Сюжеты

Не так сядут

Миллиарды рублей из бюджета Петербурга шли на строительство футбольного стадиона, не имеющего разрешительных документов. Большая проверка нашла нарушения в «ненадлежащем хранении стульев»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 6 от 21 января 2013
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Борис Вишневскийобозреватель

 

Миллиарды рублей из бюджета Петербурга шли на строительство футбольного стадиона, не имеющего разрешительных документов. Но большая проверка выявила лишь «отдельные факты нарушений законодательства», из которых наиболее впечатляющим оказалось «ненадлежащее хранение» 63 тысяч стульев...

Коллегия Счетной палаты рассмотрела результаты проверки использования бюджетных средств для строительства стадиона для «Зенита» на Крестовском острове.

Начиная проверку, глава СП Сергей Степашин обещал тщательно разобраться, почему на строительство были потрачены «баснословные суммы». Но замах оказался на рубль, а удар — на копейку: ревизоры выявили лишь «отдельные факты нарушений законодательства», из которых наиболее впечатляющим оказалось «ненадлежащее хранение» 63 тысяч стульев для зрителей.

При этом ревизоры широко закрыли глаза на два наиболее вопиющих обстоятельства, не усмотрев в них ничего криминального.

Во-первых, стоимость стадиона возросла более чем в шесть раз за пять лет, многократно превысив зарубежные аналоги.

А во-вторых, — что куда важнее — закон вообще не позволял выделять на его строительство бюджетные средства.

По данным проверки, «Зенит-Арена» (одно из обсуждаемых названий нового стадиона) готова на 34,4%. Уже истрачено на проектирование и строительство 14,4 млрд рублей из петербургского бюджета. Около 3,8 млрд рублей — дебиторская задолженность (деньги потрачены, но подрядчик — компания «Трансстрой» — не представил отчетных документов по их расходованию).

Весьма интересно то, что, по данным Счетной палаты, «в период с 2006 по 2008 год работы осуществлялись без разрешения на строительство, а в 2010—2012 годах без утвержденной проектной документации». Но эта «мелочь» ничуть не мешала питерским властям исправно выделять подрядчикам бюджетные миллиарды.

Далее: при проверке обнаружились нарушения, касающиеся «поступления в доход Санкт-Петербурга средств от реализации материалов после демонтажа стадиона им. Кирова, использования возвратных материалов при строительстве нового стадиона, ненадлежащего хранения 63 тыс. стульев для зрителей стоимостью 287 млн рублей».

В итоге коллегия СП рекомендовала питерской администрации «принять меры к завершению строительства стадиона» и отметила, что «заслуживает поддержки ранее сформулированная позиция администрации Санкт-Петербурга по максимальной оптимизации расходования средств городского бюджета на строительство стадиона».

«Оптимизация», полагает СП, может быть достигнута за счет сокращения расходов на «дополнительные площади в теле холма стадиона, сверхнормативные площади помещений общественного питания, комплекса концертного оборудования, используемого для проведения эстрадных концертов и театральных постановок, и других непрофильных площадей (около 150,0 тыс. кв.м.)». За счет всего этого СП считает возможным снизить стоимость стадиона аж на 10 миллиардов рублей. Во что верится с большим трудом: вряд ли на барах, ресторанах, буфетах, офисах и концертном оборудовании можно сэкономить такую сумму.

Ну а пока питерский Комитет по строительству повторно направил в Главгосэкспертизу документы — несколько снизив свои запросы. В октябре, напомним, туда была отправлена смета на 43,8 млрд рублей, теперь называется другая сумма — около 39 млрд рублей. При этом в питерской администрации создана рабочая группа по удешевлению строительства, которая будет учитывать замечания СП и разработает «план их устранения»…

Это называется: гора родила мышь.

Нарушения есть, но «отдельные». Конкретные виновники не названы — соответственно, и вопрос об их ответственности не ставится (интересно: много ли случаев, когда Смольный закрывает глаза на строительство без проектов и разрешений — и к тому же щедро выделяет на них бюджетные деньги?)

Подорожание стадиона объясняется набившими оскомину заявлениями о «жестких требованиях ФИФА и УЕФА», которых, как рассказывала «Новая газета», не существует в природе: никто в ФИФА и УЕФА ничего от питерских властей не требовал.

Еще говорится об «эксклюзивном» проекте с выдвижным полем и раздвижной крышей — но только что в Стокгольме был сдан стадион вместимостью до 65 тысяч зрителей с раздвижной крышей, позволяющей проводить матчи при любой погоде, и стоимостью 192 миллиона евро. Что, как нетрудно подсчитать, ровно в пять раз меньше даже «скорректированной» (в 39 млрд рублей) сметы расходов на «Зенит-Арену».

При этом Сергей Степашин заявляет, что, «если хочется эксклюзива — находи внебюджетные средства», и что «эксклюзивность спортивной арены не должна ложиться на городской бюджет», — но игнорирует то обстоятельство, что «эксклюзивный» стадион строится для клуба, принадлежащего частной компании «Газпром». И которая уж точно могла бы изыскать «внебюджетные средства» для этого строительства — но делать этого не желает. А все попытки поставить этот вопрос натыкаются на глухую стену — как будто даже на намерение чего-то потребовать от газового монополиста наложено негласное табу.

Напомню, что в начале ноября я обращался к премьеру Дмитрию Медведеву — прося принять решение о финансировании строительства нового стадиона либо за счет средств «Газпрома» (как владельца «Зенита»), либо за счет средств федерального бюджета (если стадион нужен для проведения чемпионата мира). Но не взваливать эти расходы на Петербург.

Почти через два месяца (!) — что само по себе уже является нарушением закона — я получил ответ. Но не от премьера, а от заместителя руководителя Госстроя РФ Ильи Пономарева. Замечу: к тому времени, как ответ пришел, уже уволенного. В ответе говорилось, что «вопросы финансирования из внебюджетных источников относятся к компетенции правительства Санкт-Петербурга», а «выделение средств из федерального бюджета осуществляется в установленном порядке в соответствии с законодательством РФ».

Аркадий Райкин называл такие ответы просто: «Запустить дурочку». Есть порядок выделения денег из федерального бюджета? Ну так пусть премьер и применил бы этот порядок! Что касается «внебюджетных средств» — то есть средств «Газпрома», — то именно для того, чтобы они были выделены, я и обращался к Дмитрию Медведеву, поскольку Правительство России контролирует более 50% акций ОАО «Газпром». Пришлось отправить второе письмо — где напомнить премьеру, что он, как и любой чиновник, обязан отвечать по существу и не имеет права «спихивать» обращения в те инстанции, которые вообще не имеют полномочий решать эти вопросы…

И, наконец, — самое удивительное.

В сентябре 2012 года глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что у Петербурга есть некие обязательства по строительству нового футбольного стадиона за счет своего бюджета. А в октябре пресс-служба компании заявила, что, «согласно договоренностям между «Газпромом» и правительством Санкт-Петербурга, на налоговые отчисления «Газпром нефти» город должен был в том числе вести строительство стадиона».

Поскольку такие «договоренности» не укладываются в Бюджетный кодекс (его статья 35 запрещает увязывать конкретные расходы бюджета с конкретными доходами), я поинтересовался у губернатора Георгия Полтавченко, говорится ли что-либо на эту тему в существующем с 2003 года соглашении о сотрудничестве между администрацией и «Газпромом».

Ответ был дан исчерпывающий: «соглашение о сотрудничестве, ежегодные договоры о сотрудничестве, проект договора о сотрудничестве на 2013 год, который в настоящее время готовится к подписанию, не содержат обязательств Санкт-Петербурга по строительству футбольного стадиона для ОАО «Газпром» на Крестовском острове».

Между тем, по Бюджетному кодексу, так называемые «расходные обязательства субъекта Федерации» возникают не просто потому, что властям захотелось вписать соответствующую строчку в региональный бюджет. Эти обязательства должны быть прописаны отдельными законами, целевыми программами или соглашениями. Так вот, ничего подобного в случае строительства питерского стадиона обнаружить не удается! Ни одного закона, который бы обязывал строить стадион за питерские деньги, — не существует в природе. Целевых программ, — согласно которым город обязывался выделять деньги на строительство, — тоже нет. И в завершение нет и никаких соглашений, где имелись бы подобные обязательства.

Сказанное означает, что выделение бюджетных средств города на строительство стадиона не имеет никаких законных оснований.

Смольный не имел права заложить в городской бюджет ни копейки на эти цели — не то что 14,4 миллиарда. Однако Счетная палата не обратила на это никакого внимания. И не потребовала привлечь виновных к ответственности.

Хотелось бы услышать ответ на вопрос о том: почему? Или работает всё то же газпромовское табу? 

 
 
 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera