Мнения

Проект № 159-прим по защите банков от граждан

Года не прошло, как уже новый состав Государственной думы РФ вернулся к вопросу о заказных уголовных делах в сфере предпринимательства, который при нынешней судебной системе, похоже, станет «вечным».

Фото: «Новая газета»

Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

Года не прошло, как уже новый состав Государственной думы РФ вернулся к вопросу о заказных уголовных делах в сфере предпринимательства, который при нынешней судебной системе, похоже, станет «вечным».

23 октября Государственная дума как-то по-тихому приняла в первом чтении предложенный Верховным судом РФ законопроект о дополнении статьи 159 УК (мошенничество), наиболее болезненной для предпринимателей (в 2011 году по ней было возбуждено 50 тыс. дел, из них 98 процентов — без заявлений со стороны потерпевших) статьями 159 со значком 1 — 6, конкретизирующими различные виды мошенничества «в бизнесе»: в сфере кредитования, с платежными картами, при осуществлении инвестиционной деятельности и др.

Видимо, в связи с тем, что в новый состав Думы не попали те депутаты, которые занимались этой проблемой в предыдущем составе (в том числе Андрей Назаров от «Единой» и Кира Лукьянова от «Справедливой России»), выяснилось, что проект, принятый в первом чтении, вовсе не обсуждался с организациями, которые лучше или хуже, но представляют интересы бизнеса: РСПП, «Деловой Россией» и др. По какой-то причине не были привлечены к работе и те высококвалифицированные эксперты «Центра правовых и экономических исследований», которые в течение ряда лет фундаментально готовили предложения по внесению изменений в УК и УПК РФ против участия правоохранительных органов в рейдерских захватах и в вымогательстве посредством возбуждения «заказных» дел.

Все же эти организации спохватились, и на прошлой неделе в Думе прошли с их участием слушания, посвященные теме защиты бизнеса от тех, кто по идее сам и должен его защищать. Проект Верховного суда был жестко раскритикован — со стороны председателей правовых комитетов Думы Крашенинникова и Плигина в «парламентских», а со стороны бизнес-объединений в весьма жестких выражениях. Ученые правоведы и практикующие предприниматели указывали, что детализация видов мошенничества если и облегчит работу судьям, то не гарантирует интересы бизнеса от наездов вымогателей в погонах (или в мантиях). Ряд новелл, например, предлагаемая судьями статья 159-1 «Мошенничество сфере кредитования… путем представления банку заведомо ложных сведений» — выглядят как лоббирование со стороны банков, которые на этом основании смогут привлекать к сбору кредитных долгов с рядовых граждан грозные правоохранительные органы.

Выступавшие дипломатично указывали на то, что проект Верховного суда все же сдвинул дело с мертвой точки и был дополнен со стороны правительства предложением внести изменения в статью 20 УПК РФ таким образом, чтобы дела в сфере предпринимательства, если речь не идет о государственной собственности, могли возбуждаться не иначе, как по заявлениям потерпевших. Это обрезало бы вымогателям в погонах 98 процентов (смотри приведенную выше статистику) их поводов для шантажа, если бы правительственный проект тут же не перечеркивал бы сам себя указанием на то, что правоохранительные органы могут инициировать дела по статье 159 УК, если ущерб причинен (с их точки зрения) «коммерческой организации с участием прямо или косвенно в уставном капитале государства или муниципального образования», в том числе и в самой ничтожной доле.

Хотя представители Верховного суда и МВД РФ, выступавшие на слушаниях, мягко подталкивали Думу скорее принять новый закон сразу во втором и третьем чтениях, профильные правовые комитеты (по крайней мере на словах) склонны к тому, чтобы фактически вернуть проект в первое чтение, чтобы ориентировать его на то, к чему он по идее изначально предназначен: к защите интересов бизнеса от заказных уголовных дел. Давно, минимум два и более лет назад, на эту тему были сформулированы отчетливые предложения, часть из них была даже принята в виде «медведевских поправок» в УПК, которые, впрочем, судебная практика (при даче санкции суда на заключение под стражу) научилась обходить или игнорировать.

Почему Верховный суд представил в Государственную думу технический (в лучшем случае) проект, по сути тормозящий, а не развивающий инициативы по защите бизнеса? Ответ надо искать, вероятно, в теневом государственном строе, официальной «крышей» которого становится суд. Его суть в схеме «коррупция в обмен на лояльность». Если пойти навстречу бизнесу, лишив ментов разных мастей их «законной» рейдерской доли во всех видах предпринимательской деятельности, это, конечно, снизило бы цены на товары и услуги для всех граждан. Но сохранят ли «правоохранительные органы» и судьи, если лишать их коррупционной ренты», лояльность режиму в условиях снижения популярности всей «вертикали»?

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera