Сюжеты

Рыбу делят с головы

На рынке водных биоресурсов России идет масштабная война. Как борьбу с коррупцией должностные лица используют в бизнес-интересах отдельных «хозяйствующих субьектов»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 27 от 13 марта 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

На рынке водных биоресурсов России идет масштабная война. Как борьбу с коррупцией должностные лица используют в бизнес-интересах отдельных «хозяйствующих субьектов»

PhotoXPressВ № 19 «Новой» в материале «Откуда торчат клешни» мы предположили, что за атакой на Росрыболовство и главу ведомства Андрея Крайнего могут стоять влиятельные игроки на Дальнем Востоке, неожиданно для себя оставшиеся без квот на вылов краба. Продолжив исследование ситуации, мы поняли, что причины, по всей вероятности, серьезнее.

На российском рынке водных биоресурсов сейчас идет масштабный передел. У него три основных измерения. Первое — усиление новых крупных игроков, в первую очередь структур Геннадия Тимченко и клана единороссов Воробьевых. Второе — переход на федеральный уровень ветеранов дальневосточной политики Ишаева и Дарькина и, как следствие, перераспределение сил в регионе в пользу ряда компаний при насильственном сворачивании бизнеса их конкурентов. Третье измерение — это системная работа Федеральной антимонопольной службы по искоренению на рыбном рынке картельных и прочих серых схем, инициированная Росрыболовством.

Ведомство Крайнего оказывается на перекрестье силовых линий, поэтому попытки оказать на него давление или вообще сменить на кого-нибудь более лояльного весьма логичны. Тем более что в стране идет «антикоррупционная кампания», приспособленная группами влияния под решение собственных политических и хозяйственных задач.

 

Уголовные дела

Напомним, что уголовное дело в отношении Андрея Крайнего было возбуждено Следственным комитетом в середине февраля по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ (служебный подлог).

По версии СК, в мае 2011 года Андрей Крайний «задним числом» уволил своего подчиненного — руководителя Северо-Западного территориального управления Росрыболовства Сергея Муравьева. 25 мая Муравьев был задержан при покушении на получение взятки в 5 миллионов рублей.

На допросе в СК Крайний пояснил, что подписал приказ об отстранении Муравьева еще 13 мая, но уволить подчиненного смог только десятью днями позже, поскольку тот находился на больничном.

На это официальный представитель СК Владимир Маркин в свойственной ему манере в «Твиттере» (см. комментарий Андрея Колесникова на с. 3) сначала призвал главу Росрыболовства выступить с чистосердечным признанием, а затем и вовсе заявил, что Следственный комитет проверяет его на причастность к ряду других преступлений.

Параллельно под стражу был взят глава управления Росрыболовства по Приморскому краю Александр Иванков, в отношении которого возбуждено уже два уголовных дела, каждое из которых связано с проведением аукционов в ноябре 2012 года. В первом случае речь шла о распределении квот на вылов ценных пород краба, во втором — об аренде десятков морских участков для товарного рыбоводства. (Подробно об аукционах и об их участниках ниже) Мы же обратим внимание на тех, кто остался недоволен их проведением и результатами.

В истории с крабами от участия в торгах до их начала было отстранено ОАО «Преображенская база тралового флота» (ПБТФ), доли в капитале которого принадлежат семье амурского губернатора Олега Кожемяко. Публичное недовольство выразила Ассоциация добытчиков краба Дальнего Востока, виднейшим членом которой выступает ПБТФ. Почин общественников поддержала краевая прокуратура, которая подала в арбитражный суд иск об отмене результатов аукциона (слушания назначены на 14 марта).

Любопытно, что, как уже сообщала «Новая», Олег Кожемяко находился в хороших отношениях с Виктором Ишаевым, долгое время возглавлявшим Хабаровский край, а сейчас занимающим сразу два важнейших поста: полпреда президента РФ в Дальневосточном округе и федерального министра по развитию Дальнего Востока. А прокурор Приморского края Юрий Павлович сделал свою карьеру в Хабаровском крае, успев поработать не только в прокуратуре, но и советником губернатора Ишаева.

Обиженной стороной «рыбных» аукционов посчитало себя ОАО «Находкинская база активного морского рыболовства» (НБАР), которая в Приморье тесно ассоциируется с семьей бывшего губернатора Сергея Дарькина. Крупный пакет акций общества принадлежит его супруге Белобровой, а директором НБАР выступает родной брат Олег. Сам же Дарькин после отставки пошел на повышение и стал заместителем министра регионального развития, курирующим Дальний Восток. Гражданских исков об отмене «рыбных» аукционов пока не заявлено, но они могут стать логическим продолжением второго уголовного дела, возбужденного в отношении Иванкова.

Наконец, в числе победителей торгов как по крабу, так и по рыбе выступали структуры, связанные с известным в Приморье бизнесменом Дмитрием Дремлюгой. В предыдущем материале мы упоминали о том, что его бизнес активно развивался в то время, когда УФСБ по Приморскому краю возглавлял генерал Виктор Кондратов. Однако в ноябре 2012 года управление возглавил генерал-майор Игорь Колосов, пришедший на повышение с Камчатки. Отношения Дремлюги и ФСБ радикальным образом ухудшились. Именно сотрудники спецслужбы осуществляют оперативное сопровождение прокурорских проверок аукционов и уголовных дел в отношении Иванкова. Дремлюга проходит по одному из них свидетелем, однако допросить его чекистам не удалось — по некоторым данным, бизнесмен находится за границей.

 

Лоббизм

Важно: даже если результаты аукционов отменят по суду, это не даст «обиженным» сторонам возможности получить квоты на вылов краба. Потому что законодательную норму, которая не позволяет допустить к участию в аукционах фирмы, не имевшие до 31 декабря 2008 года соглашения о вылове биоресурсов с научными организациям, никто не отменял. Впрочем, желающие уже сыскались.

Такую поправку разработал Приморский рыбохозяйственный совет, активное участие в работе которого, в частности, принимала секретарь Приморского отделения партии «Единая Россия» Людмила Талабаева. Она, по традиции, напирала не на экономический конфликт, а на социальную справедливость: «Для Приморья, для десятков рыбодобывающих предприятий, сотен экипажей промысловых судов, тысяч семей рыбаков и работников береговой инфраструктуры это очень важный вопрос. Ведь если будут квоты — будет работа и зарплата».

Принимавшая участие в работе совета сенатор от Приморья Татьяна Заболотная, ранее возглавлявшая в крае общественную приемную ЕР, так бережно отнеслась к словам однопартийца, что запомнила их едва ли не наизусть. «Для Приморья, для десятков рыбодобывающих предприятий, сотен экипажей промысловых судов, тысяч семей рыбаков и работников рыбной отрасли жизненно важно, чтобы законодательная основа рыбной отрасли была прозрачной, простой и понятной, в частности, в сфере распределения квот добычи водных биологических ресурсов», — заявила Заболотная на парламентских слушаниях в Госдуме РФ.

Кстати, пост сенатора она получила в августе 2012 года. По сложившейся практике, кандидатуры местные власти согласовывают с администрацией президента РФ, а именно с полпредом, в нашем случае — с Виктором Ишаевым.

Норма о «научном лове», возможно, и нуждается в корректировке. Смущает то, что за его правку в экстренном порядке взялись после аукционов, неудачно сложившихся для конкретных бизнес-структур.

Впрочем, сколь бы горячей темой ни были «крабовые» аукционы в Приморье, вряд ли они могли стать единственной причиной возбуждения уголовного дела в отношении Крайнего (в отличие от преследования Иванкова). Когда конфликт выходит на федеральный уровень, нужно искать более серьезные основания.

 

Антимонопольное расследование

Действительно, проведенные аукционы — это не самое скандальное событие на рынке биоресурсов Дальнего Востока. Куда большие последствия для отрасли может иметь расследование картельного сговора, которое провела Федеральная антимонопольная служба (ФАС).

Главным объектом интереса ведомства выступила некоммерческая организация — Ассоциация добытчиков минтая (АДМ), в которую входят 45 крупных рыбодобывающих предприятий региона. В рамках возбужденного административного дела, оперативное сопровождение которого осуществляло приморское УФСБ (еще до смены руководства управления), ФАС установила, что значительная часть из них согласовывала свои действия по добыче и реализации минтая, что существенно влияло на цены. (Кстати, фирмы Дремлюги в итоге в «черный список» не попали, в отличие от компаний кланов Кожемяко и Дарькина, что могло стать еще одной причиной преследования слишком удачливого бизнесмена.)

Сейчас АДМ оспаривает решение ФАС в суде, а сама антимонопольная служба передала материалы для возбуждения уголовного дела. Самое интересное, что, по мнению ФАС, минтаевый картель действовал в интересах гонконгской компании Pacific Andes — одного из глобальных игроков на рынке водных биоресурсов. Таким образом, китайские бизнесмены, возможно, обходили ограничения на участие иностранцев в добыче рыбы и краба в российских территориальных водах.

На это обстоятельство Андрей Крайний обратил внимание еще в начале 2011 года, причем его высказывания в отношении китайцев и их российских партнеров были очень жесткими. Показательно, что именно в марте 2011 года в ряде российских СМИ развернулась масштабная кампания по дискредитации Крайнего: якобы глава Росрыболовства внес скандальные поправки о введении в России платной любительской рыбалки (хотя в действительности это сделала депутат-единоросс Наталья Комарова).

Когда же ФАС завершила антимонопольное расследование, руководство Росрыболовства и вовсе заявило, что если правоохранительные органы подтвердят информацию о противоправной деятельности россиян в интересах Pacific Andes, то виновные компании полностью лишатся квот на вылов минтая. Для бизнеса семей Кожемяко и Дарькиных это был бы непоправимый удар, не сравнимый ни с какими результатами аукционов. Тем более что на дальневосточные активы претендуют и структуры Тимченко—Воробьева, административный ресурс у которых будет помощнее, чем у Дарькина или Ишаева.

Так что налицо битва за целую отрасль с оборотами в миллиарды долларов, в которой допустимы любые методы. Это отлично понимают и Крайний, и те, кто ему противостоит.

Алексей ПОЛУХИН

 

 

Квотография

Как проходили «крабовые» и «рыбные» аукционы в Приморье

Скандалы вокруг тендеров, от которых отрасль лихорадит уже не первый год, — не причина, а следствие противостояния крупнейших дальневосточных игроков рыбного рынка.

Первые столкновения на почве конкурсов на отлов лососевых произошли еще в 2008 году («Новая» обязательно расскажет о них подробнее в следующих публикациях). Однако наиболее интересны и показательны в контексте передела рыбного рынка, в который оказались втянуты не только добывающие компании (связанные в большинстве случаев с чиновниками, имеющими необходимый административный ресурс не только в Приморском крае, но и на федеральном уровне), но и Росрыболовство, ФАС, ФСБ — крабовые аукционы 2010 и 2012 годов.

В 2010-м было принято решение возобновить прибрежный лов краба-стригуна опилио — менее ценного с промысловой точки зрения, чем камчатский, синий или волосатый четырехугольный, но оттого не менее привлекательного для добывающих компаний. Важно помнить, что в течение нескольких лет, предшествовавших проведению тендеров, легально добывать краба компании могли только по так называемым научным квотам, т.е. на основании договоров с научными организациями и — де-юре — главным образом для нужд этих организаций. Запрет на промышленный лов был введен в связи с резким сокращением численности краба из-за чрезмерно интенсивной и зачастую неконтролируемой ловли в 90-е годы.

Именно договоры с научными организациями стали камнем преткновения для тех, кто захотел начать добычу валютоемкого продукта в 2010-м (а впоследствии — и в 2012-м). Наличие таких договоров, заключенных до 31 декабря 2008 года, стало необходимым условием допуска к крабовым тендерам. Законность этого требования вызвала вопросы не только у претендентов на краба, но и у Федеральной антимонопольной службы, которая обратилась в арбитражный суд с требованием отменить ограничивающие конкуренцию пункты положения об аукционе. Однако через некоторое время ФАС свое заявление отозвала.

Из-за отсутствия договоров уже на этапе рассмотрения заявок аукционная комиссия «завернула» три четверти компаний, претендовавших на краба-стригуна. «За бортом» в том числе оказались Находкинская база активного морского рыболовства (НБАМР), контролируемая семьей бывшего губернатора Приморья, а ныне замминистра регионального развития Сергея Дарькина, и Преображенская база тралового флота (ПБТФ), принадлежащая другой высокопоставленной фамилии — семье губернатора Амурской области Олега Кожемяко.

До аукциона было допущено всего две фирмы — «Акваресурс-ДВ», которая на тот момент принадлежала крупному рыбному бизнесмену Дмитрию Дремлюге, и «Приморская рыболовная корпорация» (о ее аффилированности с Дремлюгой также сообщали некоторые издания). Все 4 лота с мизерным превышением стартовой цены достались «Акваресурсу-ДВ». ПБТФ вместе с некоторыми другими «обиженными» претендентами на краба пыталась оспорить недопуск к аукциону в краевом арбитражном суде, но тщетно.

Похожим образом прошли аукционы в ноябре 2012 года. С той лишь разницей, что теперь на кону стоял не «мелкотравчатый» краб-стригун, а гораздо более ценные виды: камчатский, синий и волосатый четырехугольный. На том же основании к участию в тендере не была допущена ПБТФ Кожемяко. Зато получила право побороться за ценный биоресурс ООО «Комета», два года назад отстраненная от участия в тендере из-за отсутствия того самого договора с научными организациями. Как уже ранее писала «Новая» (см. № 19 от 20.02.2013), большинство лотов были выиграны с повышением начальной цены контракта всего в 1,5%. Квоты равномерно распределились между двумя компаниями: триумфатором 2010 года «Акваресурсом-ДВ» и ООО «Тайфун». Последняя организация по сей день полностью принадлежит Дмитрию Дремлюге, а вот «Акваресурс-ДВ» за несколько месяцев до аукциона формально сменил владельца: летом 2012 года весь свой пакет Дремлюга передал некоей Марии Сергеевне Боровской, которая, впрочем, последние годы возглавляет многие учрежденные Дмитрием Дремлюгой фирмы. ПБТФ в очередной раз попыталась оспорить аукционы в арбитражном суде, однако вновь потерпела неудачу.

Получается, что все крабовые квоты (и 2010, и 2012 годов) могли уйти в одни руки. Вопросы у Следственного комитета, как ни странно, вызвали именно договоры с научными организациями, правда, не с точки зрения ограничения конкуренции. По данным следствия, таких договоров ни у «Акваресурса-ДВ», ни у «Кометы», допущенных к тендерам 2012 года, не было. 13 декабря в отношении руководителя приморского управления Росрыболовства Александра Иванкова по следам крабовых аукционов было возбуждено уголовное дело. А спустя всего пару дней, 15 декабря, еще одно — по следам конкурса на получение морских участков под «осуществление товарного рыбоводства». И если в крабовом пасьянсе самым обиженным оказалось семейство Кожемяко, в случае с рыбопромысловыми участками — семья Дарькина.

Итоги конкурса под номером 5/12 на распределение 29 участков под товарное рыбоводство были подведены в конце ноября. Несмотря на то что к участию в тендере было допущено 46 компаний, большую часть лотов заполучили всего 4 из них: «Прибрежный лов», «Акваресурс-ДВ», «Моревод» и «Зарубинская база флота». Три, как и в случае с крабами, связаны с Дмитрием Дремлюгой («Зарубинской базой флота» он владеет через ООО «Владорион», учредителем «Прибрежного лова» является руководитель ООО «Тайфун», выигравшего крабовые аукционы, при этом и «Прибрежный лов», и «Моревод» были созданы всего за несколько месяцев до конкурса).

Судя по всему, больше всех итогами торгов был возмущен генеральный директор НБАМП Олег Дарькин (старший брат бывшего губернатора). На сайте Приморского территориального управления Росрыболовства опубликовано несколько писем, направленных проигравшей компании с разъяснениями результатов конкурса.

Зинаида БУРСКАЯ

 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera