Расследования

Сели все

Склока в знатной питерской семье рискует обернуться трагедией для шести посторонних людей

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 30 января 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

Я не знаю, только догадываюсь, чем объяснить молчание федеральных СМИ, чиновников и правоохранительных органов по поводу странной драмы, рискующей сменить жанр на трагедию, что разворачивается в Санкт-Петербурге. Мне кажется, что это — дурной сиквел «Тараканища».

 

ИТАР-ТАСС
Владимир Литвиненко

Я не знаю, только догадываюсь, чем объяснить молчание федеральных СМИ, чиновников и правоохранительных органов по поводу странной драмы, рискующей сменить жанр на трагедию, что разворачивается в Санкт-Петербурге. Мне кажется, что это — дурной сиквел «Тараканища».

«Вера, посадили уже всех. Сегодня — последнего…» — в конце декабря мне позвонила Мария Рябкова, один из помощников бывшего депутата питерского Заксобрания от «Справедливой России» Ольги Литвиненко. За месяц до этого «Новая» опубликовала материал о ситуации, складывающейся вокруг штатных и нештатных помощников депутата (см. «Новую газету»,  № 135 за 2012 год. —  «Петербургские тайны»). Кто-то из них оказался под стражей, кто-то — под подпиской о невыезде, после того как разгорелся конфликт между Ольгой и ее отцом, ректором Горного института Владимиром Литвиненко.

Какая между отцом (весьма влиятельным в городе человеком: трижды — в 2000, 2004 и 2012 годах — руководил питерским избирательным штабом кандидата в президенты Путина) и дочерью пробежала кошка — непонятно: то ли семейный скандал, то ли деньги какие замешаны, но в 2010 году конфликт окончился тем, что Ольга потеряла свое депутатство и годовалую дочь. Малышка осталась на попечении Владимира Литвиненко, а Ольга срочно покинула Россию вместе с новым мужем и только что родившимся сыном.

Что же касается помощников Ольги, то они — адвокаты и юристы — пытались помочь своему шефу, представляя в судах и других инстанциях ее интересы. К слову, никто больше и не помогал — ни органы опеки, ни петербургский уполномоченный по правам ребенка, ни полиция, ни прокуратура, к которым Ольга обращалась. Полное молчание. Странно, не правда ли? Странно поступил и суд, оставивший ребенка деду с бабкой при не лишенной родительских прав матери.

Но главные странности начали происходить в жизни помощников Ольги: по их словам, им поступали прямые угрозы («Ждите уголовных дел», «На вас ищут компромат»), они замечали за собой слежку, обнаруживали прослушки, на некоторых нападали неизвестные, и, наконец, на них и вправду посыпались уголовные дела.

Формально эти дела отношения к конфликту в семействе Литвиненко не имели: помощников в основном подозревали в «мошенничестве». Параллельно сам Владимир Литвиненко обвинит их в «похищении» дочери, якобы для того, чтобы «манипулировать» им, так как он «занимает различные должности в различных организациях на уровне руководства страны», «оказывает содействие в заключении сделок в интересах России на мировом уровне на огромные денежные средства», имеет «связи и авторитет среди влиятельных людей России».

Несмотря на то что Ольга Литвиненко регулярно информирует следствие о том, что она никем не похищена, живет в Польше, готова дать официальные показания и даже встречалась со следователем, СК абсурдное дело закрывать не спешит.

…К лету 2012 года, когда «Новая» начала разбираться в этой истории, диспозиция сложилась следующая: трое помощников находились под стражей, трое — под следствием, но на свободе, и пытались до кого-нибудь достучаться, чтобы помогли уже не Ольге, а им самим. Безуспешно. Писали даже Путину, Медведеву, Чайке, информировали их: Владимир Литвиненко тут и там говорит о себе как о личном друге Путина и якобы заявлял им, помощникам, что все они «будут сидеть в тюрьме» (из письма от 2011 года Татьяны Зайферт, Марии Рябковой, Руслана Прасолова, Станислава Дмитренко, Ильи Хлусова — президенту Медведеву, премьеру Путину; копия — прокурору Чайке, министру внутренних дел Нургалиеву, министру юстиции Коновалову), что он, Литвиненко, «решает в Петербурге все вопросы, что председателя горсуда Санкт-Петербурга знает лично, как и начальника ГУВД, начальника Управления ФСБ, прокурора города…» (там же).

В итоге к концу 2012 года под стражей оказались уже все.

Посадили Сергея Курбатова, бывшего сотрудника убойного отдела питерского ГУ МВД, — по обвинению в «особо крупном мошенничестве». В СК написал заявление некий бизнесмен: якобы три года назад Курбатов обманул его — взял 500 тысяч рублей, но «вопрос не решил».

— Три года этот бизнесмен никуда не обращался, а тут вдруг решил написать заявление. Не предъявив следствию расписок, подтверждающих передачу денег Курбатову, — заметил «Новой» адвокат арестованного Владимир Титов.

Одним из последних в СИЗО оказался юрист Станислав Дмитренко. Во время конфликта в семье Литвиненко ему, пожалуй, досталось больше других: он дважды подвергался нападению неизвестных — получил тяжелые травмы: врачам пришлось даже заменить левую часть его черепа титановыми пластинами; в его квартире проходили обыски в рамках каких-то странных дел… Наконец, у Дмитренко, согласно его заявлению в полицию, произошла стычка с самим Владимиром Литвиненко: ректор Горного института столкнул, по словам Станислава, его с лестницы, Дмитренко сломал руку. «Расследования по нападениям возле дома ничем не закончились. Никого не нашли. Инцидентом с Литвиненко никто не занимался», — рассказывал мне Станислав при личной встрече полгода назад.

А в ноябре 2012-го против него возбудили дело по обвинению… в организации убийства. Опять же, в СК пришел некий гражданин, сказал, что его замучила совесть и он не может больше скрывать тот факт, что в 2000 году совершил в Махачкале заказное убийство гендиректора петербургского завода «Маяк». А заказали ему это убийство четверо жителей Петербурга, среди них —  Дмитренко. Киллер, конечно же, «опознал» Дмитренко. Человека, у которого отсутствует половина черепной коробки, задержали и этапировали в СИЗО Махачкалы.

— Станиславу вменяют организацию убийства с целью завладения акциями покойного, но завладение должно быть реальным, а акции никогда Станиславу не передавались, и никаких доверенностей на него нет, — говорит адвокат Валентина Кузнецова. — В 2000-х Станислав общался лишь с братом покойного — тот обращался к нему за юридической помощью при оформлении наследства на акции завода.

— Недавно посадили еще Степана Загоруйко — общего нашего знакомого с Дмитренко, — рассказала «Новой» сама Ольга Литвиненко, по-прежнему, скрывающаяся в Польше. — Видимо, отец думал, что я до сих пор общаюсь с Загоруйко. 

Еще одному из помощников суд уже успел вынести приговор. Илью Хлусова признали виновным в «соучастии в крупном мошенничестве» и дали 1,5 года. По версии следствия, Хлусов и его подельники (среди которых следствие называет и Ольгу Литвиненко) с помощью подставных компаний стали участниками госконтрактов, заказчиком в которых выступала администрация Петроградского района. Правда, под следствием представители администрации почему-то не оказались и продолжают ходить на работу.

— Муж должен выйти в феврале 2013 года, — говорит мне супруга Хлусова Мария Рябкова. — Если ему, конечно, не попытаются еще что-то припаять. Следователь сейчас намекает на возможность возбуждения нового дела.

Сама Мария — тоже с приговором. Но ей «повезло» — лишь судимость и штраф. Года два назад, когда ее супруг лежал в больнице, к нему приехали опера и решили насильно увезти на следственные действия. Мария стала кричать, один из офицеров применил силу и к ней. Видимо, опережая жалобы Рябковой, опер написал заявление, где указал, что 45-летняя женщина «напала» на него, мастера спорта по боксу. Суд обязал Рябкову заплатить «потерпевшему» 30 тысяч рублей.

В конце 2012 года арестовали еще и Руслана Прасолова. Вначале его обвиняли в «уклонении от службы в армии». Руслан доказал: призыву не подлежит, но от него не отстали. Прасолов выехал в Польшу, где его вскоре задержали по запросу российской стороны. Теперь он проходит как «подельник» Хлусова в деле о «мошенничестве».

— В польском суде Руслан заявил, что невиновен. После экстрадиции — что виновен… Думаю, Руслана заставят дать показания против меня, как заставили Илью Хлусова, — предполагает Ольга.

Бывшему судье Татьяне Зайферт, арестованной летом прошлого года, недавно продлили арест еще на три месяца. Адвоката Зайферт, представлявшую Ольгу Литвиненко в суде (дело о возврате ребенка), обвиняют в организации попытки рейдерского захвата. Как рассказала мне до ареста сама Зайферт, обвинение ей предъявили, как только она выступила представителем Ольги в суде. Ее-то посадили (несмотря на ишемическую болезнь сердца, стенокардию, атеросклероз, гипертонию), а вот трое других «подельников», которые дали показания против нее, спокойно живут под подпиской.

— Я боюсь за ее жизнь, — говорит 83-летняя мама Татьяны Зайферт — Нина Ивановна. — Я прошу отпустить больного человека хотя бы под подписку. Ведь те болячки, которые она имеет, по закону запрещают содержать ее под стражей. Я не знаю, куда мне стучаться еще.

Не знает этого и Ольга Литвиненко: «На свои многочисленные письма в прокуратуру и опеку я получаю один ответ - никто дочку ко мне не отпустит, так как сомневается в том, что я ей предоставлю нормальные условия жизни. Видимо, я ее уже не увижу никогда. Совершаются попытки отобрать у меня и сына. Зачем отцу мои дети, когда он как дедушка всегда мог иметь с внуками контакт? Я могу объяснить только как некими странностями его психики. От власти он ошалел… Также очень страшно за своего мужа. Ему даже в Польше поступают различные угрозы от неизвестных лиц. Страшно подумать, что будет дальше. Знаю, что в России отец сделает все, чтоб или посадить меня или отправить в психиатрическую лечебницу - он меня ненавидит, да и так ему будет еще проще отобрать у меня детей».

Напомню: сам Владимир Литвиненко общаться с «Новой» не пожелал, а его адвокат пригрозила исками.

А в остальном с момента выхода нашей первой публикации все осталось по-прежнему: то же глухое молчание государственных чинов. Неужели все так привыкли, что даже просто знакомым первого лица никто не смеет задать ни один вопрос?

P.S. «Новая газета» не ставит своей целью кого-либо обвинить или оправдать. Мы настаиваем лишь на том, чтобы вся эта совокупность уголовных дел расследовалась объективно и под контролем общественности. Именно поэтому мы призываем руководство правоохранительных органов, следствия и прокуратуры в рамках их полномочий уделить внимание этой истории.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera