Расследования

Тревожно-выжидательный взгляд на правосудие

Героиню публикации «Новой», посмевшую выступить против администрации президента, упекли в Кащенко

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 30 от 20 марта 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Роман АнинРедактор отдела расследований

 

Для исчерпывающей характеристики методов современных правоохранительных органов (и эпохи в целом) не хватало карательной психиатрии. Ну вот вам и пожалуйста… Героиню публикации «Новой», посмевшую выступить против администрации президента, упекли в Кащенко

Для исчерпывающей характеристики методов современных правоохранительных органов (и эпохи в целом) не хватало карательной психиатрии. Ну вот вам и пожалуйста… Если у вас «грустное выражение лица, а взгляд — тревожно-выжидательный» (это цитата из допроса эксперта-психиатра) — вы в особой группе риска: по воле чиновников и следователей вас могут принудительно поместить в «психушку». Ваши шансы «сойти с ума» значительно повышаются, если вы нашли хищения в администрации президента и сообщили об этом в правоохранительные органы.

Об истории бывшего председателя профсоюза администрации президента и аппарата правительства Людмилы Попковой мы рассказывали в прошлом году (№ 37 от 4 апреля 2012 года). Считаем необходимым отметить: во время наших встреч с Попковой никаких признаков душевного расстройства мы не обнаружили, хотя, отдадим должное наблюдательности экспертов-психиатров, взгляд у нее был действительно тревожный. И выжидательный тоже. Но, не имея психиатрического образования, мы объясняли ее тревогу уголовным делом, которое расследуется в отношении Попковой вот уже три года.

В 2009 году Людмила Попкова (в то время также член жилищной комиссии администрации президента) узнала, что ее подчиненная — бухгалтер профсоюза Татьяна Барышникова — могла получить квартиру незаконно. «Комиссию по выделению жилплощади провели, когда я была в отпуске. В 2008 году Барышникова оформила двухкомнатную квартиру 94 кв. м на Ходынском бульваре на себя, мужа, а также умершую еще в 2004 году мать. На тот момент у них в собственности было уже две квартиры в Одинцове, но этот факт она скрыла», — вспоминала Попкова.

Позже нарушения, обнаруженные Попковой, подтвердятся в рамках возбужденного уголовного дела, а портрет Барышниковой повесят на сайте petrovka38.ru управления МВД по Москве в разделе «Розыск». Но, что подтверждалось законом, видимо, выходило за пределы понятийного кодекса, как известно, давно сформировавшегося в администрации президента.

Как считает Попкова, из-за этой квартиры (а может, квартира стала только поводом — Попкова сама не до конца уверена в мотивах) у нее случился конфликт с начальником управления кадров президента Сергеем Дубиком. Дубик, по словам Попковой, якобы посоветовал ей больше не приходить на работу. Попкова ослушалась, и — кто бы сомневался — в отношении нее было тут же возбуждено уголовное дело. В материалах дела есть рапорт, в котором сказано: поводом для возбуждения уголовного дела послужил материал проверки, поступивший — вот ведь совпадение! — из возглавляемого Сергеем Дубиком управления кадров президента. «Сергей Дубик в силу занимаемой должности входил в различные комиссии по назначению высших милицейских начальников», — говорит сын Попковой Денис.

Повторно пересказывать подробности этого уголовного дела мы не станем. Отметим лишь несколько деталей. Попкова обвиняется в присвоении части денег, которые профсоюз тратил на проведение концертов и праздничных мероприятий. Обвинение почти полностью строится на показаниях режиссера, проводившего концерты. Режиссер в начале расследования все отрицал и вообще не понимал, о чем идет речь, но по классической традиции, оказавшись за решеткой, все вспомнил и заявил, что «откатывал» часть денег от концертов Попковой. Режиссер договорился до того, что деньги он, мол, носил Попковой прямо в администрацию президента на Старую площадь. Опрошенные сотрудники ФСО, правда, на это возразили, что в указанные директором дни он не входил в здание администрации.

Одновременно с этим в интернете (видимо, в рамках очередной битвы силовых кланов) появились прослушки телефонных переговоров, в которых якобы упоминались ведший дело Попковой следователь Евгений Денисов и тот самый режиссер. В этих прослушках некто «Денисов» давал указания некоему «режиссеру» о неких деньгах, которые надо занести в некое место. После этого (по крайней мере, хронологически, а не причинно-следственно) настоящему следователю Денисову станет плохо во время проверки на полиграфе, проводившейся управлением собственной безопасности МВД, и вскоре он уволится из следственных органов. Вместе с Денисовым уволятся и другие офицеры МВД, имевшие отношение к преследованию Попковой. Незыблемы пока позиции одного человека — Сергея Дубика из администрации президента.

На «дело Попковой» был назначен новый следователь — Сергей Мурашев. Он-то по прошествии нескольких лет после возбуждения уголовного дела и решил проверить психическое здоровье обвиняемой, сначала обратившись к экспертам (которые обнаружили «грустное выражение лица и тревожно-выжидательный взгляд»), а затем в Тверской суд с ходатайством о принудительном помещении Попковой в психиатрическую больницу.

Тут важно отметить, что это была уже вторая попытка следствия: в первый раз эксперты не нашли признаков психического расстройства, а суд не увидел никаких законных оснований для помещения Попковой в стационар. Но со второй попытки вышло: 12 марта 2013 года известная судья Тверского суда Татьяна Неверова удовлетворила ходатайство следователя и Попкову в сопровождении двух оперативников отправили в Кащенко на длительную стационарную экспертизу.

«Условия там ужасные, как в изоляторе — говорит Денис Попков. — Я опасаюсь, как бы маму не закололи там чем-то. Видимо, не сумев найти никаких доказательств, следствие пытается сломить волю мамы, запугать ее, как ранее режиссера. Судом было установлено, что нет оснований для помещения в психиатрический стационар, но они все же пытаются в лучших традициях советской карательной психиатрии поместить маму в стационар на длительное время, а может быть, и навсегда, чтобы было неповадно другим».

Связаться со следователем Мурашевым нам не удалось, а его начальник Алексей Мезенцев переадресовал наши вопросы в пресс-службу. «Новая газета» отправит туда запрос, ответ на который, не боясь сойти с ума, мы будем ждать с тревогой и грустным выражением лица.

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera