Сюжеты

Левый френд

Координатору «Левого фронта» в Марий Эл грозит тюремный срок за записи в социальных сетях

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 133 от 23 ноября 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Борис Бронштейнобозреватель «Новой»

Координатора «Левого фронта» в Марийской Республике Андрея Свистунова, рабочего-строителя и отца троих детей, обвиняют в оправдании терроризма. Точнее, это обвинение, как можно понять из крайне скупого сообщения республиканского следственного управления о возбуждении уголовного дела, возникло из-за неких записей Андрея в социальных сетях

Фото автораС тех пор как жизнь чуть не целиком переместилась в интернет, старые страшилки вроде «тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца» никого уже не пугают. Наши социальные сети могут притащить и кое-что пострашнее. Координатору «Левого фронта» в Марийской Республике Андрею Свистунову, рабочему-строителю и отцу троих детей, сети притащили обвинение в оправдании терроризма. Точнее, это обвинение, как можно понять из крайне скупого сообщения республиканского следственного управления о возбуждении уголовного дела, возникло из-за неких записей Андрея в социальных сетях.

«По данным следствия, — говорится в этом сообщении для СМИ, — с августа по октябрь 2012 года в социальной сети «ВКонтакте» размещены адресованные неограниченному кругу лиц текстовые сообщения, оправдывающие терроризм. В них высказывается недовольство существующим порядком управления и оправдание насильственного способа его изменения. В настоящее время подозреваемый установлен, им оказался 39-летний житель республики». И точка. Фамилию каждый может попробовать угадать сам: в Марий Эл всего-то 700 тысяч жителей, и 39-летних среди них не так уж много.

Тем временем 39-летнего жителя республики силовики умело, без единого выстрела, захватили при выходе из банка.

— Я провел платежку по своим строительным делам, вышел, смотрю, стоят оперативники из отдела «Э», — рассказывает Свистунов. — Мы в Йошкар-Оле все друг друга знаем, и этих я знаю в лицо и даже по фамилиям. Садись, говорят, подвезем. Открылась дверь «Газели», а там еще трое в черной форме с надписью «Спецназ». Ну и затолкали меня в машину… Куда-то повезли. Я им сказал, что мне сына надо забрать из детского сада. Опер позвонил в садик, скомандовал: «Сообщите жене Свистунова, чтобы забрала ребенка!»

Привезли Андрея к следователю, и тот предъявил ему припасенные претензии по поводу размещения в социальной сети фильмов о леворадикальных и террористических зарубежных организациях: об итальянских «Красных бригадах», о немецкой «Фракции Красной армии»…

— Я сказал следователю, что эти фильмы показывали по НТВ и РЕН ТВ и я вовсе не поддерживаю ультралевых. Наоборот, я коммунист-ортодокс.

Свистунов поясняет, что он интересуется историей коммунистического движения, поэтому и собирает сведения о левых организациях. Что он там насобирал, следователи будут выяснять дотошно: в тот же день, проведя обыск в квартире подозреваемого, они изъяли не только компьютер Андрея, но даже и ноутбук его старшего сына, 15-летнего Тимура.

Обыск был проведен без судебного постановления, что, по мнению юристов правозащитной организации «Человек и закон», неправомерно. Они считают, что для изъятия стационарного компьютера и ноутбука, в которых находилась частная переписка отца и сына Свистуновых с другими лицами, судебное постановление было необходимо. Иначе нарушается статья Конституции РФ, гарантирующая неприкосновенность частной жизни.

Правозащитники помогли Свистунову, отпущенному под подписку о невыезде, обжаловать постановление Йошкар-Олинского городского суда, который на другой день после обыска признал следственные действия законными.

Андрей Свистунов значится генеральным директором ООО «Пантеон», но солидное наименование «генеральный» не должно сбивать с толку. У него крошечная строительная фирма: кроме генерального и бухгалтера имеется бригада, которой руководит брат Андрея. «Пантеон» строит одноэтажные дома, и строит дешево. Квадратный метр у него обходится для заказчика в 16 тысяч рублей, а обычная цена в Йошкар-Оле — 40 тысяч. Своими 16-ю тысячами Андрей уже достал местное начальство: ходит и доказывает, что строить надо дешево.

— Сколько раз я делал смету, столько раз у меня получалось 16 тысяч, — рассказывает он. — При этом материалы мы используем качественные. И я всем задаю вопрос: откуда берутся 40 тысяч? Я спрашиваю: почему у нас молодежь загоняют в ипотеку, почему она не может покупать себе квартиры? Почему у нас поддерживают крупных строительных монополистов, а мелкий бизнес, вроде моего, никто поддержать не хочет? Я же не теоретически доказываю свои расчеты — у нас есть построенные дома.

Андрей говорит, что таких строительных фирм, как «Пантеон», в республике не меньше десятка. Он стал лидером Свободного профсоюза строителей и полагает, что именно эти инициативы явились причиной преследований его со стороны властей. Но это, пожалуй, лишь часть того, что местную власть раздражает. На первый план тут выходит «Левый фронт», который вдруг открылся на левом берегу Волги.

— Я никогда не участвовал ни в каких акциях, — рассказывает Свистунов. — Я ждал 4 декабря как манны небесной. Мне казалось, что, наконец, люди проголосуют за перемены, придут коммунисты, и начнется нормальный капитализм.

Тут Ленин мог перевернуться в мавзолее, но Андрей именно так и сказал: он ждал коммунистов, которые объявят нормальный капитализм. Конечно, некоторая путаница в мировоззрении налицо, однако Андрей смеется и говорит:

— Не требуйте от меня лишнего, я — пэтэушник, окончил ПТУ. Мне нужны нормальная конкуренция, нормальные условия работы. Как только произойдут перемены, я никакой политикой заниматься не буду. Мне надо дома строить.

Но вот наступило 4 декабря, и Свистунов изумился: 75 процентов за «Единую Россию».

— Я всех спрашивал, — продолжает Андрей, — кто так проголосовал? Никто! Тогда мы созвонились с друзьями, собрались и создали движение «10 декабря».

Митинг против фальсификации выборов, на который в Йошкар-Олу приехал Юрий Шевчук, собрал свыше 700 человек. По здешним меркам, это чуть ли не бунт. Показалось, что народное недовольство вышло из берегов. Но потом оно вернулось в берега, и на акции стало приходить человек 50. Андрей Свистунов насчитывает во всей республике около 120 гражданских активистов, а в Йошкар-Оле их всего 35. Помимо «Левого фронта» и упомянутого Свободного профсоюза строителей проявляют себя «Другая Россия» и движение марийской интеллигенции «Вичонар». «Вичонар» переводится как «Пять богатырей», и действительно, шестого богатыря для акций протеста еще надо искать.

— Может раздражать и мое знакомство с Леонидом Развозжаевым, — строит догадки Свистунов. — В Москве на одном из мероприятий мы с ним отошли к машине, чтобы взять книжку, постояли, покурили, поговорили. Это могли заметить…

Андрей Свистунов пришел на встречу с корреспондентом «Новой» с приятелем, Иваном Романовым, лидером местного отделения «Другой России». Они везде ходят вместе, Иван считает своим долгом охранять Андрея. Оба убеждены, что за ними ведется наблюдение, что их телефонные разговоры прослушиваются.

А чем еще заняться в Марий Эл правоохранительным органам? За последние годы тут не вскрыто ни одной сколь-либо масштабной коррупционной схемы, не задержан с поличным ни один крупный взяточник. Следственное управление рассылает сообщения о борьбе с коррупционерами на уровне глав сельских поселений. Последнее сообщение, пришедшее в корпункт «Новой»: следователи Йошкар-Олы расследуют уголовное дело в отношении 17-летней девушки, похитившей в магазине кошелек, в котором было 1500 рублей. И вот на этом скромном фоне — яркий успех: уголовное дело в отношении поборника терроризма.

Мало того, в один день со Свистуновым был задержан еще один левый активист — Павел Толмачев. Это, видимо, о нем сообщило газетам и телевидению следственное управление: «Возбуждено уголовное дело по факту призыва к массовым беспорядкам». Снова говорится о размещении в социальных сетях противоречащей закону информации, и снова называется загадочный подозреваемый: «24-летний житель республики».

С Толмачевым был задержан еще и 17-летний житель республики Иван М., но о нем — никаких сведений. Ни официальных, ни бытовых. Друзья-товарищи полагают, что парня отпустили, но он, похоже, напуган и, как сказал Андрей Свистунов, не выходит на связь.

Сам Андрей не напуган. Он говорит, что жизнь его била не раз. Если конкретно, то, например, в армии (там он служил в пору развала СССР) его жестоко били за то, что он не снял с погон буквы «СА».

— Я дал присягу СССР и никакой другой не давал, — говорит он. — Так до конца службы и проходил в прежних погонах. А били меня за это дембеля.

Андрей с нежностью рассказывает о своих сыновьях. Наряду с Тимуром у него еще 4-летний Ярослав, проявляющий небывалые математические способности, и совсем маленький Андрей.

— Малышу год и два месяца, а он не боится пылесоса! — восхищается отец. — Его братья, когда были маленькими, пылесоса боялись, а этот не боится!

Любопытно. Может, уже время другое, когда люди стали меньше бояться? И пылесосов — тоже.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera