Сюжеты

«Знакомые лица — только на фотографиях». В Москве состоялось шествие памяти Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой

19 января в Москве состоялось шествие памяти адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой» Анастасии Бабуровой, убитых неонацистами четыре года назад

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 6 от 21 января 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Длина маршрута — километр. Количество участников — 700. Поставив такие условия перед организаторами акции, мэрия фактически заявила: проблемы ксенофобии и преследования по мотиву политической ненависти для власти неактуальны. От изначальной заявки «Комитета 19 января» — шествие двух тысяч человек по бульварам от «Пушкинской» до «Кропоткинской» — оставили треть.

Именно поэтому попасть на акцию удалось не всем. Насчитав 700 человек, полиция закрыла проход через рамки металлоискателей на Тверском бульваре.

В колонне, окаймленной длинными баннерами: «Стас, Настя. Помним!», «Москва — антифашистский город» и другими, — нет «лишних» людей. Многие здесь на собственной шкуре испытали, насколько могуче наше государство в вопросе репрессий и часто беспомощно во всех остальных.

Фото: Евгений Фельдман — «Новая»

Тут — социальный активист Леша Гаскаров, брошенный на два с половиной месяца за решетку, а потом оправданный по делу о нападении на администрацию Химок. Тут — координатор шествия Володя Скопинцев по прозвищу Укроп. Однажды неонацисты, обознавшись, чуть не застрелили его младшего брата Андрея, вышедшего на балкон. Приехавшие менты пригласили Андрея в УВД, где унижали и били. Тут — участник майских событий на Болотной площади Сева Чагаев, которого пытались завербовать спецслужбы. Тут — Вася Кузьмин, собирающий деньги для «узников Болотной» — в том числе близкого друга Володи Акименкова, который вот-вот потеряет зрение в СИЗО. Тут — Сергей Мохнаткин, отсидевший два года за то, что вступился за женщину на акции «Стратегии-31». «Почему я сегодня здесь? А в другом месте невозможно быть сейчас», — говорит он. Тут — фигуранты наскоро состряпанных дел Удальцов и Яшин. Тут — сотни малолетних леваков, оставленных государством один на один с бессмысленной агрессией улицы, им же поддерживаемой.

— Шествие кончается напротив дома № 12 по Никитскому бульвару. Дальше придется свернуть плакаты, — предупредил полицейский Сергея Удальцова. Тот не был организатором акции, но сотрудник, видимо, обратился к нему по привычке.

— Все будет на грани… то есть в рамках закона, — успокоил Удальцов.

— На грани закона, я знаю, — усмехнулся полицейский.

В толпе тут и там виднелись левофронтовцы, а также множество либеральных активистов — но без партийной символики. Выпячивать логотип позволила себе только партия «Яблоко»: его напечатали даже на баннере «Фашизм не пройдет», с которым фотографировались «яблочные» активисты в зеленых шарфах. На сторонников ЛГБТ-движения, поднявших так называемый флаг анархо-ЛГБТ (одна половина радужная, другая — черная), прикрикнули. По договоренности своих флагов на шествие движения не приносят.

— Анархо-ЛГБТ… Батька Махно в гробу переворачивается! — нетолерантно заметил парень в толпе.

После снегопада бульвары явно не чистили, ноги вязли в снегу, поэтому колонна двигалась значительно медленнее, чем обычно на антифашистских акциях. И кричали активисты не так яростно. «Капитализм— это экономический фашизм», — объяснял в мегафон Укроп. Однако всеобщей поддержкой такие идеи не пользовались. Шествие было прежде всего памятным. «Вечная память Стасу и Насте!», «Фашизм не пройдет!» — эти лозунги кричали дружнее всего. Громко требовали свободы «узникам Болотной».

На акцию пришла и мама убитого через полгода после Маркелова и Бабуровой антифашиста Ильи Джапаридзе Донара. Илье четыре раза выстрелили в голову и нанесли 26 ножевых ранений. В апреле прошлого года на 10 лет колонии был осужден один из преступников — стрелявший Юрий Тихомиров. Скоро будут судить неонацистов Баклагина и Исаева — других фигурантов этого дела, объединенного в одно производство с делами об убийствах антифашиста Ивана Хуторского, судьи Эдуарда Чувашова, чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева… Баклагин, Исаев и Тихомиров — знакомцы Никиты Тихонова и Евгении Хасис, убивших Стаса и Настю.

Донара оглядывается по сторонам, пытается увидеть знакомые лица.

— Никого не знаю, — произносит. — Знакомые — только на фотографиях…

Она имеет в виду портреты, которые несут участники акции. Это так же жестоко убитые друзья Ильи: Хуторской, Федор Филатов.

Фото: Евгений Фельдман — «Новая»

Шествие завершилось без задержаний. Полиция не мешала желающим возложить цветы дойти до места гибели Маркелова и Бабуровой на Пречистенке: речь шла о памяти, а не о протесте. На ступенях палат XVII века стояли портреты не только Стаса и Насти — еще Анны Политковской, убитых антифашистов. Образовавшийся на ступенях мемориал никто не тронул, и через час после того, как все разошлись, оставив гору цветов, свечи спокойно горели в пластиковых стаканах.

P.S. Акции памяти Стаса и Насти прошли в Глазове, Екатеринбурге, Златоусте, Иркутске, Кирове, Нижнем Новгороде, Перми, Санкт-Петербурге (несмотря на 20-градусный мороз, на Пионерскую площадь вышли около ста человек), Саратове, Сочи, Сыктывкаре, Уфе, а также в Афинах, Берлине, Дублине, Каире, Киеве и Париже.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera