Расследования

Сделка

Начался суд над организатором убийства Анны Политковской, который пошел на сделку со следствием, назвав заказчиком преступления того, кого еще в 2006 году прокуратура и некоторые политики очень хотели увидеть в этой роли

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 142 от 14 декабря 2012
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

Начался суд над организатором убийства Анны Политковской, который пошел на сделку со следствием, назвав заказчиком преступления того, кого еще в 2006 году прокуратура и некоторые политики очень хотели увидеть в этой роли


Дмитрий Павлюченков в холле Мосгорсуда
разговаривает по мобильному телефону

Вы сами-то верите в версию о Березовском? — спрашивали Павлюченкова журналисты.

— Давайте поговорим о том, во что я верю, а во что не верю, потом, когда все это закончится… — отвечал подсудимый.

Но от него все равно не отставали, требуя объяснить, откуда взялась версия, которую он озвучил следствию, — будто бы заказчиком убийства Анны Политковской являются проживающие в Лондоне Березовский и Закаев.

А еще всех удивило, что Павлюченков, обвиняемый по тяжкой статье и находящийся под домашним арестом после сделки со следствием, спокойно разгуливает по коридорам рядом с потерпевшими безо всякого полицейского сопровождения, курит вместе с репортерами, общается, с кем хочет, и постоянно разговаривает по мобильному телефону, что категорически запрещено «домашним арестантам». Он так и появился у зала суда — просто вышел из лифта; безо всякой сумки, будто зная, что приговор сегодня ему не зачитают.

Первый процесс по делу об убийстве Анны Политковской, напомним, в 2009 году окончился оправдательным вердиктом присяжных. Оправдали двух братьев Махмудовых (обвинялись в слежке за журналисткой, сейчас — на свободе) и экс-капитана РУБОПа Хаджикурбанова (обвинялся в организации убийства, сейчас отбывает срок за вымогательство денег как раз у Павлюченкова, дело было возбуждено по заявлению последнего). Киллера, — а им предположительно был брат Махмудовых Рустам — на скамье подсудимых не было. Его арестовали только в прошлом году. В такой атмосфере 12 декабря и стартовал второй процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты».

Нынешний же подсудимый — Павлюченков, который в момент совершения преступления возглавлял отделение «наружки» ГУВД, выступал на том процессе главным свидетелем обвинения и даже находился под программой защиты. На Павлюченкова следствие вышло в 2007 году, но в рамках расследования другого уголовного дела — по факту покушения на предпринимателя Геннадия Корбана. В организации преступления подозревали Лом-Али Гайтукаева — некогда члена лазанской ОПГ. Среди контактов Гайтукаева и был обнаружен Павлюченков, который в ходе первых же бесед выбрал беспроигрышную тактику: он сам заговорил об убийстве Политковской, сдав своего бывшего друга Хаджикурбанова, братьев Махмудовых и еще много кого, в том числе и офицера ФСБ Павла Рятузова, чьими агентами были Гайтукаев и один из братьев. Всех арестовали, а Павлюченков избежал участи подозреваемого, превратившись в «ценного свидетеля».

Правда, и на следствии, и в ходе первого процесса он давал столь невнятные показания, что присяжные ему не поверили, а у «Новой» и детей Анны Политковской сложилось ощущение: Павлюченков сам играл в преступлении далеко не последнюю роль.

А потом «Новая» и следствие нашли свидетелей, которые подтвердили: именно Павлюченков — один из организаторов убийства. Его подчиненные «топтуны» следили за Политковской и передали киллеру ее маршруты. Подобная «халтура» была для сотрудников ГУВД обычным делом: они следили в служебное время по частным заказам за женами/любовницами, бизнес-конкурентами и журналистами (некоторые впоследствии погибали, но офицеров милиции это не очень заботило). В 2011 году Павлюченков все-таки был арестован. Но заключил сделку со следствием, сообщил, что слежку за журналистом «Новой» попросил организовать Гайтукаев, а заказчиками убийства являются Березовский с Закаевым, но никаких подтверждений этому не привел, не дав внятных показаний даже по поводу посредников и полученных денег. (Хотя о других соучастниках преступления рассказал подробно, и его сведения подтвердились объективными доказательствами.)

Эта песня приглянулась и следствию, и замгенпрокурора Гриню, который подписал сделку и передал дело Павлюченкова (выделенное в отдельное производство) в Мосгорсуд — для рассмотрения в особом порядке: то есть — без допроса свидетелей и исследования доказательств.

— …Павлюченков не исполнил условия досудебного соглашения — и в части данных ими обязательства назвать истинного заказчика убийства, и в части обязательства правдиво сообщить следователю о своем участии в преступлении. Ничего этого он не исполнил. В ходе следствия он сначала говорил, что не знает заказчика, потом отказывался назвать его имя «по соображениям безопасности», а потом назвал Бориса Березовского и Ахмеда Закаева. Эти версии необъективны и противоречат фактическим обстоятельствам дела, — первым делом заявила суду адвокат потерпевших — Веры и Ильи Политковских — Анна Ставицкая и попросила суд расторгнуть сделку со следствием, вернуть дело обратно в прокуратуру, чтобы Павлюченков оказался на одной скамье подсудимых со всеми остальными участниками убийства.

Впрочем, согласно закону, мнение потерпевших в таких случаях во внимание не принимается. Ранее СК и Генпрокуратура расторгнуть сделку отказались, а в суде гособвинитель Гульчехра Ибрагимова подытожила: «Права потерпевших указанная сделка не нарушает». И суд отменять сделку не стал.

Вообще картина в суде разворачивалась абсурдная. С одной стороны, обвинение акцентировало внимание на том, что своими показаниями Павлюченков оказал неоценимую помощь следствию: «подробно рассказал о подготовке совершения преступления», «детально» о своей роли, о ролях каждого, «назвал конкретные фамилии инициаторов убийства», с другой — заказчиком убийства журналистки, как следовало из обвинительного заключения, было «неустановленное лицо» (Березовский значится пока лишь только в показаниях Павлюченкова). Как-то странно: раз у вас такой суперский свидетель, почему же вы так и не установили истинного заказчика?

— Я считаю, что я полностью выполнил свои обязательства перед следствием, — говорил в суде Павлюченков. — Березовский и Закаев в открытую не предлагали мне следить за журналисткой. Их требование передал Лом-Али Гайтукаев. Я всего лишь дал согласие на слежку…

Самое интересное происходило в перерывах: журналисты не отставали от подсудимого и его адвоката Нерсесяна: верят ли они сами в эту версию, откуда они ее взяли?

Оба отвечали в том духе, что, мол, за что купили, за то и продаем. Что о Березовском обмолвился Гайтукаев. За достоверность информации не отвечаем. Просто Павлюченков счел нужным следствию это рассказать. Версия эта подсудимому не принадлежит. Березовского он никогда не видел: «Где я, а где Березовский?» Вместе с тем Павлюченков заявил: «Я не строил свои показания на умозаключениях. Я 20 лет отработал в розыске, на умозаключениях ничего не построишь, никакой шахматной игры». Когда же журналисты указали на эти противоречия в его же словах, подсудимый прервал общение: «я давал следствию подписку о неразглашении» и вообще «не намерен здесь исповедоваться».

На суде же Павлюченков, конечно, «признавал» вину, раскаивался и вместе с адвокатом рассказывал о своей горькой участи «случайного соучастника» этого «ужасного убийства». Да, он занимался «халтурой» — слежкой за разными людьми, чтобы подзаработать, в милиции платили немного, но халтура была некриминальная. И потому, когда к нему обратился Гайтукаев с просьбой последить за Политковской, он воспринял это как нечто обыденное, убивать у него «намерений не было», а когда понял, что слежка добром не кончится, то не смог отказать в просьбе страшного Гайтукаева — «опасался за свою жизнь и жизнь своей семьи». Услышав же про Березовского, испугался уж совсем окончательно.

В общем, в суде представал такой вот подполковник из сверхсекретного подразделения ГУВД, который был под каблуком у криминального авторитета и, конечно же, не знал, куда на него пожаловаться и как предупредить правоохранительные органы о готовящемся убийстве.

Ну да — и так раз пять подряд. По данным «Новой газеты», он точно так же испугался, когда готовил убийство журналиста Пола Хлебникова и нескольких бизнесменов.

— Я виноват перед ними, — указывал Павлюченков на Илью и Веру Политковских. — Я не знаю, что им сказать… Я виноват перед людьми…

— Виноваты, не виноваты, — раздражался судья Замашнюк и просил отвечать строго на поставленные вопросы. Например, признает ли вчиненный потерпевшими иск. Павлюченков признавал, только просил разделить сумму в 10 миллионов рублей между всеми фигурантами дела.

Все так и шло: Павлюченков «горько раскаивался», прокурор напоминала, что его «детальные» показания «способствовали раскрытию преступления» и что обвиняемый затронул другие общественно значимые уголовные дела (те, где его также взяли на испуг). Обвинение называло «смягчающим обстоятельством». Да, и конечно же, подорванное здоровье. Павлюченков действительно служил в горячих точках, а в конце 2006 года уволился со службы по медицинским показаниям, но только после того, как чудом выжил в бытовой пьяной драке. (К слову, именно это позволило Павлюченкову на законных основаниях выйти из СИЗО под домашний арест.)

Адвокат обвиняемого Нерсесян в прениях ударился в пафос, рассказывая о боевых заслугах офицера милиции, называя его жизнь — «трагедией», и в итоге попросил назначить Павлюченкову срок «ниже низшего», а лучше — «вообще условно». «Я просто боюсь, что в колонии он умрет».

Прокурор Ибрагимова попросила для Павлюченкова 12 лет колонии общего режима с ограничением свободы в 1 год (это значит, что после отсидки он еще год не сможет покидать страну и менять место жительства). Потерпевшие потребовали максимально высокого наказания, которое возможно при особом порядке рассмотрения дела, — 13,5 лет. Защита обвиняемого расценила это как «жажду крови».

— Мы крови не хотим. Крови хотел Павлюченков, участвуя в этом убийстве, — ответила на это Анна Ставицкая. — Как человек, работающий в органах, вообще может принимать такого рода заказы на убийства? Да, в правоохранительных органах платят немного, я знаю многих людей из правоохранительных органов, в том числе прошедших Афганистан. Чтобы заработать на жизнь, они пошли в охранные предприятия и прочие структуры. Странно, что он зарабатывал деньги заказами на убийства. Мы еще здесь услышали, что дома его ждут близкие. Но вот Вера и Илья Политковские в том числе благодаря Павлюченкову свою маму никогда увидеть уже не смогут.

Судья Александр Замашнюк объявил в заседании перерыв — до пятницы, 14 декабря. В этот день суд заслушает последнее слово Павлюченкова, после чего удалится на приговор, который, скорее всего, вынесет в тот же день.

 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera