Мнения

Гумбари

Президент Кипра и его министр финансов искренне рассматривали бумажку, подписанную в прошлую пятницу в Евросоюзе как способ шантажа России

Этот материал вышел в № 32 от 25 марта 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

 

Я страшно люблю коллекционировать непереводимые словечки, обозначающие деловые отношения, специфические для данной культуры. Когда-то такими словами, кстати, были слова «компания» и «капитал». В Китае таким словом является «гуаньси» — «связи». В России — «откат», «распил» и «занос». На Кипре это слово «гумбари» — «друг».

Не верьте, пожалуйста, что на Кипре есть банкиры. Там все — гумбари. И все, что произошло на Кипре (а дело не в Кипре, а в том, что это фитиль, который взорвет европейскую бомбу), — это особенности мышления гумбари. Это они думали, что они такие хитрые.

Все, что происходит на Кипре, заставляет с тоской вспомнить дефолт 1998 г. как образец мудрых действий решительного правительства. Не представляю себе Путина, который в пятницу объявит о частичной конфискации вкладов в банках, а наутро скажет: «Мы еще подумаем». Если у кипрских гумбари и был шанс сохранить свою всеостровную прачечную, то за эту неделю они его утратили.

Вынул ствол — стреляй. Нельзя положить больного на операционный стол, вскрыть грудину, а потом начать обсуждать: а нужна ли операция? Ребята, уж если больной на столе, то режьте.

Итак, что произошло? В прошлую пятницу президент Кипра и министр финансов прилетели на переговоры с Евросоюзом. Они сидели до полуночи, в полночь европейцы ушли совещаться, а эти двое заснули, где сидели — на столе. В 3 утра их разбудили и дали бумагу, которую президент подписал.

Тут же стало ясно, что парламент это не ратифицирует.

После чего кипрская делегация полетела в Москву. Держитесь крепче: они прилетели без какого-либо плана. У них не было ни стратегии, ни тактики переговоров. В принципе предложений, если назвать это предложениями, у киприотов было два. Во-первых, России предложили купить Laiki Bank. О Laiki — одной из важных причин кипрского кризиса — чуть ниже, а пока скажу, что Laiki — банкрот, и предложение это означало, что кипрские гумбари искренне считают, что все русские — это лохи, которые швыряют деньги в ночных клубах Лимассола.

Когда Россия отказалась покупать Laiki, гумбари предложили продать нам газ. В свое время «Газпром» хотел купить кипрский газ и получил хамский отказ. Тем не менее «Газпром» был согласен разговаривать — но ведь такая сделка не делается за полминуты?

Вот вам мое личное мнение: президент Анастасиадис и его министр финансов были настолько гумбари, что искренне рассматривали бумажку, подписанную в пятницу в Евросоюзе, как способ шантажа России. Это такой особый кипрско-греческий вид хитрости. «Мы подпишем бумажку, парламент ее не утвердит, а мы потом поедем к этим глупым русским, и они, чтобы спасти счета фигурантов «списка Магнитского» и прочих малоприятных персонажей, отвалят нам даром все, что нам надо».

Разводка в три хода. А что ходов еще четыре, пять и шесть, в голову не пришло. Киприотам даже не пришло в голову то элементарное обстоятельство, что после декабрьских митингов Путин приказал всем своим вернуть деньги в Россию, и ситуация на Кипре дает ему для этого идеальную возможность. У Путина нет никакой причины покупать Кипр и есть все причины его обанкротить.

В России это называется блатное мышление, но у наших православных братьев-эллинов это называется национальной хитростью и очень ценится.

Теперь немножечко о Marfin Laiki Bank. Нам все время говорят, что трудности «у кипрских банков». И что эти трудности оттого, что они уже после кризиса покупали греческие облигации, потому что правительство попросило их помочь «старшей сестре» — Греции. Но это не так.

Когда к гумбари-банкиру приходит гумбари-министр и просит «помочь старшей сестре», что говорит банкир? Правильно, посылает на три буквы.

На Кипре есть масса банков, которые ни в какую греческую прошлогоднюю ботву не инвестировали. Даже Bank of Cyprus, первый по величине банк Кипра и с госучастием, находится в удовлетворительном состоянии. Но на Кипре есть еще второй по величине банк — Laiki, который принадлежит неизвестно кому (говорят, катарцам) и который его греческие менеджеры ухайдакали. Если вы спросите любого банкира, как можно было инвестировать в греческую рухлядь после кризиса, он ответит: «За откат».

Не скажу, чтобы это был весь кипрский кризис, но это значительная его часть. Банк, до которого был недосуг его владельцам-арабам и который протух благодаря действиям своих кипрских гумбари. Кстати, нынешний министр финансов Кипра до недавнего времени был в Laiki председателем совета директоров. Разрешался кризис в первую очередь банкротством конкретного Laiki (к чему теперь пытаются всё свести). И, возможно, судом над конкретными менеджерами.

Вместо этого каждый участник этого шоу с бананами решил быть очень хитрым.

Президент и министр финансов с редкой безответственностью, вместо того чтобы для начала обанкротить один конкретный банк, угробили всю банковскую систему: это называется — «поджечь лес, чтобы не заметен был пожар у одного дерева».

Евросоюз обрадовался возможности зачистить офшор от грязных денег, потому что денег в мире стало мало и грязные деньги нужны самим. Кипрские парламентарии обрадовались возможности показать народу, как они его любят.

У варева оказалось слишком много поваров, и всё протухло.

Увы, это общая структурная слабость демократий: в кризис им трудно принимать решения и легко разводить интриги. Шла бы речь об одном Кипре — не стоило бы и обсуждать. Но проблема заключается в том, что в данном случае редкую безответственность проявили все, включая Евросоюз. Как замечательно только что написал мне мой приятель, у которого контора на Кипре: «С такой вот фигни, между прочим, Первая мировая началась».

 

 
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera