История

Зачем нужен профессиональный стандарт учителя? (Околоправительственный доклад)

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 125 от 2 ноября 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Евгений ЯмбургНовая газета

Пока трудно говорить, что выйдет из этой инициативы. Но когда министр, зная мои достаточно резкие оценки процесса реформирования отечественного образования, обратился с предложением включиться в рабочую группу по разработке профессионального стандарта педагога, — я дал согласие немедленно приступить к работе. Почему? В силу неизбывного советского воспитания, одним из излюбленных лозунгов которого было: «Критикуешь — предлагай»

Об особенностях жанра и мотивации автора

Отдаю себе отчет в том, что уважаемая мной «Новая газета» традиционно печатает неправительственные доклады, задача которых — обнажение глубинной сути проблем, стоящих перед страной в разных сферах жизни деятельности, очищение сознания граждан от различных мифологем, мешающих осознать подлинный масштаб и реальную серьезность угроз и вызовов, отвечать на которые необходимо уже сегодня. Творцами мифологем, как правило, выступают различные государственные институции и близкие им общественные структуры, заинтересованные в сохранении своего статус-кво (стабильности) и потому не склонные преувеличивать опасность откладывания решения трудных вопросов на неопределенное время. (Читай: перекладывания ответственности на плечи грядущих поколений.)

Отсюда вполне понятен обличительный пафос и объяснима алармистская тональность неправительственных докладов. Серьезные аналитики честно выполняют свою профессиональную функцию, не надеясь, что их экспертная оценка и предложения будут положены в основу принятия как оперативных, так и стратегических управленческих решений. Поскольку официальная аналитика в своих оценках зачастую расходится с независимым анализом ситуации, а любая власть по своей природе более склонна к восприятию оптимистических прогнозов, — неправительственные доклады остаются вещью в себе, что, на мой взгляд, не может полностью удовлетворить их авторов, в глубине души надеющихся, что они будут услышаны. Иногда такая надежда подкрепляется встречным движением властных структур, и тогда независимое экспертное сообщество вступает с ними в конструктивный диалог.

Такая редкая возможность представилась и автору этих строк, выбранному в результате независимого интернет-голосования на сайте «Эха Москвы» в Совет при Минобре в конце лета этого года. Пока трудно говорить, что выйдет из этой инициативы. Но когда министр, зная мои достаточно резкие оценки процесса реформирования отечественного образования, обратился с предложением включиться в рабочую группу по разработке профессионального стандарта педагога, — я дал согласие немедленно приступить к работе. Почему? В силу неизбывного советского воспитания, одним из излюбленных лозунгов которого было: «Критикуешь — предлагай». Дополнительным мотивом, побудившим дать согласие, было вполне резонное высказывание главы ведомства о том, что со стороны реального директора школы виднее, какими компетенциями должен обладать современный учитель, чтобы справиться со сложнейшими задачами, стоящими перед российской школой. И, наконец, последнее. До недавнего времени суть реформирования образования преимущественно касалась преобразований в финансово-экономической сфере и изменений правового статуса учреждений образования. (Переход на подушевое финансирование, введение стимулирующих фондов оплаты труда учителя, придание школам статуса автономных, бюджетных или казенных организаций и т.п.)

Между тем еще К.Д. Ушинский писал: «В деле обучения и воспитания, во всем школьном деле ничего нельзя улучшить, минуя голову учителя». Тот факт, что при обсуждении путей развития отечественной школы наконец дошла очередь до ключевой фигуры реформирования образования, рождает у меня сдержанные надежды и, уж во всяком случае, не позволяет уклониться от представленной возможности хоть в чем-то повлиять на готовящиеся решения. Так возникла мотивация подготовить околоправительственный доклад на заданную свыше тему.

 

Уязвимость самого термина «стандарт» применительно к деятельности педагогов

При всех серьезных и отчасти справедливых претензиях общественности к качеству работы педагогов ни у кого не вызывает сомнения, что учитель — профессия творческая, не совместимая с жесткими ограничениями и шаблонами. Наиболее яркие успешные педагоги, волшебная встреча с которыми оставляет неизгладимый след в жизни юного человека, — всегда выламываются за рамки стандартов, воспитывая прежде всего масштабом своей личности. Неслыханное везение для детей и их родителей, когда судьба дарит такого учителя. Оттого любые разговоры о введении стандартов в сфере образования воспринимаются креативным слоем общества, наиболее заинтересованным в качественном обучении своих детей, как система жестких табу и ограничений с последующим бюрократическим контролем и потому вызывают психологическое отторжение.

Отчасти это связано с историческим опытом и нашими ментальными особенностями, отличающими нас от технологичного Запада: ставка на инсайт, творческий прорыв и пренебрежение рутинной стороной труда, требующего соответствующей квалификации и неукоснительного точного исполнения своих обязанностей. Между тем качество жизни и ее безопасность часто зависят не от творчества, а от исполнительства, и «творческий» шофер на дороге, пренебрегающий рутинными правилами дорожного движения, — потенциальный убийца.

Кроме того, процесс глобализации, от которого никуда не спрятаться-не скрыться, требует от нас соблюдения высокотехнологичных сертифицированных международных регламентов во всех сферах производства и управления, включая подготовку кадров: рабочих, инженерных, управленческих, медицинских, педагогических и т.д. Первыми влияние глобализации испытали на себе высокотехнологичные сферы производства и сервисное обслуживание, затем стали подтягиваться и остальные отрасли. Поэтому совершенно естественно, что инициатором разработки профессиональных стандартов стал Российский союз промышленников и предпринимателей, кровно заинтересованный в проведении процедур стандартизации в рамках экономики и управления, установлении и поддержании единых требований к содержанию и качеству профессиональной деятельности.

Применимы ли эти подходы к тонкой сфере образования, имеющей дело не с материальным, а духовным производством? Правомерно ли превращение образования в сферу обслуживания, где отношениям наставник — ученик приходит на смену прагматическая связь: продавец услуг — потребитель? Данная тенденция просматривается на Западе повсеместно, вызывая у значительной части наших сограждан, включая педагогов, ментальное отторжение. На мой взгляд, надо стремиться к золотой середине. Грамотно разработанные профессиональные стандарты для учителя — тот ключ, который может помочь примерить мнимое противоречие между ремеслом и творчеством.

Выше уже отмечалось, какой удачей является для ребенка встреча с неординарным учителем. Но в массовой профессии нельзя уповать только на везение. Давать современный уровень образования призвана каждая школа, вне зависимости от того, трудятся в ней педагогические звезды или нет. Отсюда возникает задача выдвижения единых требований к содержанию и качеству педагогической деятельности. Сорок лет жизни в профессии убедили меня в том, что уникальные творческие педагоги помимо прочего (того, что дается от Бога) всегда являют образцы высочайшего профессионализма, виртуозного владения ремеслом. Это как в фигурном катании, где исполнение обязательной программы нисколько не противоречит, а, напротив, является базой для творческих прорывов, выходящей за рамки стандартов в программе произвольной.

Казалось бы, всё очевидно, и нечего ломиться в открытую дверь, доказывая необходимость наличия единых требований к содержанию и качеству профессиональной деятельности учителя. Но здесь надо учитывать два обстоятельства:

  • уязвимость в общественном сознании самого термина «стандарт», воспринимаемого исключительно как ограничение, с последующей жесткой регламентацией деятельности педагога;
  • невозможность внедрения каких-либо новшеств, включая стандарты профессиональной деятельности, без осознания их необходимости самими учителями.

Это все та же, не теряющая актуальности мысль К.Д. Ушинского о том, что никакие изменения в школьном деле не возможны, минуя голову учителя. Отсюда следует, что параллельно с разработкой и внедрением стандартов профессиональной деятельности педагога необходимо вести постоянную разъяснительную работу. Максимальная гласность и открытость при обсуждении содержательной стороны профессиональных стандартов гораздо более эффективный инструмент их внедрения, нежели пресловутый административный ресурс. (Замечу в скобках, что многие реформаторские начинания в стране, даже такие, что базировались на верных посылах, проваливались из-за того, что навязывались сверху без соответствующей разъяснительной работы.)

 

Объективная оценка квалификации учителя — проблема современной системы образования

Зачем необходим профессиональный стандарт? Почему недостаточно тех квалификационных характеристик и действующих должностных инструкций, на основе которых сегодня осуществляется аттестация педагогических работников? Во всех этих вопросах необходимо детально разобраться. Начнем с последнего.

Должностная инструкция дает наименование должности (например, учитель математики) и перечисляет функции работника, входящие в его обязанности, тем самым обеспечивая ему правовую защиту. (Работодатель без прибавочной оплаты не вправе навязать ему дополнительные функции, государство пока гарантирует пенсию по выслуге лет и т.п.)

Квалификационная характеристика перечисляет минимум требований к работнику, без которых его нельзя допускать к соответствующей деятельности. К примеру, странно было бы отправлять в школьный класс учителя русского языка, испытывающего трудности при определении подлежащего и сказуемого в предложении. При всей анекдотичности такого предположения сегодня директора школ уже сталкиваются с бакалаврами, прошедшими четырехлетнее обучение, попадающими в подобные ситуации. Тем не менее наличие диплома о высшем образовании с присвоением степени бакалавра служит юридическим обоснованием найма на работу и де-юре гарантирует квалификационный уровень работника. Разумеется, работодателя в первую очередь интересует, что работник умеет де-факто, иными словами, тот перечень компетенций, которыми обладает претендент на вакантную должность. Компетенция — способность применять знания, умения и опыт в трудовой деятельности. Стремление крупных работодателей, в лице Союза промышленников и предпринимателей, стремящихся в своей деятельности выйти на мировой уровень, к утверждению разработанных и закрепленных законом профессиональных стандартов косвенно свидетельствует о кризисе всей системы профессиональной подготовки. О том же говорят предложения создать независимые центры аттестации кадров. Не доверяют они дипломам, и всё тут.

У меня, как у школьного работника, в меньшей степени болит душа за холдинги и крупные корпорации. Устройству на хорошо оплачиваемые должности предшествует многоступенчатая процедура отбора: подача резюме, собеседования с менеджерами, отвечающими за подбор персонала, наличие профессиональных рекомендаций и т.п.

А вот рядовому директору школы, отказавшему, при наличии вакансии, молодому специалисту в приеме на работу на том основании, что тот не справился со школьным диктантом, — грозят серьезные санкции. Следовательно, получается так, что в независимой оценке квалификационного уровня педагогического работника школа заинтересована не меньше, а даже больше, нежели крупные корпорации при оценке профессионализма менеджера. В данной ситуации не столь важно, какие регуляторы отбора и оценки работников будут использованы: квалификационные характеристики или утвержденные профессиональные стандарты. Ясно одно: владение предметом — тот необходимый минимум, без которого разговор о допущении к педагогической деятельности теряет всякий смысл. На мой взгляд, было бы нелепо прописывать подробно профессиональный стандарт учителя математики, включающий, к примеру, знания тригонометрических функций, или для словесника — разбор синтаксических конструкций. Это не обсуждается, поэтому применительно к инварианту профессионального стандарта речь должна идти об отработке процедур объективной, независимой оценки готовности работника к качественному выполнению конкретных функций в рамках определенного вида трудовой деятельности. Другое дело, через какие институции будет осуществляться эта независимая оценка. Вопрос пока остается открытым и требует дополнительного обсуждения.

К точно такому же инварианту профессионального стандарта учителя я отношу владение информационными технологиями. Это сегодня пока является проблемой для некоторой части учителей. Но количество педагогов, испытывающих затруднения в использовании информационных технологий, неуклонно сокращается. Очень скоро вопрос работодателя: «Владеете ли вы информационными технологиями?» — снимется и будет звучать столь же неприлично, как вопрос: «Умеете ли вы читать и писать?» Таким образом, в инвариантной части профессионального стандарта учителя содержится знание своего предмета и владение информационными технологиями. Эти элементарные базовые требования к педагогу отражены в квалификационных характеристиках и должностных инструкциях.

Но в настоящее время эти документы вызывают психологическое отторжение у массы педагогов, поскольку содержат ряд положений формального характера, загружающие учителя дополнительной работой, отвлекающие его от выполнения своих основных обязанностей. К избыточным требованиям я отношу предписанную педагогу обязанность создавать рабочие программы. Бессмысленное трудоемкое занятие, превращающее школу в место, где дети мешают администрации и учителям работать с документами. Но воздадим должное информационным технологиям. О стремительном овладении ими учителями косвенно свидетельствует хотя бы тот факт, что предъявляемые педагогами рабочие программы до запятой похожи друг на друга, поскольку скачены из интернета. Всё закономерно: на формальное требование получен симметричный формальный ответ. Ну и кому он нужен?

Опасность формализации — центральная проблема разработки профессионального стандарта учителя.Ее постоянно надо держать в поле зрения, независимо от того, идет ли речь о его инвариантной или вариативной части. В сущности, необходимо ответить на главный вопрос: какова цель разработки и последующего утверждения профессионального стандарта? Если это делается для упрощения и облегчения функции контроля, к чему в силу своего устройства склонна любая бюрократическая система, то дурной унификации (бывает и полезная), формализации требований к учителю и мелочной регламентации его труда — не избежать.

На мой взгляд, смысл разработки профессионального стандарта учителя в ином: профессиональный стандарт — инструмент реализации стратегии образования в меняющемся мире.

 

Необходимость периодического пересмотра профессионального стандарта учителя

До сих пор речь шла о минимуме квалификационных требований к учителю, своего рода черном хлебе профессии. Но в современных условиях одного черного хлеба явно недостаточно. Стремительное развитие технологий, нарастание цивилизационных угроз и вызовов, необходимость постоянно решать нестандартные задачи — всё это вместе взятое выдвигает новые требования к профессиональному стандарту. Сегодня любого работодателя помимо квалификации интересуют такие качества работника, как мобильность, способность к нестандартным трудовым действиям, умение работать в команде. Профессиональный стандарт, предполагающий способность к нестандартным действиям, только на первый поверхностный взгляд выглядит оксюмороном. Сегодня открытость сложному противоречивому миру, постоянная готовность к изменениям, ответственность и самостоятельность в принятии решений — неотъемлемые профессиональные качества успешного работника в любой сфере деятельности, включая педагогическую.

Разумеется, было бы странно включать их в квалификационные характеристики. Там они будут выглядеть не более чем благими пожеланиями. Но то, что нельзя формализовать, измерить и проконтролировать, — легко выявляется в ходе стажировок. В другом месте я остановлюсь подробнее на стажировке как эффективной форме профессиональной подготовки педагогов. Пока же предлагаю рассматривать стажировку, проходящую на старших курсах педагогических вузов, в качестве одной из форм выявления профессиональной состоятельности сотрудника при приеме его на работу.

Стремительно меняющаяся жизнь ставит перед всеми, в том числе перед школой, новые задачи, решать которые не приходилось раньше. Поэтому работодателя сегодня в меньшей степени интересуют квалификационные характеристики, отражающие минимум профессиональных требований. При подборе сотрудников он стремится к набору перечня компетенций, выходящих за рамки существующего стандарта.

К примеру, директор школы ищет учителя математики, но это не просто школа, а учреждение, реализующее программы инклюзивного образования, где совместно обучаются здоровые учащиеся и дети с ограниченными возможностями. Просто математик, не обладающий специальными компетенциями, с таким контингентом учащихся работать не сможет.

Другой руководитель находится в поисках словесника, но специфика контингента его школы такова, что в некоторых классах преобладают учащиеся, для которых русский язык не является родным и разговорным в семьях. Следовательно, необходим специалист, который обладает компетенцией, позволяющей преподавать русский язык как иностранный.

Третья школа решает проблему вывода качества нашего образования на международный уровень, для чего необходимо постоянно проводить мониторинг в соответствии с международными требованиями по строго определенной процедуре. Но тогда в такой школе необходимо иметь специально обученного оператора по мониторингу. Сегодня в школах эта обязанность возложена на заместителей директора. Но обычный завуч, заваленный текущей работой и безумным валом отчетной документации, едва ли в состоянии качественно выполнять сложную дополнительную функцию, требующую специальной компетенции.

Сказанного достаточно, чтобы понять: ни одна из вышеперечисленных проблем не является надуманной. Их неотвратимо ставит перед школой сама жизнь. Отсюда вытекает необходимость наполнения профессионального стандарта учителя новыми компетенциями. Попытаемся их перечислить.

  • Работа с одаренными учащимися
  • Работа в условиях реализации школой программ инклюзивного образования
  • Преподавание русского языка учащимся, для которых он не является родным
  • Работа с учащимися массовых школ, имеющими проблемы в развитии
  • Работа с девиантными социально запущенными учащимися, имеющими серьезные отклонения в поведении
  • Мониторинг и экспертиза качества обучения, соответствующие международным стандартам

Список остается открытым. Перечень компетенций для внесения в новый профессиональный стандарт можно продолжить. Что, собственно говоря, и является целью данной публикации. Педагоги — практики и администраторы, призванные решать новые проблемы, должны сказать здесь свое веское слово. Любую из перечисленных выше компетенций несложно раскрыть, перечислив, какими дополнительными профессиональными знаниями и практическими способами трудовой деятельности должен обладать педагог, самой жизнью поставленный решать новые задачи образования.

Однако чрезвычайно опасно, детально разработав новый профессиональный стандарт учителя, немедленно предъявлять его в качестве нормативного требования к деятельности педагога.Нельзя требовать с людей того, чему их специально не обучали.

 

Качественные изменения в системе подготовки и переподготовки педагогов

Профессионалы, отдавшие не одно десятилетие системе образования, отдают себе отчет в том, что быстрых результатов в педагогике не бывает. Кавалерийским наскоком (административным ресурсом) сложные проблемы обучения и воспитания не решаются. И коль скоро мы рассматриваем профессиональный стандарт в качестве инструмента реализации стратегии образования в меняющемся мире, то он неизбежно становится тем ориентиром, который влечет за собой необходимость качественных изменений в подготовке учителя. Очевидным фактом является то, что действующая система базовой подготовки учителя и его последующей реквалификации новым, стоящим перед школой задачам —  не отвечает.

В стране объективно растет количество детей с проблемами в развитии, что, в свою очередь, требует преподавания основ коррекционной педагогики учителям любой специальности. Но существующие утвержденные стандарты высшего педагогического образования и строго соответствующие им учебные планы — часов на это не предусматривают.

Происходящие демографические сдвиги приводят к тому, что в одних и тех же классах сидят дети с разной ментальностью и этнопсихологией, а мы, приговаривая слово «толерантность», не вооружаем будущего учителя необходимыми знаниями культурологии, этнологии, религиоведения, которые помогут ему избежать многих роковых ошибок в работе. Мешают те же рамки стандарта высшего педагогического образования.

Слияние педагогических институтов с классическими университетами в ряде случаев привело к сокращению часов, отводимых на психолого-педагогические дисциплины, и минимизации стажировок (раньше именовавшимися педагогическими практиками). Но такой подход равнозначен лишению будущих врачей клинической практики. Хотел бы я посмотреть на их возможных пациентов из числа реформаторов.

Скудость средств и необходимость оптимизации расходов в регионах приводят к тому, что в ряде из них свертывается система переподготовки педагогов, происходящая на базе институтов усовершенствования учителей, некоторые из которых гордо именуются институтами развития образования, что, на мой взгляд, соответствует стоящим перед школой задачам в свете нового профессионального стандарта учителя. Но что они могут привнести нового, в условиях, когда, например, один из новоиспеченных руководителей региональных органов образования, сокращая бюджетное финансирование столь необходимой педагогам структуры, заявляет, что для него единственный путь развития — это беспрекословное выполнение распоряжений федерального министерства

Надеюсь, из всего сказанного очевидно, что разработка и утверждение нового профессионального стандарта учителя неизбежно влечет за собой:

  • пересмотр существующих стандартов содержания профессионального педагогического образования
  • качественную реорганизацию системы переподготовки учителей.

Легко заметить, что решение новых сложных задач потребует серьезной мотивации учителя, в том числе и в материальном эквиваленте. Поэтому в завершение несколько слов «о разговоре с фининспектором о поэзии» или о педагогике, что в данном контексте не имеет решающего значения.

 

О нормативной базе и финансовом обеспечении нового профессионального стандарта учителя

Подвигая учителя на решение новых сложных задач, усложняя его и без того тяжелый труд, мы должны обеспечить его правовую и финансовую защиту. Да, сегодня школа наделена широкими полномочиями по составлению индивидуального штатного расписания, обладает правами выплачивать из стимулирующего фонда премии сотрудникам, решающим новые нестандартные задачи. Сегодня руководитель-новатор вполне вправе именовать техслужащего — менеджером по уборке помещений, внести в штатное расписание должность педагога-реабилитатора или специалиста по мониторингу и т.п. Проблема в том, что все эти наименования должностей, пусть даже отвечающие по сути решениям новых задач, стоящих перед школой, — никоим образом не соответствуют существующим типовым тарифно-квалификационным характеристикам по должностям работников учреждений. Отсюда следует, что рано или поздно, например, при исчислении трудового стажа или начислении пенсии, работник столкнется с серьезными юридическими и финансовыми проблемами.

Подводя итоги, отмечу, что новый профессиональный стандарт — тот ориентир, к которому предстоит двигаться поэтапно. Необходима продуманная дорожная карта, приближающая нас к его реализации.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera