×
Расследования

Вы рисуйте — вам зачтется

Леонид Ковязин — пока последний из арестованных по «болотному делу»

Фото: «Новая газета»

Политика

 

Столица понемногу привыкает к политическим процессам и арестам, но в регионах все это в диковинку. Леонид Ковязин — пока последний из тех, кто задержан по делу о массовых беспорядках 6 мая на Болотной площади, и единственный, кого взяли не в Москве, а в Кировской области, по месту жительства. Люди «по месту жительства» проявили удивительную для тихой провинции солидарность...

Столица понемногу привыкает к политическим процессам и арестам, но в регионах все это в диковинку. Леонид Ковязин — пока последний из тех, кто задержан по делу о массовых беспорядках 6 мая на Болотной площади, и единственный, кого взяли не в Москве, а в Кировской области, по месту жительства. Забегая вперед, скажу, люди «по месту жительства» проявили удивительную для тихой провинции солидарность.

Фото nabludatel.ru

«Утром 5 сентября к нам постучали два следователя, — рассказывает брат Леонида, Василий. — Показали разрешение на обыск, после чего пригласили на допрос Леонида, он собрался и ушел с ними».

     Был допрос в качестве свидетеля, потом — сразу же в качестве подозреваемого, а в два часа дня Ковязина опознал оперуполномоченный Панькин, специально для этого прибывший из Москвы.

В пять пополудни адвокату Лапину, которого, кстати, не пустили к подзащитному, заявили, что все следственные действия в Кирове завершены и Ковязина везут в Москву.

Днем 6 сентября на Петровке, 38 Леониду предъявляли обвинение при назначенном адвокате, в то время как его настоящий защитник Руслан Чанидзе тщетно пытался попасть в ИВС. Но его не пускали - говорили, что Ковязина на Петровке нет.

На судебном заседании 7 сентября, где решался вопрос об избрании меры пресечения, председатель Басманного суда Солопова задавала «уточняющие» вопросы Ковязину:

— Ну вообще-то это были вы?

Леониду, в котором чувство прекрасного возобладало над инстинктом самосохранения, — весь процесс рисовал в блокноте судью и приставов, — пришлось оторваться. Он поднялся, посмотрел на Солопову и на адвоката, с которым за два дня нахождения в Москве так и не смог увидется, и ответил:

— Да.

— А зачем вы толкали туалет? Там мог быть человек…

— Не мог, на туалете был замочек… ОМОН бил людей. Я пытался их остановить.

— И вам удалось?

— Да, по крайней мере, на какое-то время.

На раскадровке видео, которую следствие представило Басманному суду, человек, похожий на Ковязина, толкает туалетные кабинки. Если смотреть полную видеозапись, то накануне этого туалетного бунта ОМОН двигался навстречу друг другу двумя шеренгами, зажимая митингующих, которым деваться было некуда: либо штурмовать ограждения, также охраняемые ОМОНом, либо прыгать в воду, либо ждать, пока придут люди с дубинками.

Вообще-то, суд был по мере пресечения, а не по существу предъявленных обвинений, но опытная судья знала, что делала, — теперь наивные признания могут лечь в основу будущего приговора. А Ковязина оставили под стражей до 5 ноября.

В СИЗО №4 он продолжает рисовать. Трое сокамерников, тоже впервые попавшие за решетку, относятся к нему с уважением. Называют — «революционер», хотя еще полгода назад его не пустили бы даже на кастинг борцов с режимом.

— Леонид свои последние деньги отдавал Обществу слепых, — рассказывает Екатерина Тарасова, член этого организации. — И не только деньгами помогал. Как-то раз он у нас был Дедом Морозом, и когда вышел на сцену, кто-то из маленьких зрителей расплакался. После этого мы долго успокаивали самого Леню, а потом он стал любимцем детей…

Леонид Ковязин учился в сельской школе в Колкине, его мама и сейчас работает там библиотекарем. Мама — невысокая скромная интеллигентная женщина считает, что оба ее сына воспитаны на хороших книжках, а произошедшее с Леонидом списывает на «романтику».

— Когда вернется — все, только работа и учеба, — произносит не уверенно, понимая, что вернуться сын может нескоро.

Учебу Леонид продолжил на истфаке политеха. Но добираться на учебу было невозможно: автобус до областного центра ходит всего два раза в неделю — и студент переехал к бабушке, в поселок Костино, который ближе к Кирову на 80 километров. Учился и подрабатывал. Через несколько лет перевелся в Кировский государственный гуманитарный университет на факультет культурологии. Но так и не пришел защищать диплом — решил стать кинодокументалистом. Кстати, на многих кадрах с Болотной 6 мая он запечатлен с камерой — снимал материал для «Вятского наблюдателя», где работал внештатным корреспондентом. На митинге оказался по редакционному заданию.

И удачно у него получалось снимать кино. В августе этого года Ковязин прошел во второй тур конкурса «Школы документального кино и документального театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова». Правда, в сентябре уже оказался в СИЗО.

К его дню рождения — 27 сентября — кировская «Драмлаборатория» организовала благотворительный спектакль: собрали 20 тысяч рублей, и — что для Ковязина, может, и более ценно, — множество записок с добрыми пожеланиями. Проходило мероприятие нервно — спектакль мог и не состояться: помещение неожиданно оказалось занято под встречу студентов с заместителем начальника УМВД. Тогда руководитель «Драмлаборатории» Борис Павлович уволился из университета, где обитал театр, и театр тоже съехал.

На сухом юридическом языке все это называется «социальной привязанностью». Можете сами судить, обладает ли ей Ковязин…

1 октября, на рассмотрении кассационной жалобы, судья Мосгорсуда решила, что все это — не принципиально, как и наличие поручителей и собранный крупный залог.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera