Мнения

Сечину удалось сделать ровно то, за что посадили Ходорковского

Этот материал вышел в № 120 от 22 октября 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

 

«Роснефть» выкупает долю BPв ТНК-BPза 17 млрд долларов плюс 13% акций самой «Роснефти», и, кроме того, «Роснефть» выкупает долю российских акционеров (консорциума AAR) в ТНК-BPза 28 млрд долларов.

Ничего более крупного в российской нефтяной отрасли не происходило со времени продажи «Сибнефти» «Газпрому» за 13 млрд долларов.

Сделка эта является легитимизацией за границей награбленного в ЮКОСе, знаменует собой почти полное огосударствление российской нефтяной отрасли и масштабное изменение правил игры, а также подтверждает уникальное положение Игоря Сечина как человека, который имеет совершенно особое доверие Путина и особый статус, качественно отличный даже от статуса Тимченко или Ковальчуков, и может считаться финансово-административным alteregoПутина.

Первый раз такую сделку хотел провести еще Ходорковский, когда вел переговоры о продаже 25% ЮКСИ ShevronTexaco. Параллельно, чтобы подстегнуть Shevron, велись переговоры с Exxonо продаже 50% ЮКСИ.

Идеология сделки была проста: во-первых, ЮКОС получал иммунитет — иностранное участие, по тогдашним понятиям, ограждало компанию от поползновений со стороны власти; во-вторых, благодаря тому что собственность в западных компаниях чрезвычайно распылена, даже 5—6% акций Shevronдавали Ходорковскому огромный контроль над западной компанией.

За это, собственно, Ходорковского и посадили. Кремлевские политологи не стеснялись объяснять, что Путина напугал такой, почти равновеликий ему Ходорковский.

Второй раз эта сделка сорвалась в прошлом году. Несколько лет назад BP, которая всегда страдала от того, что ее не очень-то допускали до контроля над финансовыми потоками компании, зачастила к Сечину. Инициатива принадлежала, подчеркнем, именно BP, которая хотела «перебить крышу». Вместо старой крыши в лице «Альфы» она хотела обзавестись новой в лице Сечина, а взамен была готова предоставить Кремлю то, что тот хотел больше всего, — услуги по легализации награбленного в ЮКОСе.

По сути, это было ровно то, что хотел сделать Ходорковский, только с Путиным/Сечиным в роли Ходорковского. Тогда сделка была одобрена на высочайшем уровне. В тот же самый день, 14 января 2011 года, когда Сечин подписывал сделку в Лондоне на Сент-Джеймс-сквер, глава BP Роберт Дадли встретился в Ново-Огареве с Владимиром Путиным.

Однакосделку заблокировала «Альфа», подав в Стокгольский арбитражный суд иск о том, что по условиям соглашения с «Альфой» BPне могла иметь другие бизнес-проекты в России без согласия «Альфы».

«Альфа» не пошла бы в Стокгольм, не проложившись лично у Путина. Насколько я знаю, руководители «Альфы» честно объяснили Путину, что то, что сделали BPи Сечин, — не по понятиям. Путин — «правильный пацан» и с этим доводом согласился. Полагаю, был и еще весомый довод, который заключался в том, что британских лохов, поступивших не по понятиям, можно было дожать куда круче: а именно — заставить их выкупить долю «Альфы» в ТНК-BP, и так как выкупать пришлось бы не только деньгами, но и акциями BP, это давало бы российской стороне сделки еще больший вес.

BPбыла готова выкупить «Альфу», обе стороны даже договорились по цене, но на этот раз сделка сорвалась, как говорят, как раз из-за позиции Сечина.

Главной интригой тех 15 месяцев, которые прошли с момента развала второй сделки и заключения третьей, были, по сути, взаимоотношения «Альфы» и Сечина. Они были столь же закрыты от внешних наблюдателей, как драки бульдогов под ковром в Политбюро, и столь же важны.

О них ходило множество слухов. Многочисленные недоброжелатели Сечина (а он находится в конфликте почти со всеми влиятельными финансовыми и политическими игроками путинской команды, от Медведева до Миллера и Тимченко, потому что таков modusoperandiэтой команды) рассказывали всякие глупости, чуть ли не про драку Сечина с Авеном. Сама «Альфа» уверяла, что у них полнейшее единение душ.

Думаю, что истина находится где-то посередине. Обе стороны слишком прагматичны, чтобы позволить личным чувствам влиять на ситуацию, где на кону миллиарды долларов.

«Альфа» гнала BPпо полю и готова была выложить 7 млрд долларов за выкуп 25% акций ТНК-BPу британцев (что, по сути, означало враждебное поглощение по-русски и издевательски малые деньги за блокпакет компании, доступа к управлению которой британцы и так не имели). Сечин выступил в роли «белого рыцаря» и заплатил BPкуда более щедро.

И хотя «Альфа» вряд ли намеревалась продавать свой пакет (в нынешнем мире не так просто найти, куда вложить 28 млрд долларов), именно Сечин, я полагаю, в конечном итоге одобрил решение также и о выкупе «Альфы» за царские деньги. Иначе обоим новым акционерам, и «Альфе» и Сечину, было бы крайне некомфортно в одной кобуре: каждый терял бы в разборках больше, чем приобретал. Там, где речь идет о миллиардах, а не о власти, всегда можно найти компромисс.

Что же касается AAR, то она в конечном итоге окешилась крайне удачно: они купили компанию в общей сложности за 1,3 млрд долларов, спустя несколько лет продали половину ее за 7 млрд и вот теперь еще половину — за 28 млрд. Хотя, вероятно, в тот момент, когда они начали прессинг BPс целью выкупа ее доли по небольшой цене, они вряд ли предполагали такой исход.

В любом случае вся эта история лишний раз напоминает о том, что нынешняя российская власть — она не про политику, не про идеологию и не про экономику. Она про бабки. Путин и его нефтяной alteregoявляются крупнейшими игроками на российском рынке, хотя «пацаны» уважают интересы тех, кто играет по их понятиям.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera