государственный контроль.

 

«Второй Мао»

Бо Силай старательно создавал себе облик «второго Мао» — сильного руководителя, непреклонного борца за справедливость. Изъятые у предпринимателей средства он тратил на социальные программы, включая строительство дешевого жилья. Уравнял в правах с жителями мегаполиса миллионы стекающихся туда рабочих-мигрантов. Им разрешили пользоваться коммунальными медицинскими учреждениями, школами. Слава товарища Бо, защитника трудящихся, летела по всему Китаю. А он позволял себе критиковать буржуазные перегибы в политике КНР.

Бессребреником он, конечно, не был: сын Бо Силая учился в одной из самых дорогих частных школ Англии, а потом поступил в Гарвард. Жена владела адвокатской конторой и, по слухам, выступала посредником между своим мужем и теми, кто хотел бы сделать ему материальный подарок. Она поддерживала контакты с иностранцами, в частности, с англичанином Нилом Хэйвудом, который, как говорили, ранее служил в британской разведке. В гонконгской печати есть сообщения о том, что этот персонаж играл ключевую роль в вывозе капиталов семьи товарища Бо за границу. Он же помогал и учившемуся в Гарварде сыну заниматься бизнесом на Западе. Но судя по всему, англичанин стал требовать все больший процент за свои услуги. И однажды его нашли мертвым в одной из китайских гостиниц.

 

Казнь с отсрочкой исполнения

Через некоторое время история приобрела детективный характер: в генконсульстве США попросил убежища бывший приближенный Бо Силая, вице-мэр Чунцина, который ранее возглавлял там службу безопасности. Американцы его принимать не стали, перебежчик был арестован и дал показания. По его словам, англичанин был отравлен женой Бо Силая, поскольку пытался ее шантажировать. Неудавшийся беглец рассказал и о взятках своему боссу, о том, что по его приказу организовал прослушку высшего руководства КНР. И еще о многом другом.

Эти показания стали подарком для нынешних лидеров Китая — генсека Компартии, председателя КНР Ху Цзиньтао и премьера Госсовета Вэнь Цзябао. Они возглавляют в КПК могущественную фракцию выходцев из Коммунистического союза молодежи, ставшую оплотом рыночных реформ и пресловутого буржуазного уклона. На XVIII съезде им предстоит передать власть новому поколению. Уже решено, что посты генсека ЦК КПК и председателя КНР получит 59-летний Си Цзиньпин, представитель «фракции принцев». Сейчас идет выработка тончайшего баланса между различными силами в новой структуре власти, и скандальное дело владыки Чунцина дало возможность «комсомольцам» нанести мощный удар по маоистам-левакам.

Жена Бо Силая во всем созналась и приговорена к смертной казни с отсрочкой исполнения на два года. Это означает, что при должном поведении наказание заменят пожизненным или длительным заключением. Пытавшийся бежать к американцам вице-мэр Чунцина получил 15 лет за государственную измену и злоупотребления. Теперь дело за самим Бо Силаем, и левые в партии, похоже, парализованы таким развитием событий.

 

Воруют все?

В Чунцине, правда, пытались организовать немногочисленные демонстрации в поддержку смещенного лидера, но безуспешно. В китайском секторе интернета появились записи в поддержку Бо Силая: «Он стал жертвой политической борьбы, — написал один блогер. — В Китае нет чиновников, которые бы не воровали». Однако в кампанию протеста это не вылилось, а некоторые интернет-сайты сторонников левой идеи были просто закрыты.

Судя по всему, Бо Силая активно не поддержала и его родная «фракция принцев» — будущий руководитель КНР Си Цзиньпин явно видел в нем соперника и молчаливо санкционировал расправу. Активнее других смещенного руководителя Чунцина поддержал бывший председатель КНР Цзян Цзэминь, но влияние этого 86-летнего политика ограничено. И его сторонники, и представители «принцев» сейчас больше озабочены тем, как бы провести побольше своих людей в Политбюро, и главное, в его могущественный Постоянный комитет.

Похоже, дело Бо Силая усилит в высших органах власти позиции «комсомольцев»-рыночников. Уходящий в отставку нынешний председатель КНР намерен, как сообщается, сохранить позиции серого кардинала, оставшись на постах руководителя двух могущественных военных комиссий. А о деле Бо Силая постараются на время забыть, чтобы не будоражить партию накануне судьбоносного съезда, открывающегося 8 ноября.

 

Теги:
китай, кнр

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera