Мнения

Показать «креативный класс»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 12 от 4 февраля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

 

Петр Саруханов — «Новая» Что-то все опять хором вспомнили про «креативный класс». Видать, новая установка пошла со Старой площади. Начитались «Новой газеты» и решили, что надо все-таки обеспечить представительство — хоть где-нибудь — разгневанных городских слоев. И вот уже в заказных комментариях к расширению Общественной палаты «поллитрологи» и «обналитики» заговорили о том, что это делается только для того, чтобы в ОП появились выдвиженцы «креативного класса». А в «Единой России» снова обеспокоены возрождением либеральной платформы внутри партии, и опять на ее возрождение брошены люди, похожие на либералов, например, Владимир Плигин, который в интервью Газете.ru сказал: «…либерализм — это вообще явление, которое представляло всегда или базировались на таком креативном классе, если угодно».

Прав, тысячу раз прав был «ранний» Маркс, когда в работе «К критике гегелевской философии права» говорил: так, мол, и так, «теория становится материальной силой, как только она овладевает массами».

Теперь уже и не разберешь, в какой момент понятие «креативный класс» стало модным, но уж когда это словосочетание в послании Федеральному собранию употребил лично Путин В.В., точно можно было констатировать, что теория грубо овладела массами, как римляне сабинянками. Хотели они того или нет…

Наверное, власть, или какая-то часть этой отнюдь не монолитной власти, не хочет, чтобы молодые, образованные, активные хором уехали бы из страны или отправились во внутреннюю эмиграцию. Другой части власти хочется, чтобы люди, способные в мороз на Бульварном кольце читать вслух Иосифа Бродского, не выходили на улицу, удовлетворившись иными методами представительства, нежели условная Болотная.

Сам термин «креативный класс», возможно, у нас употребляют и когда надо, и когда не надо. Но его изобретатель Ричард Флорида еще в 2005 году в предисловии к русскому изданию своей классической работы «Креативный класс: люди, которые меняют будущее» (2002) обратил внимание на масштабы явления: «…в России сейчас 13 миллионов представителей креативного класса, то есть ей принадлежит второе после США место в мире по абсолютному числу работников, занятых в креативных профессиях».

Разумеется, он не был услышан, потому что в то время у нас толковали о «путинском большинстве», опоре «суверенной демократии». Но «путинское большинство» умерло от токсичных миазмов разложившейся «суверенной демократии», а «креативный класс» — остался. И вышел на площадь в декабре 2011 года.

Проблема для тех, кто во власти озаботился представительством «креативного класса»: начальство таки добилось того, что лояльных государству и верящих ему рефлексирующих людей уже почти не осталось. И сам глава государства, сообщивший в послании парламенту, что бюджетники — это тоже «креативный класс», должен понимать печальную истину: те из бюджетников, кто за власть, никакой не креативный класс, а просто участники социального контракта — «лояльность в обмен на комиссию от нефтегазовых доходов». Остальные — или во внутренней или во внешней эмиграции. Уже. Если власть хотела по завету столь любимого ею Солженицына «сберечь народ», так она его не сберегла. И крайний пример здесь — судьба Александра Долматова, которого вытолкнули из страны.

Власть решила показать «креативный класс»? Пустые хлопоты. Не получится. Демократия не рождается в пробирке. Верных режиму молодых и образованных по рецепту Урфина Джюса не создать.

 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera