Расследования

«Я не признаю себя виновным»

Оказывается, Леонид Развозжаев опроверг «явку с повинной» еще на «секретном» заседании Басманного суда, спустя три дня после похищения в Украине

Этот материал вышел в № 126 от 7 ноября 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Оказывается, Леонид Развозжаев опроверг «явку с повинной» еще на «секретном» заседании Басманного суда, спустя три дня после похищения в Украине...

ИТАР-ТАССВ среду в Мосгорсуде адвокаты оппозиционера Леонида Развозжаева будут обжаловать его арест (до 16 декабря), который был наложен Басманным судом воскресным вечером 21 октября. Тогда, во время короткой пешей прогулки под конвоем от дверей суда до автозака, активист «Левого фронта» успел сказать под камеры журналистов: «Меня пытали двое суток».

Нам удалось выяснить, как проходило «секретное» заседание Басманного суда, что говорил Развозжаев, что попало в протокол, а что было «отредактировано» или осталось «за кадром».

Напомню, что появлению Леонида в суде предшествовало его похищение в пятницу, 19 октября, в Киеве, куда он приехал тремя днями ранее в поисках политического убежища. Желая получить такой статус, Леонид обратился по телефону в местное управление Верховного комиссариата по делам беженцев (УВКБ) ООН и, следуя рекомендациям, пришел в офис правозащитной организации HIAS для оформления необходимых документов. Заполнив первую их часть, Развозжаев вышел на улицу, чтобы пообедать, и тут же был схвачен неизвестными людьми в масках, которые запихали его в микроавтобус.

Сотрудники HIAS вместе с украинским адвокатом Бочевой спустя некоторое время написали заявление о похищении человека в Соломинское районное управление внутренних дел Украины. Однако впоследствии появление Развозжаева в Басманном суде представитель Следственного комитета РФ объяснил так: оппозиционер добровольно вернулся в Россию и написал явку с повинной.

Вопрос: зачем в таком случае было его везти в суд под конвоем, да еще и в воскресенье вечером? Не проще ли было дождаться утра понедельника, объявить открытое заседание, в котором Леонид публично признал бы свою вину?

Впрочем, ограничусь фактами. Если верить судебному протоколу, то заседание началось 21 октября, в половине восьмого вечера. Вела его в столь неурочное время сама председатель Басманного суда  Ольга Солопова, государственное обвинение поддерживал прокурор отдела управления по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ П.И. Филипчук. Солировал  старший следователь по особо важным делам при председателе СК РФ полковник юстиции Р.Р. Габдулин, по ходатайству которого заседание и объявили закрытым. Все эти персоны, кстати, уже не раз встречались на судебных заседаниях по «болотному делу».

Развозжаева, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 212 УК РФ («Приготовление к организации массовых беспорядков»), защищал адвокат по назначению Петр Квасов.

Этот момент — принципиальный и одновременно типичный, например, для того же «болотного дела». Почти во всех случаях на самом первом и потому очень важном этапе, когда задержанный дает показания, определяющие в дальнейшем ход всего дела, рядом с ним нет защитника, которому он может доверять. Хотя Развозжаев мог рассчитывать на квалифицированную помощь как минимум трех адвокатов, которые с вечера пятницы сбились с ног в его поисках.

Во-первых, Виолетты Волковой, ордер которой уже был в деле, потому что еще до отъезда Леонида в Украину она присутствовала с ним на опросе в ходе доследственной проверки по «документальному» фильму «Анатомия протеста-2». Как пояснила «Новой» Волкова: «Мне до сих пор не передали документы, которые меня отводят из дела. Мне об отводе только сообщили, а постановление на руки не дают».

Во-вторых, Марка Фейгина. В самом начале судебного заседания Развозжаев заявил, что просит вызвать в суд именно этого адвоката. Но следователь Габдулин сказал судье Солоповой, что, по словам самого Фейгина, соглашение с Развозжаевым он на тот момент не заключал. Марк Фейгин подтвердил «Новой», что Габдулин действительно звонил ему в воскресенье, но при этом не сообщил, что идет суд и что Развозжаев просит приехать.

Наконец, в первой половине воскресенья гражданская супруга Развозжаева Юлия Смирнова уже заключила соглашение с адвокатом Русланом Чанидзе. Следователь Габдулин, отвечая на вопрос судьи Солоповой, рассказал, что «сожительница» и брат Леонида уведомлены о его задержании, но никаких сведений об адвокатах они не сообщили. Юлия Смирнова пояснила «Новой», что вопрос про адвокатов ей никто не задавал, о том, что идет или готовится суд, не предупреждал, а братьям Развозжаева, насколько ей известно, вообще никто не звонил.

Получается, что следователь Габдулин элементарно схитрил, сделав все, чтобы в Басманном суде на стороне Развозжаева был только адвокат-статист (и не важно, что по фамилии Квасов — мог попасть и другой госзащитник). И это дало необходимый результат. Леонид обратился к судье: «Ваша честь, я плохо себя чувствую, в связи с чем я прошу оказать мне медицинскую помощь, я плохо спал трое суток, я очень устал, меня долго допрашивали».

Понятно, что в таком состоянии человек не может дать адекватные показания, более того, ему нужно вызывать «скорую». Но Квасов оставил ходатайство «на усмотрение судьи», а Солопова осталась довольна объяснением Габдулина, что Развозжаев «на учете в ПНД и НД не состоит, хронических заболеваний не имеет».

Ходатайство Габдулина, ритуально поддержанное прокурором, сенсаций не содержало. Знайте, что опасным государственным преступником в России может считаться человек, который «располагает обширными связями в среде лидеров различных общественных и правозащитных организаций и движений на территории Российской Федерации и за рубежом, а также в органах государственной власти; неоднократно выезжал за пределы Российской Федерации, документирован действующим заграничным паспортом, не имеет постоянного места работы, не проживает по месту регистрации». Особенно в том случае, если «вышеуказанные обстоятельства подтверждаются результатами оперативно-разыскной деятельности».

В «болотном деле», например, фигурирует кочующий рапорт некоего сотрудника центра «Э» МВД России, согласно которому все без исключения обвиняемые, по результатам ОРД, могут скрыться от следствия. И этой бумажки судьям хватает для того, чтобы держать людей под арестом до 6 марта 2013 года.

В закрытом заседании по делу Развозжаева судья, впрочем, поинтересовалась, чем еще «подтверждается причастность подозреваемого к инкриминируемому ему деянию»? Выяснилось: копиями протоколов допросов свидетелей, подозреваемых, протоколом осмотра видеозаписи, протоколом обыска жилища подозреваемого и копией явки с повинной.

Отмечу, что «копия явки с повинной» в этом ряду занимает скромное последнее место, хотя добровольное признание по канонам советско-российской юриспруденции представляет собой «царицу доказательств», а судья могла хотя бы задать вопрос: подтверждает ли подозреваемый свои показания? Если подтверждает — нечего и заседать, можно выносить решение. 

Но Развозжаев уже в суде прямо опроверг саму возможность явки с повинной:

— Ваша честь, я возражаю против удовлетворения ходатайства следователя, поскольку я не признаю себя виновным. Я выехал на Украину 15—16 октября 2012 года и находился там по делам бизнеса и предстоящим выборам. Находясь на Украине, я пришел в ООН, чтобы получить политическое убежище, поскольку в настоящее время мне угрожают неустановленные лица, в связи с чем я опасаюсь за свою жизнь и жизнь своих близких родственников. Я готов сотрудничать со следствием, являться по первому требованию следователя в случае обеспечения мне и моей семье безопасности.

По данным «Новой», это — сильно смягченный в протоколе вариант заявления Развозжаева. В замечаниях на протокол заседания и определения суда, написанных в СИЗО, Леонид, насколько мне известно, утверждает, что в Басманном суде он заявил о том, что давал признательные показания под давлением. Между тем явка с повинной была положена в основу обвинения, предъявленного Развозжаеву 23 октября.

Так что в Мосгорсуде будет интересно.

Юлия ПОЛУХИНА,

спец. корр. отдела расследований

 

* * *

ваши документы!

Украинским пограничникам не хватает полномочий?

Сразу после того, как Государственная пограничная служба Украины сообщила, что Леонид Развозжаев «легально пересек границу на выезд 19 октября и никаких жалоб пограничникам не высказал», — собственный корреспондент «Новой» в Украине Ольга Мусафирова направила в это ведомство официальный  запрос, в котором просила, в соответствии с законом Украины «О доступе к публичной информации», уточнить, в каком именно пункте пропуска (аэропорт или автомобильный пункт пересечения государственной границы) был поставлен соответствующий штамп в паспорт гражданина России Развозжаева.

Руководство Госпогранслужбы дало официальный ответ: действительно, Развозжаев выехал 19 октября из Украины, а вот каким образом — сказать не можем, поскольку Леонид не уполномочивал нас раскрывать конфиденциальные данные.

Что ж, как только Леонид наделит украинскую погранслужбу необходимыми полномочиями, мы направим повторный запрос. Тем более что с запросом туда обратился и адвокат Развозжаева Руслан Чанидзе. В этом случае уже не сошлешься на то, что раскрытие информации нарушит законные права гражданина: напротив, очень даже поможет его защите от уголовного преследования. По данным «Новой», запрос Чанидзе был получен погранслужбой Украины еще 1 ноября, но ответа на него пока не поступило.

Адвокат дал подписку о неразглашении, поэтому мы не вправе публиковать текст его запроса. Но, насколько известно «Новой», помимо вопросов о том, когда, где и каким образом Развозжаев пересекал государственную границу Украины, документ содержит и требование предоставить видеозапись с пограничного поста, где проходил досмотр гражданин России.

Соб. инф.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera