Сюжеты

Бунт в медвежьем углу подавлен

60 членов «Единой России» вернулись в берлогу

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 31 от 22 марта 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей ТарасовОбозреватель

60 членов «Единой России» вернулись в берлогу

Шестьдесят членов «Единой России», состоящие в ячейке Абанского района Красноярского края, обратились с открытым письмом к председателю партии Дмитрию Медведеву, заявив, что коллективно сдают партбилеты. Мы не желаем, написали отчаявшиеся абанские едроссы, чтобы нас считали за воров только потому, что мы находимся в одной партии с мошенниками, ворами, приспособленцами и казнокрадами.

Далее скандал развивался в ожидаемом формате. В Абан выехали федеральные и региональные партфункционеры, провели расширенный политсовет, на котором прозвучала свежая мысль, что 60 человек не могут оценивать работу 1010, состоящих в местном отделении, а уж тем более всей партии; для работы с подписантами создали парткомиссию. По возвращении секретарь красноярского отделения «ЕР» Валерий Семенов отчитался: ни один из членов абанского отделения «ЕР», подписавших письмо о выходе из партии, в реальности не собирается из нее выходить, включая человека, разместившего это письмо в блоге Медведева; большинство вовсе не знало о том, какой документ подписывает. Таким образом, Семенов фактически признал столь замечательное качество коллег по партии, как невменяемость: они не осознают ни своих действий, ни их последствий.

Три подписи, по словам партбосса, принадлежат членам партии, исключенным в 2005 году. Одну фамилию в списках и базе данных партии так и не нашли. Четыре фамилии не смогли разобрать. Пока разговор состоялся далеко не со всеми подписантами, но те, с кем поговорили, «четко, всенародно» и «к большому нашему удовольствию» заявили, что «ЕР» покидать не собираются. Десятеро уже составили индивидуальные официальные заявления, что они не выходят из партии. «Давления на тех, кто написал, нет, не может быть и не будет».

Когда письмо из Абана только появилось, Семенов назвал его фальшивкой, а все происходящее — провокацией. Съездив в Абан и убедившись, что письмо было, он изменил мнение и теперь говорит о том, что все эти события не направлены против «ЕР», это всего лишь «спланированная акция» против главы района (он же глава райсовета) Михаила Кривицкого. Он тоже член «ЕР», и подписанты, говоря о нежелании находиться в одной партии с ворами, не упомянули ни одной фигуры федеральной, они действительно говорили исключительно о Кривицком и его окружении.

Удивительно, но региональный партсекретарь Семенов на сей раз дал абсолютно точную оценку. Речь идет именно о борьбе жителей района, включая часть депутатов райсовета и членов «ЕР», с конкретным едроссом Кривицким. А какую еще подоплеку можно было искать в абанском бунте? Что от него ждали? Каких откровений? Разочарования в идеалах «ЕР», исповедуемых этой партией принципах и ценностях? А они у нее есть? Близость к кормушке, какие еще?

Какой идеологический перелом может произойти в головах у тех людей, что в свое время сознательно записались в «ЕР»? Чем они могли быть очарованы, чтобы сейчас так отчаяться?

Речь, конечно, не о гражданском самосознании. О вещах тривиальных — деньгах, бизнес-войне за абанский рынок и лес. Семенов выдохнул. Его облегчение понять можно: партстроительство здесь ни при чем, он «отскочил». Но что это меняет в самой реальности? «ЕР» ведь никому, кроме ее членов, не важна сама по себе, она представляет интерес лишь как инструмент управления страной. И вот с управлением-то как раз беда. И если оппоненты едросса Кривицкого из его же партии всего лишь бьются с ним за место у кормушки, разве от этого он обращается в мать Терезу? И разве жители района от этого страдают меньше?

Автор обращения и костяк подписавшихся — едроссы из села Новоуспенское. Там развалилось напрочь сельхозпредприятие, и работать просто негде. Люди живут последнее время на грани нервного срыва. Они хоть что подпишут, лишь бы об их катастрофе услышали.

Недовольство в районе его главой зашкаливает. Абанцы уже стояли перед зданием краевого правительства с плакатами «Кущевка в Краснодарском = Абан в Красноярском», передавали губернатору обращение (тогда под ним подписались 600 человек, что много: все население района — 22,5 тыс.).

Перманентный кризис в Абане очевиден. В последние три месяца он перешел в острую фазу. Группа депутатов, настаивая на отставке Кривицкого, срывает заседания райсовета, его работа заблокирована, и в соответствии с законодательством он может быть признан недееспособным и распущен. Краевые власти это делать пока отказываются, стоя на стороне Кривицкого. Прокуратура, однако, уже подготовила документы о роспуске для суда.

Месяц назад 11 депутатов (четверо — члены «ЕР») написали губернатору очередное безответное письмо: район в стагнации, общественность лихорадит… Депутаты провели тайное голосование. За отставку Кривицкого высказались 20 из 30 (при этом «ЕР» в райсовете имеет 21 мандат из 30). Однако устав района, не так давно измененный, не позволяет местным депутатам снять главу района.

В обнародованном послании Медведеву сказано, что Кривицкий с окружающими его лицами «компрометирует «ЕР». Это кажется явным преувеличением, поскольку Кривицкий-то как раз соответствует образу типичного едросса в массовом гражданском сознании. Однако в таком таежном захолустье, как Абан, сильны традиционные патриархальные ценности, и, возможно, подписанты действительно ждали от главы чего-то другого. Детали предъявляемых ему в письме Медведеву претензий таковы.

Растет скрытая безработица, абанцы вынуждены искать работу за пределами района. Создана и годами действует криминальная схема заготовки древесины, которую используют криминальные элементы и приближенные к главе района люди. Глава района и подконтрольные ему депутаты от партии делают все, чтобы защитить проворовавшихся чиновников. Так, только под напором жителей района и местных СМИ депутат райсовета С. Пронин был осужден и получил три года лишения свободы за воровство бюджетных средств мошенническим путем. Другой фигурант этого дела, работник аппарата администрации В. Пугачев, получил условный срок. (Стоит ли упоминать, что оба состоят в «ЕР».) За превышение должностных полномочий осуждена глава Устьянского сельсовета Е. Коныгина. Еще в отношении двух глав территорий сейчас ведутся доследственные проверки. Все они члены «ЕР». Предприятия района банкротятся и распродаются. Так, в ущерб жителям района и районному бюджету, за смехотворную сумму в 1,2 миллиона рублей, продан уже упомянутому Пронину, другу Кривицкого, умышленно обанкроченный комплекс ЖКХ (коммерческая недвижимость более 1600 кв. метров, 20 единиц техники — легковые автомобили, трактора, грейдер, автобус, грузовики). По данному факту возбуждено уголовное дело, ведется проверка. После этой аферы сын главы района оказался держателем 33% акций двух созданных на базе ЖКХ частных предприятий. Такая же схема «умышленного банкротства» сработала и с дорожным предприятием — ДПМК, где сын главы района также стал учредителем.

Лучшая характеристика выстроенной в РФ системы — то, что по этому письму поехал разбираться не прокурор с сутью изложенного, а парткомиссия — с подписантами.

Не сказать, что в Абане происходит что-то необычное. Клановая система устройства власти пришла уже в неразрешимое противоречие с путинской «вертикализацией», и, как следствие, власть рушится. Год назад «Новая» подробно писала, как «медведи» с аппетитом пожирают друг друга в Туруханском районе. Те же процессы происходили и в Эвенкии. К политике они имеют отношение весьма косвенное, прямое — к деньгам. Первейшие противники Кривицкого — это бизнес-конкуренты его семьи. Жена Любовь владеет торговой сетью, сын Евгений — ООО «ДПМК» (в прошлом асфальтовый завод), получающим все муниципальные заказы на дорожные работы.

Другое дело, что раньше все противоречия удавалось снимать закулисно, теперь эта повсеместная возня и грызня вырывается наружу все чаще: то ли кулисы прохудились и рвутся, то ли и их сперли.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera