×
Сюжеты

Амбразура для библиотекаря

Волна оптимизации добралась до истории

Этот материал вышел в № 12 от 4 февраля 2013
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ирина ЛукьяноваНовая газета

 

Волна оптимизации добралась до истории

РИА Новости

Тотальная оптимизация бюджетного сектора, от которой уже давно трясет медицину и образование, добралась до библиотек. Министерство культуры решило оптимизировать Государственную общественно-политическую библиотеку (ГОПБ), слив ее с Государственной публичной исторической библиотекой. Каковы будут последствия для обеих библиотек — остается только догадываться.

 

История марксизма

Об этой библиотеке — одной из девяти федеральных библиотек, одной из трех крупнейших обществоведческих библиотек в мире — как ни удивительно, мало знают даже профессиональные историки. Созданная по личному распоряжению Ленина, она много лет работала в закрытом режиме, входя в состав Института марксизма-ленинизма как справочно-библиографический отдел: готовила справки и аналитические материалы и для сотрудников Института марксизма-ленинизма, и для руководства страны. Здесь читатель наверняка сделает кислую мину, добра-то.

Добра тем не менее в ГОПБ столько, что трудно вообразить. Сама идея библиотеки возникла в 1921 году, когда большевики, покончив с Гражданской войной, занялись государственным строительством, и новые руководящие кадры надо было учить. Поэтому решено было создать библиотеку марксизма по образцу западноевропейских библиотек, где самообразовывались большевики в эмиграции. Закупки продолжались много лет — и в результате появился огромный фонд литературы по истории европейской общественной мысли и общественного движения. С 1924 года библиотека получает обязательный экземпляр Книжной палаты. В ее фондах — большая коллекция периодики на русском и иностранных языках, множество листовок — еще со времен Французской революции; сатирические журналы и брошюры Февральской и Октябрьской революций; секретные военные документы Гражданской и Отечественной. История СССР, история промышленности, сельского хозяйства, партийного управления, общественных движений…

Это — национальная память, какой бы горькой она иной раз ни была.

В 20-х в состав фондов вошла библиотека Александра Парвуса. В 60-м — книги из личной библиотеки Сталина. Изъятые из библиотек и отправленные в спецхраны книги «разоблаченных врагов народа», снабженные шестигранной печатью спецхрана — «шайбой» с номером цензора. Вырезанные из других книг предисловия: Троцкого к Андрею Белому, например. Но исследователю добраться до этих документов всегда было непросто.

 

Спор хозяйствующих субъектов

Когда СССР развалился, Институт марксизма-ленинизма ликвидировали, а библиотека стала ничейной. «Мы 16 месяцев не получали зарплаты. Остались только те, кто получал пенсию или у кого зарабатывал муж, — рассказывает ученый секретарь библиотеки Майя Дворкина. — Нам тогда помогал амстердамский Международный институт социальной истории. Их директор привозил деньги, менял в обменном пункте и отдавал библиотеке. Так и выжили».

В 1992 году библиотека получила статус федеральной и стала подчиняться Министерству культуры. В 2003 году Госкомимущество передало часть зданий бывшего Института марксизма-ленинизма Российскому (тогда Московскому) государственному социальному университету (РГСУ) — в том числе историческое здание Коминтерна и его бывшее общежитие, где располагалась часть фондов ГОПБ. И начался «спор хозяйствующих субъектов».

«Библиотеке не оформили передачу помещения на баланс, — рассказывает директор ГОПБ Ирина Цветкова. — Музейно-охранной зоны у нас нет. Пятнадцать помещений хранилища библиотеки выходят прямо в помещения университета». Ректор-основатель вуза Василий Жуков рассказывал прессе, что библиотека — это просто склад, а не хранилище. Он охотно сообщал о бесхозяйственности, разрухе, хищениях книг в библиотеке — и всякий раз предлагал передать ее РГСУ. Минкульт уперся.

Спор субъектов затянулся на несколько лет. Университет отключал библиотеке электричество. Библиотекари три года ходили с фонариками и тайком таскали на работу канистры с бензином — по 40 литров на ночь, чтобы работал резервный генератор, питающий систему охранной сигнализации. «Но мы не закрывали библиотеку, чтобы сохранить ее живым организмом, — вспоминает Ирина Цветкова. — Чего только не было за это время: нас душили проверками, и оружие у меня искали, и наркотики, и жалобы в прокуратуру на нас писали, и перекрестный допрос два следователя Генпрокуратуры нам устраивали: говорят, вы КамАЗами вывозили книги, рассказывайте, куда… У нас не коллектив, а сплошные Матросовы — вечно грудью на амбразуру. Жили как на войне — такая забытая рота».

 

На низком старте

Главный аргумент сторонников расформирования библиотеки — мало читателей: мол, она только хранит книги, а не выдает. И в самом деле: сначала много лет жившая в закрытом режиме, потом задавленная разрухой, потом лишенная света, втянутая в бесконечную тяжбу — ГОПБ не может похвастаться огромными читательскими потоками. Да и не пройдут они через узкую проходную РГСУ. Вопрос об отдельном входе в библиотеку так же неразрешим, кажется, как вопрос о Нагорном Карабахе.

Правда, у ГОПБ много удаленных читателей, обращающихся к ее фондам через сайт, — по их числу она на третьем месте в стране после двух национальных библиотек: Ленинской и питерской Публичной. Ее привели в порядок. Проводят инвентаризацию фондов. Составили полный электронный каталог, связали его с электронной библиотекой. Создается система порталов по истории Первой мировой и Гражданской войн и российских революций. Редкие книги пометили радиометками. Смутное время окончилось, библиотека готова работать и принимать читателей.

19 декабря минувшего года заместитель министра культуры Григорий Ивлиев согласовал и подписал программу развития библиотеки на ближайшие пять лет. Библиотека, хотя ей уже 90 лет, говорит программа, еще совсем молодая и только формируется. Она стоит на низком старте и готова принимать читателей.

А в январе, на волне оптимизации, в Министерстве культуры, которое много лет защищало библиотеку и только что одобрило ее план развития, вдруг возникла идея передать ее хлопотное хозяйство Государственной публичной исторической библиотеке (ГПИБ). Хотя история — лишь один из спектров общественных наук, и ГПИБ — библиотека с более узкой специализацией, чем ГОПБ. Обе сопоставимы по размерам фондов: 2,5 млн единиц хранения и 1 миллион газет в ГОПБ против примерно 4 млн экземпляров, из которых 2,5 млн — книги в ГПИБ. У обеих есть обязательные экземпляры из Книжной палаты; при слиянии дубликаты неминуемо надо будет списывать, великое множество книг передавать из одной библиотеки в другую. Одно это способно надолго подвесить работу обеих библиотек. К тому же ГПИБ еще не разобрала часть собственных фондов, книги под некоторыми шифрами еще заштабелированы; как она осилит такую работу? И главное — зачем?

И всякий раз надеешься, что прекрасные инициативы последнего времени — дезинформация, плохая шутка. И всякий раз понимаешь: нет, не шутка.

 

Прямая речь

Михаил АФАНАСЬЕВ,
директор Государст-венной публичной исторической библиотеки России:

— Насколько я знаю, приказ еще не подписан, и проблема обсуждается. Но если все-таки приходится решать вопрос об объединении библиотек, то, по моему мнению, объединение Государственной общественно-политической библиотеки с Исторической — самое рациональное решение. Несмотря на название «общественно-политическая» — фактически это вторая историческая библиотека. В ней есть замечательная сложившаяся коллекция, которая отражает историю ХХ века: историю рабочего движения, гендерную, социальную… А наша библиотека собирала материалы по классической истории, истории Древнего мира и т. д. — так что такое объединение может быть очень эффективно. Коль скоро стоит вопрос о сокращении расходов, о том, как сделать учреждения культуры более эффективными и высвободить средства на повышение зарплаты, такое объединение может дать некоторый эффект. Если нас объединят, я буду стараться, чтобы общественно-политическая библиотека сохранилась как целостное собрание со своей организацией фондов и пространства. Эту библиотеку надо оставлять как сложившуюся коллекцию.

Объединение — это болезненный процесс. Конечно, он затрагивает и людей, и обеим библиотекам проблем прибавится. Речь о перемещении фондов ГОПБ из ее здания не идет. Другой вопрос — что там мало читателей в силу ее отдаленности и других причин, но это будет наша совместная задача — направить туда читателя, научить работать там. Тем более что нам предстоит ремонт части здания, и в любом случае нашим библиотекам придется сообща обслуживать читателей.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera