Сюжеты

Помнить — значит бороться

Четыре года исполнится со дня убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Сегодня мы публикуем выступление Станислава Маркелова на теоретическом семинаре журнала «Альтернативы» 12 декабря 2008 года, а также заявление Эдуарда и Ларисы Бабуровых.

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 5 от 18 января 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Сегодня мы публикуем выступление Станислава Маркелова на теоретическом семинаре журнала «Альтернативы» 12 декабря 2008 года, а также заявление Эдуарда и Ларисы Бабуровых.

Евгений Фельдман — «Новая»

За это время пойманы и осуждены убийцы. Друзья Стаса выпустили сборник его статей и выступлений «Стас Маркелов: Никто, кроме меня». Но мы, кажется, еще не понимаем, кого потеряли 19 января 2009 года. Стас Маркелов не устает удивлять. Появляется то один, то другой его текст, упущенный при составлении книги.  
 
Сегодня мы публикуем выступление Станислава Маркелова на теоретическом семинаре журнала «Альтернативы» 12 декабря 2008 года (транскрипт, опубликованный в №1(41) журнала за 2009 год, дан с незначительной правкой ошибок и дословной расшифровки устной речи).      
 
Текст «П…ц анархии: будущего нет», написанный в июне 2008-го и напечатанный в «Новой» к дню рождения Стаса (№53 от 20 мая 2011), удивил тех, кто однозначно записывал его в патентованные анархисты. 
 
Полгода спустя, выступая среди единомышленников (себя он называл «левым социал-демократом»), Маркелов ставит под сомнение современный левый дискурс, причем не в деталях, а в самой основе. По его мнению, постмодернистский синтез есть не выход из кризиса, но лишь попытка этот кризис замаскировать. А причины этого не сводятся к лености мысли теоретиков, для которых «постмодернизм» — удобное кресло-качалка. Этот «релятивизм заложен в основе любых левых теорий»… 
 
Если же обратиться к «Красной книге «Антифа», которую Стас составил, тиражировал и распространял, то там найдутся не очень удобные для представителей этого движения мысли о том, что насилие — средство отнюдь не универсальное, и все проблемы не решает.   
 
Впрочем, к правозащитному сообществу Стас был куда более критичен по очень многим позициям…  
 
Человек — да! — неудобный для многих, поскольку его трудно «приватизировать», превратить в знамя. 
 
Четыре года спустя видно, что это короткий текст, небольшое выступление на семинаре, несет в себе смысл более широкий.
 
Ведь соблазн схоластического умствования в отрыве от реальности был не только общим свойством дискурса «подлых нулевых», но и в чем-то причиной их наступления. Отрыв слов от смысла опасен — это отмечал еще Вальтер Беньямин, говоря что «фашисты эстетизируют политику»…    
 
С каждым новым текстом перед нами предстает человек все более объемный и многомерный, не только не укладывающийся в плоскость какого бы то ни было «изма», но и не стремящийся к этому, — ибо жив, пока живо сомнение. 
 
Александр ЧЕРКАСОВ,
«Мемориал»

 

 

Станислав МАРКЕЛОВ

Манки постмодернизма

Начитавшись постмодернистов, можно самому превратиться в постмодерниста

Поскольку юристы в своей практике прикрываются авторитетами, и я начну со смысловой цитаты: «Синтез не является показателем роста знания, но, наоборот, показателем упадка, так как синтез приводит к утрате анализа». Это — Иммануил Кант, «Критика чистого разума».

Бунт XVIII— начала XIXвека — он ведь был во многом против того, что мы сегодня называем постмодернизмом. Господствовавшая в то время в Европе теология имела много сходных признаков: отрыв от любой реальности, запрет анализа, любой научной дискуссии, исходящей из практического опыта. Известный «философский» анекдот — дискуссия о том, сколько нечистой силы может уместиться на кончике иглы, — отражает отрыв догмата, сферы теологии и идеологии, от религиозной и жизненной практики.

В схоластических дискуссиях могло быть всё, что угодно, но их итог не имел отношения к жизненной практике, где важно было чтить Папу Римского, платить десятину и покупать индульгенции. Лишь это было жестко обязательно, а религиозный догмат было можно трактовать и извращать, опираясь, по желанию, на блаженного Августина, Фому Аквинского или Николая Кузанского.

Не тот ли самый религиозный «постмодернизм», отступавший в XVIII–XIXвеках под напором свободной мысли, выступает сегодня как революционное, новаторское течение? Тем временем аналитический подход, напротив, становится признаком традиционализма и чуть ли не ортодоксии.

Почему так происходит?

Это «новаторское» течение имеет «манки-приманки», привлекательные для любого исследователя.

Во-первых, они создают иллюзию индивидуального творчества: ты можешь вводить в конструкцию любые созданные тобою монады.

Во-вторых, можно создавать теоретические посылы, не соотнося их с тем, что происходит на самом деле; не нужно вписывать содержание в имеющийся контекст, в практику, оправдывать свою идейную конструкцию реальностью. Ведь именно это представляет сложность для исследователя, особенно — для оперирующего абстрактными категориями. Современные исследователи разделились на практиков и теоретиков, редко кто совмещает эти две роли. А «постмодернизм» не просто позволяет жить в сфере языка, почти не обращая внимания на то, что творится на улице, но даже полностью разделить эти две сферы, не соотнося их между собой.

В-третьих (по порядку, но не по значению!), «постмодернизм» создает иллюзию всеядности и всеобъемлемости: ты всё можешь включать в эту релятивистскую структуру, где всё едино и равноценно — что творения Рембрандта, что собаки, — не изучив толком ни жизнедеятельность собак, ни творчество Рембрандта.

Почему этим соблазном прельстились многие левые идеологи?

Дело в том, что релятивизм заложен в основе любых левых теорий, неважно, марксистских или немарксистских. Ведь они выросли из идеи равенства любых подходов, любых ценностей и категорий.

Постмодернистский релятивизм равенства всех категорий создает спекуляцию: «эти категории не надо изучать, поскольку ты сам изначально признаешь, что они одинаковы, равноценны». И этот выстраиваемый мир можно сделать всеобъемлющим, включив любые отрасли знания и отказавшись от специальных дисциплин и категорий.

Это создает потрясающие методологические возможности, другое дело, что они не приводят ни к каким выводам.

Такой «наукой» можно заниматься всю жизнь. Она похожа на разгадывание кроссвордов. Когда разгадываешь кроссворды, ты не получаешь никакого общезначимого вывода, — разве что повышаешь свою общую эрудицию. Можно угадывать без конца, ведь таких кроссвордов тысячи. А если ты сам их создаешь, это занятие может стать вечным.

Получается интересная «постмодернистская диалектика». Главный вопрос тут — можно ли считать, что современный марксистский «постмодернизм» — это контрапункт? Я в это не верю.

Сколько из корифеев постмодернизма, относили себя (даже формально) к марксистскому лагерю? Очень многие. Можно вспомнить Францию как mainstreamв левом движении этого направления. Французская философская школа во второй половине XXвека считалась доминирующей. Почему? Именно во второй половине XXвека возникли «проклятые вопросы» для марксистской идеологии: марксистские прогнозы не оправдывались, идейные выкладки не находили подтверждения. Нужны были какие-то запасные пути — и таковыми стал «постмодернизм». По этим «рельсам», применяя эту методологию, многие идеологи марксизма уходили в тыл, спасая свои идеи.

И тенденция «подстроиться под реальность» — не обоснование, а «отмазка». «Все вокруг так говорят» — и нужно оправдываться, подстраиваясь под реальность.

Почему-то раньше, в XIXвеке, марксисты умели противостоять разным идейным школам, а сейчас это у них не получается. Их что, в тюрьму посадят, если они не будут говорить языком «постмодернизма»? Я в это не верю. Сталинисты, например, так не делают — их, правда, никто не любит…

Остается вопрос: а есть ли эта линия фронта между марксизмом и «постмодернизмом», линия их противопоставления? Где она? Я ее не вижу…

 

 

Убийство — омерзительное свойство неофашизма

Заявление Эдуарда Федоровича и Ларисы Ивановны Бабуровых

У фашистов характерным свойством является поиск врага сначала внутри страны, а после прихода к власти — поиск внешнего врага. Так начиналась Вторая мировая война. Современные неофашисты идут по этому же пути.

Неофашисты стремятся убивать лучших людей России. И прежде всего —

людей, которые выступают против возрождения фашизма, антифашистов.

Убивают хладнокровно, расчетливо. Общение у них низкое, циничное. Вот прослушка за 26 октября 2009 года;Тихонов (Т), Хасис (Х).

Х: Когда «Сопротивление» с «Русским образом» власть возьмет…

Т: «Вася» потом отдаст этот ствол. Отстреляет и мне отдаст. Мы знаем уже это кто.

Х: В героях Артем Прохоренко, во-первых — «БТО», во-вторых — «сделал». Первая точечная мишень в правом движении. Гиренко он еб…л. («БТО» — боевая террористическая организация,Н.М. Гиренко — ученый-этнограф, эксперт в российских судах по ряду дел, связанных с преступлениями о разжигании национальной розни и насилия на почве расовой ненависти, провел несколько десятков официальных экспертиз, был убит в собственной квартире выстрелами в дверь.)

Т: Он еб…л, выполняя задание. Кто «сделал» грузина?

Х: Джапаридзе? «Эд».

Т: Кто еб…л «Ястреба»?

Х: «Эд».

Т: Он еб…л бы его сам? Нет, они исполнили.

Х: То есть герой ты, что ли, везде?

 

Так среди бела дня на улице Пречистенка 19 января 2009 года были убиты президент института Верховенства права адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова.

Тихонов Н.А. и Хасис Е.Д. заранее тщательно спланировали это убийство. Е. Хасис выследила адвоката и журналистку, а Н. Тихонов подло подкрался сзади и выстрелил в затылок адвокату, а затем и в журналистку, которая попыталась дотянуться до пистолета убийцы.

Из протоколов допроса Н. Тихонова мы знаем, что наша смелая и отважная девочка не дрогнула перед угрозой смерти, противостояла убийце. Тихонов на допросе сказал: «Убил Бабурову, которая пыталась мне помешать». Даже если бы Настя не оказала сопротивления, Тихонов все равно убил бы ее.

На место убийства люди и теперь несут цветы.

Над неофашистами-экстремистами Н. Тихоновым и Е. Хасис состоялся суд присяжных. После длительного рассмотрения и на основании неоспоримых фактов, представленных следователями, присяжные вынесли вердикт: «Виновны и не заслуживают снисхождения».

В настоящее время нацистское движение развернуло широкую борьбу за освобождение убийц, пытаясь добиться пересмотра судебного решения.

Публикуют множество статей, А. Севастьянов издал книжку. В этих публикациях бесконечное количество измышлений и фантазий. Создается впечатление, что если бы автор этой книжки был адвокатом на суде, то пользуясь свойственными ему измышлениями, он легко бы доказал, что ни Маркелова С.Ю., ни Бабурову А.Э. вообще никто не убивал. Самые активные авторы пытаются доказать полную невиновность Тихонова и Хасис. Они так стараются, потому что сами знают, как говорят, из первых рук, что Тихонов и Хасис — убийцы.

Мы детально изучали материалы следствия, участвовали в заседаниях суда, поэтому можем пояснить некоторые вопросы.

При предъявлении Н. Тихонову неопровержимых доказательств он признал себя виновным даже с некоторым вызовом. Как мы понимаем, признавая себя виновным в убийстве, он с гордо поднятой головой полагал, что автоматически входит в элиту националистического движения. Но потом понял, что стать лидером этого движения не так-то просто. Уж очень большая конкуренция. На суде решил отказаться от своих прежних показаний, надеясь на меньший срок заключения.

Основным доказательством непричастности Н. Тихонова к убийству, по словам нацистских публикаций, является тот факт, что он не выбросил браунинг, который нашли у него в квартире. Вот уж и правда — «неопровержимое доказательство».

В действительности Н. Тихонов не выбросил браунинг, из которого убил Стаса и Настю, так как был уверен, что его не вычислят и не найдут.

Браунинг очень удобен для следующих убийств, его можно спрятать просто в карман. Ведь когда арестовали Тихонова, он был основательно вооружен. Под- мышкой в кобуре был пистолет, за плечами в рюкзаке автомат АК и гранаты. Понятно, что он собирался не на прогулку. Браунинг впоследствии мог бы быть в среде неофашистов-экстремистов хорошим доказательством, что именно он, Н. Тихонов, убил Станислава Маркелова. Это обеспечило бы Н. Тихонову в их кругах достаточно высокий авторитет. Как можно выбрасывать такую ценность?

Во множестве публикаций сторонники нацистского движения солидарны с Тихоновым и Хасис, активно способствуя тем самым развитию экстремизма, стремясь вовлечь в него все новые слои населения. В этих публикациях нет ни слова сожаления об убитых. Да это и не удивительно. Ведь убийцы являются наследниками профашистской идеологии, чего сами они не отрицают. А как известно, фашисты с улыбкой уничтожали миллионы ни в чем не повинных людей.

Всем сомневающимся в виновности Н. Тихонова и Е. Хасис мы хотим сказать, что нельзя одновременно мысленно быть рядом с погибшими и подвергать сомнению законность приговора убийцам.Мы многократно повторяем: Н. Тихонов и Е. Хасис — убийцы адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой.

Как сообщил руководитель Всероссийского научно-исследовательского института (ВНИИ) МВД России генерал-майор полиции С.И. Гирько,
каждый год на территории РФ возникают все новые фашистские группировки. Как следствие — число преступлений экстремистской направленности, совершенных на почве национальной, расовой или религиозной ненависти, неуклонно растет (передает «Интерфакс»).

Пожизненное лишение свободы — слишком легкое наказание. Пусть эти убийцы испытали бы еще и то, что испытываем мы после гибели нашей дочери.

Мы знаем, что Станислав Маркелов и наша дочь, журналист «Новой газеты» Настенька Бабурова ценой своих жизней стали преградой на пути развития фашизма в России.

Родители Анастасии Бабуровой

 

 

Шествие памяти Стаса и Насти пройдет в 14.00 от Пушкинской площади до Арбата

После нескольких раундов переговоров московские власти согласовали акцию памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой в центре Москвы. Изначально заявители акции, «Комитет 19 января», планировали пройти шествием в 2000 человек от Пушкинской площади до метро «Кропоткинская», где неподалеку — на улице Пречистенка — были убиты адвокат и журналистка. И завершить шествие возложением цветов.

Однако в мэрии отказали, предложив дойти от Пушкинской лишь до Никитских ворот количеством не более 300 человек. От такого предложения заявителям пришлось отказаться: ежегодно в акции принимали участие не менее тысячи человек. К тому же по окончании шествия участники в любом случае планируют дойти до места гибели Стаса и Насти, что могло бы спровоцировать задержания и беспорядки. В итоге компромисс был достигнут. Мэрия согласовала шествие от Пушкинской площади до Никитского бульвара, д. 12, пересечения с улицей Новый Арбат. Затем желающие возложить цветы пойдут вниз по Гоголевскому бульвару без транспарантов и музыки. Количество участников — 700 человек.

Начало акции — 14.00.Приносите с собой цветы и свечи.

 

Анонс

«Комитет 19 января», «Новая газета» и газета «Воля» объявляют начало творческого конкурса «Преодоление границ» памяти общественных активистов Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, убитых нацистами 19 января 2009 года.

Современное общество включает в себя множество культур, которые живут рядом и взаимодействуют каждый день. В мультикультурализме заложен огромный потенциал для развития общества. Но он может быть реализован только тогда, когда каждый признаёт уникальность и важность другого, открыт к общению с ним, видит в его инаковости многообразие нашего мира, а не угрозу собственной идентичности.
На конкурс принимаются эссе, статьи, художественные произведения, рисунки, фотографии, демотиваторы и плакаты. Максимальный объем для текстов: 15 тыс. знаков с пробелами, для изображений: разрешение 225 dpi, формат — TIFF для PC без компрессии. Работы принимаются до 1 мая 2013 года.
Лучшие работы будут опубликованы в «Новой», в газете «Воля», на сайте 19jan.ru. По окончании конкурса будет выпущен сборник.
Подробности — 19jan.ru.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera