Сюжеты

От Анны Политковской к Мари Колвин. Премию имени Ани присудили нашей британской коллеге, погибшей в Сирии

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 114 от 8 октября 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

5 октября в Лондоне в шестой раз вручат Премию имени Анны Политковской. Победителем прошлого года стала журналистка Разан Зайтунех из Сирии. В прошлом году мы публиковали ее письмо Анне Политковской. В этом году лауреатом премии названа британская журналистка Мари Колвин, бесстрашный репортер газеты Sunday Times, она погибла в Сирии во время осады Хомса 12 февраля этого года. О Мари Колвин Разан Зайтунех рассказала во втором письме Анне Политковской

5 октября в Лондоне в шестой раз вручат Премию имени Анны Политковской. Премия учреждена международной неправительственной организацией RAW in War (Reach All Women in War— «Помочь каждой женщине в огне войны»). Первым лауреатом премии в 2007 году стала Наталья Эстемирова. В 2008-м — афганская правозащитница Малалай Джоя, в 2009 году премией было отмечено женское движение Ирана One Million Signatures Campaign for Equality. В 2010-м лауреатом стала доктор Халима Башир, правозащитница из Судана. Победителем прошлого года стала журналистка, адвокат по правам человека Разан Зайтунех из Сирии. В прошлом году мы публиковали ее письмо Анне Политковской. В этом году лауреатом премии названа британская журналистка Мари Колвин, бесстрашный репортер газеты Sunday Times, она погибла в Сирии во время  осады  Хомса 12 февраля этого года. О Мари Колвин  Разан Зайтунех рассказала во втором письме Анне Политковской. Публикуется впервые.

 

Дорогая Анна!

Что за ирония судьбы! Во-первых, потому что я вновь пишу вам, Анна [Политковская], через год, который кажется веком, год наших метаний между мечтой и смертью. Во-вторых, потому что меня попросили вручить награду, которая носит ваше имя, еще одной женщине, которой уже нет с нами и чья попытка донести до людей правду стоила ей жизни.

Мари Колвин. Фото Epa.eu

Мари Колвин, бесстрашная корреспондентка, никогда не прекращала поиск правды, даже перед лицом смерти. Мари посетила массу стран, раздираемых конфликтами и войнами, в поисках правды, для того чтобы лично засвидетельствовать то, что там происходило. Освещая гражданскую войну в Шри-Ланке, Мари лишилась глаза.

В Сирии Мари выбрала местом своих репортажей столицу революции, город Хомс, для того чтобы освещать, при помощи образов и звуков, аспект революции, превращенный правящим режимом в войну против собственного народа. Мари не ошиблась в своем выборе. В то время Хомс находился в самой гуще событий и был центром внимания большинства журналистов, символом революции и символом выживания наперекор ненасытной смерти.

До последней минуты Мари Колвин посылала репортажи, обличавшие уродливые преступления режима против города и его жителей. Несколько мгновений спустя она сама стала последним известием, вошла в сводки новостей.

Около семидесяти иностранных корреспондентов и местных журналистов-граждан погибло в эти месяцы революции. Снаряды и танки режима не делают различий между человеком с видеокамерой и блокнотом, участником демонстрации с транспарантом в руках, ребенком, держащим в маленьких ладонях свое будущее. Все без исключения становятся легитимной мишенью разрушительной машины, неумолимой в своем поступательном движении.

Она не делает различий между сирийцами и несирийцами, покуда они говорят на языке свободы и правды: Мари Колвин, Реми Очлик, Мажар Тайяра, Базил Шехаде, Рами ал-Сайед, Анас Терше, Мика Ямамото, Хассан Ажари и десятки других.

Мы часто слушали и смотрели их репортажи и передавали их новости, не задумываясь о тех, кто находился по ту сторону видеокамеры, телефона или экрана компьютера. Лишь позже мы осознали, что они постоянно находились на волоске от смерти.

Говорят, что туфли Мари Колвин стали причиной ее смерти. Она сняла туфли, входя в один из залов здания, которое использовалось в качестве местного пресс-центра революции. Когда начался артобстрел, Мари бросилась за своими туфлями, чтобы покинуть вместе со всеми здание, но снаряд ждать не стал. Мари погибла вместе с Реми и другими коллегами.

Это может показаться постыдным и даже унизительным фактом, но одновременно это демонстрирует, Анна, реальную обстановку в стране, где стали невозможными любые формы повседневной жизни, с ее тривиальными мелочами, которые делают нас тем, кто мы есть.

Количество погибших мучеников перевалило за тридцать тысяч, включая две тысячи шестьсот пятьдесят детей и более одной тысячи семисот женщин. Мы делаем все возможное, чтобы собрать их фотографии и запечатлеть подробности их повседневной жизни, отчаянно стараясь сохранить предметы, которые будут напоминать нам об их существовании. Это лишь малая толика нашего долга перед ними, но одновременно и важная часть нашего сопротивления смерти, которое оказываем мы, живые.

От моей страны не осталось камня на камне, об этом позаботились правительственные войска, занятые нескончаемым разрушением. Как правило, мы слышим гул моторов самолета, за которым следует звук рвущихся снарядов. Чуть позже начинаем считать своих погибших мучеников и смотреть кадры, в которых то, что совсем недавно было зданием с этажами, квартирами, мебелью, детскими кроватками, семейными фотографиями и игрушками, превращается в груду пыли и камней.

Старинные районы и рынки, которые хранят наши воспоминания и являются частью нашей истории, переулки, чрево нашей памяти, сожжены дотла, и вместе с ними сгорели наши сердца.

Возможно, у меня нет права жаловаться, Анна. Вы погибли за то, во что крепко верили; Мари, которую мы чествуем сегодня, заплатила ту же цену. Как и ваша подруга, первая лауреатка премии Наталья Эстемирова из Чечни. И все же я не могу понять тупую глупость мира правительств и режимов, на Западе и на Востоке. Мне кажется, нет никакой разницы между российским правительством, виновным в вашей, Анна, смерти, которое постыдно поддерживает режим убийц и преступников, и правительствами, которые осудили ваше убийство, подобно тому, как они сегодня клеймят позором истребление тысяч моих соотечественников. У них нет «стимула» и достаточной заинтересованности в том, чтобы защищать человеческую жизнь другим способом, нежели банальными словами.

Слова принадлежат вам, и только вам, Анна, и Мари Колвин, Рами ал-Сайеду, Джел Джакийе, Абдуле Азиз ал-Шейху, Мохаммеду Бадие ал-Касему и всем тем, кто своей любовью и решимостью вдохнул новый смысл в образы и слова.

И наконец, позвольте мне от вашего имени, Анна Политковская, почтить память вашей бесстрашной коллеги, Мари Колвин. Мне также хочется отметить всех, чье сердце одержимо свободой и правдой; в Сирии, усталой и печальной, но твердой в своей решимости добиться свободы; в оккупированной Палестине, в Чечне, в Дарфуре, в Афганистане, в странах Арабской весны, в государствах, чьи народы не имеют шансов на восстание против своего режима; в Иране, где люди стремятся к свободе от тирании; и во всех уголках планеты, где люди по-прежнему страдают ради свободного и достойного будущего.

 

Разан Зeйтунех,

Лауреат премии RAW in WAR имени Анны Политковской 2011 года

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera