×
Сюжеты

Урок биологии для отстающих в развитии

Учитель элитного лицея Илья Колмановский может стать жертвой страхов директора и предрассудков общества

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 30 января 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Людмила РыбинаОбозреватель, rybinal@yandex.ru

 

Когда президент пытался спасать птиц, ученый-биолог и школьный учитель Илья Колмановский написал: «Стерхи оказались амфорами». Прошло время, и теперь Рунет уже два дня обсуждает историю с самим Колмановским: его увольнение из известной «Второй школы» после пикета у Госдумы — это правда или нет?

Анна Артемьева — «Новая»
Илья Колмановский на пикете у Госдумы 25 января. Фото: Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

Когда президент пытался спасать птиц, ученый-биолог и школьный учитель Илья Колмановский написал: «Стерхи оказались амфорами». Прошло время, и теперь Рунет уже два дня обсуждает историю с самим Колмановским: его увольнение из известной «Второй школы» после пикета у Госдумы — это правда или нет?

К Госдуме в пятницу, 25 января, пришли не только противники закона о запрете пропаганды гомосексуализма, но и записные защитники нравственности, борцы с однополыми парами — группа людей в черных масках. Первые в знак протеста целовались перед Госдумой. Вторые распевали церковные гимны и — угрожали расправой целующимся.

Когда подтянулся ОМОН, обнимающихся девушек оттащили в автозак. Торжествующая толпа в черных масках скандировала: «Уноси!» и «Слава русскому ОМОНу!». И тут напротив черных масок встал паренек с белой ленточкой на куртке. Просто стоял и выслушивал непристойности и угрозы вперемешку с церковными гимнами. За него было страшно.

Тогда рядом с этим мальчиком встал еще один человек. Небольшого роста, деликатного телосложения. Черные маски встрепенулись и заулюлюкали:

— Еще один!

И вдруг этот «один» заговорил совсем не на том языке, которым пользовалась те, кто называл себя «защитником нравственности»:

— Вы заполняете свою душу насилием… Я учитель биологии.

Это был учитель лицея «Вторая школа» Илья Колмановский. Он говорил, что геи — психически нормальные люди, а становятся геями еще в утробе матери и совсем не от того, что увидят, как целуются девочка с девочкой или мальчик с мальчиком.

«Маски» кричали громче:

— Ты что, детям говоришь, что быть гомосексуалистом — это хорошо? Ты чему детей учишь, учитель? Да тебя из учителей нужно гнать! В какой школе ты учитель? Номер называй. Адрес!

— Вторая школа.

— Сообщим на всю страну, чтобы люди смогли перевести оттуда детей!

Колмановский пытался объяснять, как на уроке:

— Ну подумайте: левшой человек может стать, просто потому что захочет попробовать?

На оскорбления ответил так:

— Я женат, и у меня двое детей. Но однополые пары — это вариант нормы. Из-за такого накала злобы, как сейчас, подростки кончают самоубийством, когда понимают, что они гомосексуалы.

Диспут продолжался:

— Мужское и женское разделено во всей природе. Господь разделил!

— Но во всей природе есть однополые пары. Я кандидат биологических наук. Это так.

— Но если человек это обнаруживает, он должен лечиться. В церкви есть истории подобного исцеления через покаяние.

— Левши, по-вашему, больны или нет? Это шарлатанство.

— Святых отцов почитайте. Любой грех излечивается исповедью и страданием…

— Я хочу сказать: закон, который обсуждают сегодня в Думе, сеет вражду в нашем и так расколотом обществе. Именно поэтому я пришел сюда. Не надо разделять. По одному мы пропадем.

Позже Илья Колмановский написал в своем блоге: «Я не мог поступить иначе. Есть ситуации, когда больше нельзя молчать; «когда покончат с евреями и коммунистами — придут за тобой, и уже некому будет тебя защитить». Я знаю, что должен был выступить в защиту прав этих меньшинств и против мракобесия, против вражды, против разделения нации по любому признаку. Я должен это сделать еще и потому, что я — не гей. Простите за пафос: мы должны закрыть этих людей плечами еще и потому, что потом — наша очередь. Наступил момент, когда молчать — еще опаснее, чем говорить. Мы должны заговорить все вместе, одновременно — и тогда страх и ненависть схлопнутся как карточный домик, и мы вернемся в школы».

…Директор лицея, где работал Колмановский, получил шесть писем — якобы от родителей учеников с просьбами «оградить детей» от такого учителя. Илью Александровича вызвали и сказали: «Мог бы представляться ученым-биологом, а не учителем лицея, пожалел бы школу».

После этого разговора Илья Колмановский написал в блоге, что его увольняют.

Замдиректора по науке лицея «Вторая школа» Александр Ковальджи объяснил «Новой», что Колмановский не уволен. Да, директор с учителем разговаривал. Но, как говорит Ковальджи, если вы идете по улице и мама орет на ребенка: «Я тебя убью!» — это же еще не значит, что надо вызывать милицию…

Хочется верить, что учителя, тем более знаменитые на всю страну, договорятся — к счастью учеников. А то, что Колмановский написал в своем ЖЖ, окажется не прощанием, а просто объяснением в любви ученикам: «Я получал огромное удовольствие от наших встреч — вы всякий раз поражали меня способностью делать открытия прямо на уроке. Мы не успели закончить генетику; и еще осталась теория эволюции и экология. Я всегда буду рад отвечать на ваши вопросы или помогать как-то еще — у вас есть мой мейл».

Завидую. Мне и самой довелось слушать Колмановского на экскурсиях в палеонтологическом музее с младшим сыном и внуком. Это было так интересно, что среди динозавров хотелось остаться и жить!

«Православные активисты», выдавая себя за родителей учеников, собираются писать не только директору, но и выше… Хочется верить, что и там, «выше», здравый смысл восторжествует.

 

Комментарий «Новой»

Александр АРХАНГЕЛЬСКИЙ:

«Завтра они будут бояться скрытых намерений или цвета кожи»

— Речь идет не о рядовой школе. Директор Владимир Овчинников сам школу потерял в самом начале 70-х и восстановил спустя почти 20 лет. Потерял именно потому, что в школе было слишком много свободы, как кому-то казалось. И если такой директор сейчас ощущает, что нужно избавляться от Колмановского, как избавлялись от инакомыслящих в начале 70-х, это совсем плохо.

Но где свою позицию выражает Илья Колмановский? Вот если бы в школе, тогда директор должен был бы ее обсуждать. Но он выступил как частное лицо, как гражданин, а то, что он назвался учителем, — ну он действительно учитель.

Если сегодня директор вынужден опасаться политической позиции учителя, высказанной даже за пределами школы, завтра он будет бояться уже не высказываний, а скрытых намерений, цвета кожи или того, что учитель вдруг поехал за границу, а не в родную деревню. Это путь, гарантированно ведущий в тупик.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera