Мнения

Сергей Кургинян: последний патрон власти

Придавленный матрицей

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 16 от 13 февраля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Колесниковспециально для «Новой»

Петр Саруханов — «Новая» В судебном зале шмыгал носом / Под стражу взятый мальчуган, / И задавал ему вопросы /Судья, жующий чуингамм.

Здесь и далее — цитаты на темы материнства и детства из ныне малоизвестных произведений С.В. Михалкова

Родители из «Всероссийского родительского сопротивления» — сопротивляются. Их пытают бигмаками и кока-колой заокеанские супостаты, у них постоянно кто-то хочет отнять детей, тень ювенальной юстиции накрыла счастливую жизнь ячейки общества, которая за небольшую плату внезапно увеличила показатели рождаемости. Название-то какое нерусское — «ювенальная»… Но подлинно русского родителя, не считая загадочного финского фрика, прибывшего в Колонный зал спасать русские семьи, защитит Сергей Кургинян. Он представляет «большинство» родителей, подсчитанное главой президентской администрации Сергеем Ивановым: кто им назначен «большинством» — того и тапки.

Странное у нас какое-то представительство. Например, меня, простого российского гражданина с обычными либеральными взглядами, не представляет в российском парламенте вообще никто. При этом я не просил Сергея Ервандовича Кургиняна представлять мои интересы как отца троих детей. Мне совершенно в этом качестве некому «сопротивляться». Разве что самому Сергею Кургиняну и той странной публике, которую собрал Колонный зал. Детей даже хочется от них спрятать подальше, а то придут и заставят кому-нибудь сопротивляться, добровольно-принудительно отправят во Всероссийское сообщество молодежи (ВСМ), командируют с деревянным «калашом» играть в «Зарницу», разыскивать педофилов и представителей сексуальных меньшинств — примерно в том же духе, в каком правильные советские дети разоблачали шпионов:

— Я вам дорогу покажу! — / Сказал тогда один. / Другой сказал: — Я провожу. /Пойдемте, гражданин. / Сидит начальник молодой, / Стоит в дверях конвой, / И человек стоит чужой, / Мы знаем, кто такой.

Общий пафос пассионарного выступления Кургиняна можно свести к нескольким строкам того же Михалкова, умевшего в старых песнях о главном — трех гимнах — выразить саму суть политических режимов. К чему лишние слова, когда вот оно, вышелушенное ядро проблемы:

Мы знаем, есть еще семейки, / Где наше хаят и бранят, /Где с умилением глядят на заграничные наклейки… / А сало… русское едят!

Кургинян — и это важно в контексте детей — выводит на чистую воду Билла Браудера, который, оказывается, украл транш МВФ в 1998 году. Пример показателен: такие же дикие пикейножилетные представления у цепного пса «большинства» российских родителей и о перестройке. История четвертьвековой давности не дает покоя Кургиняну; собственно, весь его эстрадный сталинизм вырос из этой травмы — не по Марксу, а по Фрейду: «Давая отпор «белоленточникам», мы отстаивали не власть, а Россию. Ведь целью этих либералов была перестройка-2, новый этап кощунства»; «Реакция на «закон Димы Яковлева» показала, что новые перестройщики все еще сильны».

Пугать Горбачевым, соблазнять Сталиным — ничего, кроме исторических образцов, в этой театральной пропаганде «На досках» не осталось. И все только ради того, чтобы на манер Альхена из «Двенадцати стульев» защитить «сирот», пообедав потом «чем бог послал» за кремлевский (то есть налогоплательщиков) счет и победив «ювенальную юстицию», придуманную не то «белоленточниками», не то «перестройщиками», не то «закулисой».

Госпропаганда становится клиповой — чем бессмысленнее аргументы, редуцированные до абсурда, тем лучше. Чем крикливее пропагандист, ударенный перестройкой и придавленный глыбой культурной матрицы («Возможно ли такое себе представить в Северной Корее и Китае, чтобы люди выходили на улицы и публично ставили под сомнение национальную культурную матрицу?»), тем убедительнее. Чем больше слов о «закулисе», тем отчетливее дело попахивает кулисой, дешевым провинциальным театром (в случае Кургиняна-режиссера — театром, который был популярен именно благодаря перестройке).

В последнем романе лауреата Нобелевской премии по литературе Сола Беллоу (американца и еврея — о ужас! Да и роман называется с последней прямотой: «Равельштейн») есть замечательная мысль: «Всякий, кто хочет управлять страной, должен развлекать ее». Кажется, управление Российской Федерацией времен четвертого срока Владимира Путина свелось исключительно к эстрадному шоу. Что, кстати, и подтвердило «неожиданное» появление на родительском «собрании» в Колонном зале самого главы государства.

Кроме «антиперестроечной» клоунады Кургиняна предъявить больше нечего.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera