Сюжеты

Белая киноленточка

7 декабря в кинотеатре «Художественный» откроется шестой фестиваль настоящего документального кино «Артдокфест»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 138 от 5 декабря 2012
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 

7 декабря в кинотеатре «Художественный» откроется шестой фестиваль настоящего документального кино «Артдокфест»

Фестиваль традиционно завершится церемонией вручения национальной премии в области неигрового кино «Лавровая ветвь». Среди лавровских номинантов в категории «Лучший неигровой фильм» - «Зима, уходи», картина, снятая бывшими учениками Марины Разбежкиной по инициативе «Новой».

Артдок – панорама неформатного, авторского кино, бойкотированного всевластным телеящиком. «Новая» предлагает читателям «гид» по фестивалю, называя наиболее интересные, радикальные, порой спорные работы в спектре от прямого кинонаблюдения - к чуткой образности. Называем картины, обладающие внутренним зрением, способные пусть не к всестороннему охвату рассыпанной на пиксели действительности, но к проникновению в неуправляемое движение жизни.

Уходящий год, вспыхнувший массовыми мечтами о переменах (помним, как телевизор цинично «гасил» эти надежды), оказался запечатленным в осколочном «зеркале» настоящих документалистов.

Целый урожай фильмов посвящен событиям недавнего времени. Людям, вышедшем из оцепенения, осознавшим себя гражданами своей  страны,  и не очень понимающими, как с этим «осознанием» жить дальше.

Из уже известных - «Гражданин Поэт…» Веры Кричевской о феномене существования долгоиграющего сатирического проекта Андрея Васильева, Дмитрия Быкова и Михаила Ефремова. Авантюра? Галлюцинация, владеющая огромными залами? Игра с властью в кошки мышки? Или способ преодоления страха, занозой засевшего в обществе с 37-го года? Але! Да никто ничего им сверху не «дозволял»! Сами себя, как «русская баба Наташа Васильева», спасают от гнусного бесчестья.

В центре дебютного киноисследования «Марш! Марш! Левой!» Евгении Монтанья Ибаньес левофронтовец Сергей Удальцов и его сподвижники, держащие многодневную протестную голодовку. Жизнь революционеров, натурально готовых погибнуть, распевающих песнь «Варяга», мучительно трудна и непредсказуема. Голодающие мечтают, как о панацее, о кусочке сахара в кипятке. Напишут ли на обломках самовластья потомки их имена – большой вопрос. А несгибаемый Удальцов (сам неоднократно объявлявший в тюрьме сухие голодовки) вынужден их временно покинуть... Под «Лунную сонату» он отрабатывает с актером Александром Башировым «сцен-речь» и жесты настоящего трибуна.

В «5 минутах свободы» Кирилла и Ксении Сахарновых – на перекрестке истории встречаются три участника легендарной «демонстрации семерых» (вышедших 25 августа 1968 года в Москве на Красную площадь, протестуя против ввода войск в Чехословакию) и нынешние молодые. В годовщину убийства Насти Бабуровой и Стаса Маркелова – снова «семеро храбрых» выходят на площадь с баннером «За вашу и нашу свободу». «Когда на площадь гонит стыд, а не желанье славы», - строчка из стихотворение Натальи Горбаневской ведет очередных безумцев, пытающихся собой пробить бетонную стену. Потрясающий Виктор Файнберг вспоминает нравы и обычаи ленинградской спецпсихбольницы, а о нынешних юных борцах с режимов скажет: «Для меня эти ребята - крупные фигуры на общем фоне культурного запустения, направленной жестокости и лицемерия. Но именно они и представляют Россию.

Отбор на Артдок - во все секции: основной конкурс, программу “Среда”, спецпоказы – определяет не столько градус социальности, сколько авторский подход, интуиция, художественный взгляд режиссера. 

«Антон тут рядом» Любовь Аркус снимала четыре года, постепенно кино превратилось в битву за спасение подростка-аутиста, которого добросердечное общество выбрасывает в топку «кащенковской психиатрии». Камера, от которой Антон убегает вначале, в какой-то момент становится чуть ли единственной ниточкой, связывающей хрупкое существование «человека дождя» с железобетонным миром. Антон улыбается камере, потому что она его любит. А между «любить» и «существовать» для него стоит неопровержимый знак равенства. Его модель жизни в трагическом-счастливом единстве противоположностей: «люди конечные - люди летают».

Конкурсная картина «Собачий кайф» о жизни московского подростка. О его бесперспективной влюбленности он-лайн во взрослую красавицу. И о пристрастии к распространённой среди молодежи игре «Собачий кайф». 

Ты часто-часто дышишь, кто-то сдавливает горло, тогда и увидишь небо в алмазах… если выживешь. Более тысячи подростков за последние 10 лет погибли от «игры в Дездемону». Отчего распространилось небезопасное увлечение? Одна из подсказок в песне Дельфина: «Тоской изъедена душа, как личинками моли/ Все катится в пропасть, причем уже не в первый раз»

«С.П.А.Р.Т.А.: территория счастья» Анны Моисеенко. В названии скрыта аббревиатура: Сельскохозяйственная поэтизированная ассоциация развития трудовой активности». СССР умер… не совсем. Он реинкарнировался в жизнь коммуны, вот уже более 20 лет занимающейся разработкой «Теории счастья» в закрытом колхозе неподалеку от Харькова. Утопия в духе Стругацких или Терри Гиллиама расцветает во всей внешней убогости и внутреннем безумии пышным цветом. Здесь «единицы разумности» и «параметры духовной середины» определяются «счетчиками мудрости», а надои повышаются с помощью… дисков русской эстрады. За доброту, высокую производительность и регулярное написание поэтических виршей победители «соцсоревнования» удостаиваются «авторитетной короны». За всем этим бойким помешательством таится страх перед хаосом действительности, тоска по дружбе и счастью, пусть даже, распределяемом «счетчиком мудрости».

Премии «Лавр» за вклад в кинолетопись удостоен режиссер Юрий Хащеватский, создатель более 30 фильмов, ставших явлениями мирового кино, автор запрещённой в Белоруссии ленты шекспировского замаха «Обыкновенный президент» и его недавнего продолжения «Обыкновенные выборы». О президенте, доведшем страну до банкротства и обвинившем в этом свой народ, и о народе, пытающемся уразуметь: за что им такой президент? Хащеватский продолжает традиции документального кино Ромма. Но в отличие от советской документалистики и от работ российских коллег, фильмы белорусского классика поражают степенью свободы, безоглядной храбростью и восхитительной самоиронией. Его картины запрещают в Белоруссии, за их демонстрацию карают. Прав Хащеватский: «Чем больше искусство опирается на жизнь, чем ближе оно к жизни, тем больше в нем политики».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera