Сюжеты

Бумажный токсикоз

Процесс усыновления отчасти заменяет приемным родителям беременность — порой и тошнит, как полагается, причем даже папу

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 144 от 19 декабря 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Надежда АндрееваСоб. корр. по Саратовской, Волгоградской и Астраханской обл.

 

Процесс усыновления отчасти заменяет приемным родителям беременность — порой и тошнит, как полагается, причем даже папу...

photoXpress

Еще в начале первого срока президент Владимир Путин решил позаботиться о сиротах и поручил правительству «на современном уровне» бороться с беспризорниками. На тот момент, по оценкам разных ведомств, на улице жили от 1 до 2 миллионов детей. В середине 2000-х, когда началась борьба за демографию, глава государства посетовал, что «иностранцы больше усыновляют наших детей-сирот, чем российские граждане», и предложил поддержать отечественные приемные семьи, то есть увеличить опекунское пособие в два раза — до 4 тысяч рублей в месяц. А недавно Госдума озаботилась сиротской долей до такой степени, что решила отказать… американцам в усыновлении детей из России.

По официальным сведениям за прошлый год, в стране насчитывалось 654,4 тысячи сирот, это 2,6 процента всего детского населения. По мнению специалистов, большинство сирот можно устроить в семьи, «родителей на всех хватит». Но, несмотря на громкие заявления первых лиц, до сих пор не отлажена «система семейного устройства»: не хватает квалифицированных специалистов в органах опеки, не существует консультативной службы сопровождения приемных родителей, мало патронатных семей, где могли бы воспитываться подростки и больные дети, у которых невелики шансы на усыновление. Система не заинтересована в решении проблемы: пока есть детдома, есть и бюджетное финансирование, которое можно пилить.

 

Обычные хорошие люди

Пока «отцы народа» героически борются за облегчение сиротской доли, обычные хорошие люди идут в детдома и становятся мамами и папами.

«Кому-то наша история покажется незамысловатой, со счастливым концом. Да, так оно и есть! Когда мы решили усыновить ребенка, нам везде горел зеленый свет», — рассказывает жительница Саратова Татьяна. Она — банковский служащий, муж работает в сфере образования. Обычные хорошие люди, состоявшиеся в жизни. «К мысли об усыновлении мы пришли довольно легко, хотя родственники были шокированы известием о нашем решении, пытались даже отговорить».

Ольге — 34, работает в ресторанном бизнесе. «У нас все получилось банально: три-четыре года бились, пытаясь родить сами. Пока я не поняла: это — стена, зачем разбивать об нее лоб, если можно обойти».

На интернет-форумах приемные родители, как правило, не употребляют выражение «усыновленный ребенок». Как объясняет Ольга, слово «царапает». По результатам опроса исследовательского холдинга «Ромир», проведенного в 2009 году, на вопрос: «Как Вы относитесь к усыновлению/ удочерению семьями детей из детских домов?» — только 56 процентов россиян ответили «положительно» и «скорее положительно», четверть — «нейтрально», а 12 процентов прямо выразили отрицательное отношение. На вопрос: «Рассматриваете ли Вы возможность или планируете в будущем усыновить ребенка из детского дома?» — 68 процентов заявили «точно нет» и только один процент — «точно да». В глазах значительной части общества современные сироты (более 80 процентов из них — дети родителей, лишенных прав) «сами виноваты», что появились на свет у нехорошей мамы.

 

Как это делается

В первую очередь потенциальные родители должны обратиться в районный отдел опеки. Начинать лучше с «долгих» справок, на изготовление которых в эпоху победивших нанотехнологий нужно около месяца. Например, справка об отсутствии судимости выдается в информационном центре регионального УВД через три-четыре недели после обращения.

Пока полиция пишет, можно получить справку СЭС и справку БТИ о соответствии жилья санитарным и техническим требованиям (вообще-то эти документы не входят в перечень, утвержденный федеральным правительством, но многие отделы опеки их требуют). Кроме того, понадобится всякая «мелочь» — диплом об образовании, автобиография, справки из ЖЭУ и паспортного стола, справка с места работы о доходах (не меньше прожиточного минимума на члена семьи), характеристики от участкового и работодателя и т.д.

Самый хлопотный документ — медицинское заключение. Его следует оформлять в последнюю очередь, так как справка действительна всего 3 месяца. Нужно пройти СПИД-центр, кожно-венерологический, туберкулезный, психоневрологический, онкологический диспансеры и врачей в участковой поликлинике.

Как полагают психологи, оформление документов отчасти заменяет родителям беременность — и ждешь, и нервничаешь, и порой тошнит, как полагается, причем даже папу.

 

«Сшила пузо!»

После получения положительного медицинского заключения часть семей имитирует беременность. На форумах будущие мамы называют себя «имитушками». «Сшила пузо!» — звучит здесь с таким же ликованием, как на обычных родительских ресурсах «две полосочки!». Соответственно, требуется разная экипировка — самодельные животики из поролона или более «анатомические», из латекса или силикона (в интернете есть сайты, где выполняют такие заказы), УЗИ-снимки плода, календари беременности с описанием ощущений женщины на каждой неделе. Некоторые носят «пузо» круглосуточно (например, если старшие дети не в курсе дела), снимая только в душе.

У людей, которые сами никого не усыновляли и не собираются, мысль о подушке на талии нередко вызывает приступ праведного гнева: да как они смеют обманывать! Обличителям не приходит в голову, что слой поролона — попытка мамы защитить малыша именно от таких правдолюбов.

 

Заповедная папка

Для поиска ребенка будущий родитель обращается в региональный банк данных о сиротах. Сроки ожидания зависят от пожеланий родителей (например, многие хотят взять новорожденную девочку с определенной внешностью, а среди отказничков больше мальчиков), а также от их активности. Как говорит Ольга, «мы ездили в центр усыновления один — два раза в неделю, напоминали о себе».

Этап поиска ребенка сопровождается многочисленными слухами о коррупционности: почти на каждом тематическим форуме встречается упоминание о заповедной папке, в которой «хороших детей» придерживают «для иностранцев», «для москвичей» и прочих небожителей. Не встретилось ни одного сообщения участника, который бы видел такую папку своими глазами, но большинство уверены, что она есть.

Найдя своего ребенка, родители подписывают согласие на усыновление. Но забрать малыша сразу нельзя. «Мы в течение месяца каждый день с понедельника по пятницу ездили в больницу. У них ремонт, батареи меняют, а тут мы со своими посещениями!.. Медсестра выносит ребенка всего на 10—15 минут», — рассказывает Ольга. В течение нескольких недель отказнички проходят медобследование. Заключение о состоянии здоровья ребенка должен подписать областной министр здравоохранения, «неделю он был в командировке, потом занят».

Решение об усыновлении выносит суд. Как говорят собеседницы, в Саратове такие дела назначают к рассмотрению довольно быстро — в течение недели. Заседание состоит из пары вопросов. РРешения выносят «к немедленному исполнению»: в тот же день можно забрать малыша домой.

 

«Мы работаем с ожиданиями»

Надежда Клестова работает психологом в саратовском детдоме № 2. В 2009 году здесь открыли школу принимающих родителей (ШПР), где взрослым рассказывают об особенностях развития и поведения сирот, адаптации в приемной семье, управлении «трудным» поведением.

Как говорит Надежда Денисовна, «мы работаем с ожиданиями»: нужно помочь человеку понять, для чего он хочет взять ребенка и насколько реально оценивает ситуацию. По наблюдениям психолога, об усыновлении люди задумываются по разным причинам: «Кто-то всегда мечтал о большой семье. Кто-то хочет не стареть. Кого-то тяготит пауза между детьми и внуками. Встречаются и обычные альтруисты». Довольно рискованная категория — те, кто таким способом рассчитывает решить проблему одиночества или эмоционального дискомфорта.

Усыновители получают единовременное пособие — 12 тысяч рублей из федерального бюджета и 9,5 тысячи из областного. Ни одного случая, чтобы усыновители вернули ребенка в казенное учреждение, в нынешнем году в области не было.

Большая часть замещающих родителей выбирают форму опеки. По наблюдениям психолога, чаще всего опекунами становятся родственники, крестные или просто друзья кровной семьи ребенка. В таком случае государство выплачивает пособие на содержание ребенка (сейчас это 5200—7700 рублей в месяц) и обязано обеспечить его жильем после совершеннолетия. Ребенок сохраняет свою фамилию и не может претендовать на наследство после смерти опекунов.

В области работает около 160 приемных семей — это нечто вроде крохотных детдомов, где родители-воспитатели растят нескольких детей разного возраста и получают за это зарплату (в среднем 17,3 тысячи рублей в месяц плюс выплата на содержание ребенка 8,7 тысячи рублей в месяц). Сейчас в таких семьях живут более 500 воспитанников. Надежда Клестова: «Не люблю, когда в приемные семьи бросают камни, мол, они работают «за деньги». Детям, которые оказались в детском доме, нужна семья-друг, которая не будет их присваивать, а просто займет определенное место в жизни ребенка».

 
Читайте также:
 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera