Сюжеты

Время — честный человек

150-летие К.С. Станиславского — и мы в контексте перемен

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 6 от 21 января 2013
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

 

150-летие К.С. Станиславского — и мы в контексте перемен

 

Михаил ГутерманХроника событий: 16 января фонд Станиславского вручил премии Станиславского 2012 года. 17 января, в день 150-летия Константина Сергеевича, в Художественном театре сыграна документальная пьеса Михаила Дурненкова в постановке Кирилла Серебренникова «Вне системы». 18 января в МХТ им. А.П. Чехова при поддержке Чеховского фестиваля прошла конференция «Станиславский и мировой театр».

В Москву на юбилей Станиславского приехали Франк Касторф, Люк Бонди, Тревор Нанн, Деклан Доннеллан, Наташа Парри — ведущая актриса (и жена) Питера Брука, Мюррей Абрахам, Клаус Мариа Брандауэр, Мартин Вуттке, Бернар Февр д’Арсье — многолетний директор Авиньонского фестиваля, Мюриэль Майетт — актриса и директор Comedie Francaise, Серджио Эскобар — директор театра «Пикколо ди Милано». Видеообращения прислали Питер Брук и Робер Лепаж.

И все приехали в Россию не в первый и в не последний раз. Тут никому в Мордовии котят не дарили: чуть не все — участники Чеховского фестиваля и/или лауреаты премии Станиславского. Никто не будет громыхать словами о «великой державе» и «мягкой силе». Зато может вспомнить, как актрисы Comedie Francaise на гастролях 2010 года тихо гладили стены зала в Камергерском: «Мы же репетируем «Три сестры».

150-летие Станиславского (как и в 2010-м — 150-летие Чехова) подтвердило: в реальности силу, образ, репутацию страны создают профессионалы, занятые своим делом.

И профессионалы следующих поколений эту силу хранят.

Премия Станиславского в год юбилея изменила номинации. За вклад в развитие российского театра награжден Сергей Юрьевич Юрский. «Событием сезона» названы открытие мемориального музея «Творческая мастерская театрального художника Давида Боровского», выход в свет трех книг документов, фиксирующих рождение «Чайки» и «Трех сестер» Анатолия Эфроса. (Составитель и публикатор — Нонна Скегина, завлит А.В. Эфроса и хранитель его архива.) Третье «Событие сезона» — спектакль Римаса Туминаса «Пристань», нежный дивертисмент мэтров-вахтанговцев.

За вклад в развитие мирового театра награжден Мартин Вуттке — блистательный актер Хайнера Мюллера, Франка Касторфа, Кристофа Марталера. Кинозритель знает Вуттке по роли Гитлера в «Бесславных ублюдках» Тарантино, но Москва дважды видела его и в самой прославленной сценической роли: в спектакле Хайнера Мюллера по Брехту «Карьера Артуро Уи» — виртуозном и яростном театральном исследовании того, как в смутное время идут к власти шпана и подонки. (На примере Германии 1930-х, конечно.).

 

Константин РАЙКИН, президент фонда Станиславского:

«Не знаю, как там у меня на сцене, — но я хороший зритель. И давно разрываюсь между несколькими любовями. Одна из них — к Сергею Юрьевичу Юрскому. И сколько бы о нем сегодня ни говорили — все мало. Вы, Сергей Юрьевич, даже не подозреваете, сколько вы сделали… Что вы делали со мной — как с человеком и как с актером!

Вторая любовь: «Карьеру Артуро Уи» с Мартином Вуттке я видел дважды. И был потрясен, просто размазан по стенке грандиозным артистом. На примере таких работ мы видим родовую разницу кино и театра. Потому что только в театре возможен этот взрыв! Эта атомная энергия артиста — с его упрямством, с его фантазией, с его искажением реальности, углубляющим ее. Когда это бушует — испытываешь гордость театром как таковым. Его природой!»

Второй лауреат в этой номинации — Клаус Мария Брандауэр: Хенрик Хефген в «Мефисто» Иштвана Сабо, ключевой актер его же «Полковника Редля» и «Хануссена», Гамлет, Сирано и Натан Мудрый Венского Бургтеатра.

 

Клаус Мария БРАНДАУЭР:

«Совершенно понятно, что искусство большинства — это кино. И телевидение. Совершенно понятно, что театральное сообщество мало: узкий круг, почти секта. И да: в театре мы работаем для меньшинства. Для тех, кто рожден с патологией: у кого есть сердце».

 

«Мы хотим, чтоб это прошло «не юбилейно», а по делу», — говорил Анатолий Миронович Смелянский, ректор Школы-студии МХАТ. Год Станиславского в МХТ начался в октябре 2012-го фестивалем актерских школ мира «Открытый урок». В январе на канале «Культура» прошел пятисерийный фильм Анатолия Смелянского «После «Моей жизни в искусстве»», посвященный по преимуществу Станиславскому в 1920—1930-х гг.. Готовится интернет-проект «Наследие Художественного театра. Электронная библиотека»: на сайте www.mxat.ru появятся в открытом доступе видеозаписи лучших спектаклей, электронные версии малотиражных изданий Школы-студии МХАТ (свыше 17 тысяч страниц и 12 тысяч комментариев).

Спектакль «Вне системы»: никакого славословия. Никаких дискуссий о системе Станиславского сегодня. В репертуар «Вне системы» не войдет уже потому, что такой состав можно собрать на сцене один раз. Кто играл? Гордон Крэг — Деклан Доннеллан, Немирович-Данченко — Михаил Угаров и Алексей Бартошевич, Михоэлс — Константин Райкин, Вахтангов — Дмитрий Черняков, Сулержицкий — Виктор Рыжаков, Горький — Захар Прилепин, М.Ф. Андреева — Наталья Тенякова, М.П. Лилина — Полина Медведева, Айседора Дункан — Илзе Лиепа, Михаил Чехов — Евгений Миронов, Мейерхольд — Клим и Кирилл Серебренников, Софья Голлидэй — Ирина Пегова, А.П. Чехов — Владимир Сорокин (по мне: куда больше была б похожа Л.С. Петрушевская в любой из ее кабаретных шляп).

Дурненков и Серебренников сделали спектакль обо всем, что не вмещается ни в умильный портрет, писанный «по квадратам», ни в булгаковский образ Ивана Васильевича, ни в мемуары о молодом блеске МХТ 1900-х. Тут — саркастические реплики Станиславского, Немировича, Мейерхольда и Вахтангова друг о друге. Нелепые поучения К. С. Михаилу Чехову. Арест Станиславского и Москвина в 1920-м. Попытки «уплотнения» дома в Леонтьевском переулке (с подобающим победоносным хамством) и ответ белыми от гнева губами «Подите вон!». Вскрик 1920-х: «Молю Бога только о том, чтобы мне нажить проклятых долларов для обеспечения жизни детей». Невыносимые для слуха челобитные 1935 года «милому Генриху Григорьевичу» (наркому Ягоде) в попытке спасти племянника. И их результат: «Тело М.В. Алексеева со следами побоев выдано на руки родственникам».

Дважды с колосников опускается огромное, несколько кривое зеркало. Зал в Камергерском, набитый под завязку мэтрами в первых рядах, студентами театральных школ на галерке, — видит в качестве хора и декорации самое себя. И эта цепочка актеров, режиссеров, театроведов, худруков и сценографов на сцене… Тут не весь «цвет российского театра» сегодня. Но — изрядная часть реально лучшего, что у нас ныне есть.

Перед финалом из люка поднимается нечто вроде суфлерской будки. Олег Табаков произносит последний монолог Станиславского (документальный, составленный из писем). Не о счастье самопознания в творчестве, боже упаси! О захламленных гримерках и неисправности поворотного круга. О крысах, которые бегают по Большой сцене, — и никто их не травит. О сломанном замке костюмерной: «Приходи и бери что хочешь!» О немытых окнах здания в Камергерском.

…Над головой О.П. сияет гроздь «шехтелевских» светильников. Один, ясно дело, перегорел.

Все это не напоминало юбилей по-советски. Скорее уж — китайский обряд поклонения алтарю предка. Все это наводило на старую, хорошо забытую, внятную когда-то Будденброкам и Алексеевым мысль: хорошая семья (читай: жизнеспособная семья, семья, умеющая себя воспроизводить в поколениях) всегда включает в себя и детей, которых любят, и дедов, которых уважают. А также дагерротип прадеда на стене и память о нем.

Среди творческих сообществ РФ-2012 театр все-таки к этой модели ближе всех.

 

Кирилл СЕРЕБРЕННИКОВ:

Для меня главная тема здесь — его одиночество и боль. Мы подняли бумаги, документы, письма. Именно те, которые относятся к последним его двадцати годам: 1918—1938. Спектакль называется «Вне системы» потому, что человек культуры не способен встроиться в варварский мир. И Станиславский не был встроен в него. Он месяцами не появлялся в театре (были такие периоды), он писал и говорил страшные вещи — и все это будет в спектакле. Возможно, получилось слишком грустно: но я год читал о Станиславском. И чем больше читал, тем лучше понимал, что фигура эта — трагическая.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera