×
Мнения

Великая французская депардьезация

«Случай Депардье» укладывается в рамки путинской политики по «созданию благоприятного образа России за рубежом»

Этот материал вышел в № 1 от 9 января 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

 

ИТАР-ТАССДарение российского гражданства французскому актеру и открытое письмо Брижит Бардо о том, что она тоже хочет попросить российский паспорт у «лучшего друга животных», застали врасплох Францию и Бельгию, которые еще не очнулись от рождественско-новогодней паузы. Раньше всех проснулся депутат Европарламента, бывший лидер парижской студенческой революции 1968 года Даниель Кон-Бендит. «Законченные кретины, — заявил он в эфире BFMTV. — Чтобы назвать Россию самой большой демократией, действительно, нужно быть глубоко больным и к тому же под влиянием алкоголя, стероидов или я не знаю, чего еще...»

«Налог на роскошь», который должен был «настоятельно призвать» 3 тысячи самых богатых французов поделиться с соотечественниками в годину кризиса, был предвыборным обещанием президента-социалиста Франсуа Олланда. Вокруг самого законопроекта давно шли споры во французском обществе и в кабинетах Евросоюза. Главные аргументы сторонников — в социальной справедливости и французском патриотизме. Мол, пока живет такой гений в бедной или средней семье, он обожает французскую систему здравоохранения, образования и социального обеспечения, а когда благодаря всему этому поднялся наверх — отказывается делиться. Не честно.

В отличие от бизнесменов или ученых, которые могут быть и «гражданами мира», Депардье — не просто актер, а французский актер. Для актеров и писателей страна — это еще и торговая марка. Бельгийцы Жак Брель и Сальваторе Адамо больше известны как французские артисты и сделали мировую карьеру благодаря большой Франции, а не маленькой Бельгии… Так что «казус Депардье» — это проблема Франции, которая сама должна найти приемлемый компромисс между представлениями о социальной справедливости и поощрением интеллектуального, делового или спортивного успеха. В конце концов, суд признал предложение президента незаконным, и в результате французские миллионеры будут отдавать в казну не больше, чем сейчас (впрочем, тоже немало: французская шкала налогообложения сложна и насчитывает несколько позиций)…

Но для истории с Депардье это уже не важно. Она видится в другом ракурсе. Речь в данном случае не о французском социалистическом налогообложении, против которого восстал миллиардер, сын коммуниста. Его случай перетек в сферу российской политики, в общую канву «создания благоприятного образа России за рубежом» за счет поиска чужих изъянов. Как бы кто ни относился к творчеству Депардье, это все же глыба кинематографа. То же и с Брижит Бардо. Она готова попросить российское гражданство, если в Лионском зоопарке усыпят двух слонов, больных туберкулезом… Любовь к Путину и российской демократии парадоксальным образом объединила фаната корриды Депардье и непримиримую противницу убийства быков Бардо…

Проблема фискальных убежищ в Европе насчитывает десятки лет, но у нас о ней пишут редко. Только когда речь заходит о персонах уровня Депардье.

Знаменитый тренер российской сборной по футболу голландец Гус Хиддинк попал на скамью подсудимых за неуплату налогов. Он специально купил дом в Бельгии в сотнях метров от голландской границы, чтобы платить бельгийским фискалам. Бельгийское законодательство благосклонно к сверхбогатым… Но Хиддинку не повезло. Голландские налоговики выследили и скрупулезно подсчитали, сколько ночей он спал на своей заграничной даче. Чтобы быть резидентом в налоговом смысле слова, надо проводить в стране не менее половины года.

Фискальным раем для самых успешных и знаменитых европейцев считаются также Швейцария, Люксембург, в меньшей мере — Италия, Великобритания. Очень лакомое место — Монако. Но в свое время Франция, пользуясь несоизмеримым весом, навязала крохотному княжеству условие, по которому князь не может принимать в подданство французов, а французы-резиденты Монако должны платить налоги в кассу соседнего Ментона. Джонни Холлидей (Де Смет — по бельгийскому отцу) долго добивался бельгийского подданства, чтобы избавиться от французского гражданства и потом обосноваться в Монако, но бельгийцы оказались слишком щепетильными.

Приграничные деревни Бельгии давно стали «Рублевками» для голландцев и французов. Там живут топ-менеджеры, которым до их активов в Амстердаме или Париже час-другой ехать на машине. Там живут наследники больших состояний, которые хотят подольше пользоваться наследством отцов и дедов. Скандал разразился, только когда Жерар Депардье в конце прошлого года купил дом в деревне Нешен. Она тут же стала более знаменитой, чем соседний Турне, очаг христианской культуры еще в Римскую эпоху.

Дело не успело дойти до того, чтобы французские фискалы подсчитывали, сколько ночей Депардье реально спит в бельгийском доме, а сколько — в своем парижском особняке. Но пресса уже с ноября гудит, что актер подал прошение о бельгийском подданстве. После того как обиделся на французского премьера Жан-Марка Эйро за слово «жалкий»… Кто он такой, этот премьер, чтобы называть жалким великого Депардье? «Возьмите мой французский паспорт, который я сегодня выслал по почте!» — воскликнул обиженный актер. Президент Олланд поспешил дезавуировать премьера, сказав, что тому следовало бы выбирать слова. За коллегу вступилась Катрин Денёв. Сама она платит налоги во Франции, но человек, по ее убеждению, свободен в выборе.

Даниель Сенсаль, мэр бельгийской коммуны Эстемпью, в которую входит деревня Нешен, торжествует и вывесил в интернете видеоролик, где сам в образе Астерикса приветствует скорое появление толстяка Обеликса (эту роль сыграл Депардье в популярном фильме). Налоги в Бельгии собирает коммуна, которая потом передает определенную долю в регион и в федеральный центр. Такой налогоплательщик — просто подарок судьбы.

Сложнее с бельгийским государством. Как и везде, предоставление гражданства иностранцу регламентирует закон, и есть процедура, которую не вправе обойти ни премьер-министр, ни король. По вступившему в силу с 1 января новому закону о гражданстве у иностранца есть два пути стать бельгийцем. Либо непрерывно прожить в Бельгии 5 лет, знать один из государственных языков и участвовать в социально-экономической жизни; либо добропорядочно прожить в ней 10 лет, знать язык и иметь «социальную связь». В виде исключения гражданство может быть предоставлено выдающемуся деятелю, если это «послужит международному престижу страны». Вот этим пунктом и может воспользоваться французский лицедей.

Председатель комиссии по натурализации Жерар Даллемань в интервью бельгийским СМИ сообщил, что формально российский паспорт Депардье не повлияет на рассмотрение его просьбы о бельгийском подданстве. Теоретически россиянин Депардье может стать еще и бельгийцем. Но на практике отношение комиссии к его бельгийской просьбе может измениться. Возникнут новые вопросы о мотивации… «Гражданства не коллекционируют», — отметил Даллемань.

Налоги платят не по гражданству, а по месту проживания. Будь у Депардье хоть десять паспортов разных стран, платить он должен в казну той, где живет не менее 183 дней в году.

Bienvenu en Russie, Monsieur Depardieu! На рекламе Елисеевского магазина и банка «Советский» такому талантищу можно некоторое время прожить безбедно. Особенно если еще восклицать перед камерой: «Слава Кадырову!» и хвалить демократию в Чечне.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera