Сюжеты

Комков в горле

«Культурологическая экспертиза» Сергея Комкова бросает тень на следствие: как минимум три документа, приобщенных к уголовному делу «банкира Лебедева», мягко говоря, не документы

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 3 от 14 января 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Диана Хачатрянкорреспондент

«Культурологическая экспертиза» Сергея Комкова бросает тень на следствие: как минимум три документа, приобщенных к уголовному делу «банкира Лебедева», мягко говоря, не документы

 

Петр Саруханов — «Новая»Слухи о том, что дело «Полонский против Лебедева» может быть переквалифицировано из нетяжкой «хулиганки» в «общественно опасное нарушение», появились в ноябре прошлого года. Формальный повод для отягощения обвинения в адрес бизнесмена — «культурологическая экспертиза», приобщенная к уголовному двухтомнику. В ней говорится, что бизнесмен своим поведением нанес ущерб России, поскольку его умышленный и тщательно подготовленный поступок (два удара по голове Полонскому) транслировался по телевидению.

Многостраничный труд эксперта Госдумы профессора Сергея Комкова правоохранительные органы, судя по всему, подшивали к делу с закрытыми глазами. На первый взгляд запросы, которые сопровождают экспертную записку, выглядят убедительно. Но если присмотреться, то ряд, казалось бы, незначительных мелочей ставит под сомнение юридическую силу документов, поскольку свидетельствует о серьезных нарушениях процессуальных норм.

Во-первых, запрос адвоката потерпевшей стороны Геннадия Шило, выполненный на официальном бланке адвокатского бюро «Шило и партнеры», не имеет регистрации (в верхнем левом углу отсутствует уникальный номер). Шило просит депутата Госдумы от КПРФ Тамару Плетневу «дать поручение одному из ведущих экспертов Госдумы Сергею Комкову провести подробную культурологическую экспертизу телевизионной программы «НТВшники» от 18 сентября 2011 г. и ответить на вопросы». Однако небрежное оформление адвокатского запроса с явным нарушением правил документооборота ставит под сомнение сам факт принятия адвокатского запроса официальным органом. Кроме того, в уголовном деле отсутствует список вопросов, направленных эксперту. То есть мы не можем быть уверены, что в экспертной записке содержатся ответы Комкова именно на те вопросы, которые задал адвокат Шило.

Во-вторых, в уголовном деле отсутствуют два важнейших процессуальных документа: нет ходатайства адвокатов потерпевшей стороны о приобщении к делу материалов исследования и собственно постановления следователя о приобщении (или — об отказе в удовлетворении ходатайства).

Мы поговорили с ключевыми фигурами «культурологической кампании», развязанной против Лебедева. Первым делом мы связались с теперь уже бывшим адвокатом Полонского. Шило едва помнил подробности дела годичной давности (как раз в дни оформления запроса об инциденте нелестно высказался Владимир Путин). Адвокат со стажем, неоднократно награждавшийся государственными орденами за верность идеалам профессии, так и не смог ответить на один простой вопрос: кому он адресовал запрос в сентябре прошлого года. «Я не направлял запрос Плетневой. Я не знаю, кто она такая. Я, кажется, когда-то направлял запрос Смолину. Хотя не исключаю, что Плетневой», — сказал он, добавив, что после экспертизы Полонский отказался от его услуг.

Звонки Плетневой обрывались гудками и нелестными отзывами в адрес сотрудников газеты. Разговаривать с нами депутат наотрез отказалась, на журналистский запрос отвечать не стала. «Я ничего не писала. Запрос от адвоката не видела, так как была в это время в регионе. Кто это делал, может быть, мои помощники? Одного такого я выгнала, благодаря таким, как вы. Меня не интересует ни Лебедев, ни Полонский. Я их не знаю», — сказала депутат и повесила трубку. Коммунистку понять можно. Это не первый случай, когда от имени депутата распространяют фальшивую информацию. В начале сентября прошлого года Плетнева оказалась в центре другого скандала — с поддельным запросом от ее имени в отношении ряда эсеров, которые якобы занимаются незаконной коммерческой деятельностью. Кстати говоря, нынешний секретарь Плетневой связался с бывшим помощником депутата, который, в свою очередь, не исключил, что подобный запрос мог пройти через его руки.

Контркампания Комкова против газеты началась сразу же после первой публикации от 19 ноября. Эксперт-культуролог написал гневное письмо, сравнив сотрудников газеты с «Иудой, продавшим все самое святое за тридцать серебряных монеток». Затем он направил на электронный ящик редакции копию заявления в Следственный комитет. По мнению Комкова, «организованная группа сотрудников» «Новой газеты» своими действиями пыталась опорочить специалиста, чья экспертная записка официально приобщена к материалам уголовного дела. Независимый эксперт предложил возбудить уголовное дело в отношении авторов публикации и сотрудников газеты (Андрея Колесникова, Галины Мурсалиевой, Дмитрия Муратова и Ольги Лебедевой) по ч. 2 ст. 309 УК РФ. «Они пытались принудить эксперта к изменению своей позиции и даче ложных показаний, создать отрицательное общественное мнение в отношении действий независимого эксперта, доказывая через СМИ его профнепригодность», — отмечает в письме Комков.

Вторая публикация добавила масла в огонь. «Адвокат следствия» начал заваливать редакцию очередной порцией писем и статей. Сначала он прислал копию заявления в СК, в котором попросил руководителя Следственного управления Вадима Яковенко к ранее обозначенной ОПГ добавить новых авторов (Виталия Ярошевского, Никиту Гирина и Диану Хачатрян). Затем — письмо и ссылку на свою публикацию в интернет-газете, где в грубой форме выразил свое личное отношение к бизнесмену Лебедеву. «Я сумею посадить вас на скамью подсудимых рядышком с вашим патроном, неизвестно откуда взявшим свои миллиарды. Лебедев уже проиграл свою игру. Он слишком много хотел. Ему мало было тех миллиардов, которые он получил незаконным путем. Он захотел власти», — пишет Комков.

Сомнения в независимости и психологической адекватности специалиста развенчал официальный документ — ответ на наш запрос из Комитета по образованию, экспертом которого он представляется. В одном из своих заявлений в СК Комков пишет, что Плетнева дала ему официальное поручение провести данную экспертизу, так как он «является опытным экспертом и уже неоднократно по поручению депутатов ГД и следственных органов проводил подобного рода экспертизы». Мы направили запрос в Комитет Госдумы по образованию с целью выяснить, являлся ли Комков в 2011 году экспертом какого-либо совета при комитете. Ответ пришел от руководителя аппарата не сразу (пришлось поднимать архивы), но отрицательный. Глава комитета Александр Дегтярев рассказал, что эксперты проводят свои исследования только по поручению комитета. Они не имеют права давать заключения в другие организации, а экспертизы проводят исключительно на образовательные темы (например, экспертизы образовательных программ, законопроектов).

Следовательно, три документа, фигурирующие в деле Лебедева (экспертная записка Комкова, запросы адвоката Шило и депутата Плетневой), ставят под сомнение объективность следствия. Если прокуратура, которой надлежит передача уголовного дела в суд, примет к сведению медвежью услугу эксперта-культуролога, то под угрозой окажется не только репутация Комкова, но и правоохранительных органов.

P.S. Бывшие сотрудники Комитета по образованию помнят инициативного Комкова. Он часто «крутился» на Охотном Ряду, посещал круглые столы. «Экстравагантная выходка» Комкова никого не удивляет, он производил своеобразное впечатление.

Официальный ответ на запрос «Новой газеты»

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera