×
Сюжеты

Репрессированные «атакуют» Страсбург

С ноября прошлого года в Европейский суд по правам человека поступило более 2700 жалоб от жителей Калмыкии, имеющих статус жертв политических репрессий. Отказы получили 108 заявителей. Глава Республики Калмыкия Орлов заявил, что и все остальные жалобы будут отклонены.

Общество

 

С ноября прошлого года в Европейский суд по правам человека поступило более 2700 жалоб от жителей Калмыкии, имеющих статус жертв политических репрессий. Отказы получили 108 заявителей. Глава Республики Калмыкия Орлов заявил, что и все остальные жалобы будут отклонены.

По сообщению агентства «Интерфакс», с ноября прошлого года в Европейский суд по правам человека поступило более 2700 жалоб от жителей Калмыкии, имеющих статус жертв политических репрессий. Также сказано, что отказы получили 108 заявителей. Российские и республиканские СМИ поспешили растиражировать эту новость. Глава Республики Калмыкия Орлов даже заявил, что и все остальные жалобы будут отклонены.

Летом прошлого года жители Калмыкии, имеющие статус жертв политических репрессий (таковых около 30000 человек), обрушили на суды республики иски к Минфину РФ с требованием компенсации морального вреда за годы, проведенные в сталинской ссылке. Поводом к такой судебной активности послужила мои статьи о том, что два гражданина Грузии сумели через Европейский суд по правам человека добиться таковой выплаты от властей своей страны.  

Имея на руках отказы российских (калмыцких) судов первой и второй инстанции наши земляки в массовом порядке посылают свои жалобы в ЕСПЧ. Сейчас в распоряжении редакции имеется семь писем-отказов полученных истцами из Страсбурга. Первое, на что мы обратили внимание это то, что в качестве лица отсылающего эти письма значится человек по имени К. Рынгелевич, хотя подписи в письмах стояли разные.

Когда мы просмотрели список лиц работающих в ЕСПЧ, то какого господина не обнаружили. На сайте «Сутяжник» есть информация о том, что этот человек является экспертом Совета Европы, но в письмах, присланных жителям Калмыкии, он называет себя «заместителем начальника секции». Правда, такой должности в ЕСПЧ нет, а есть должность заместителя председателя секции. 

Мы убеждены, что письма-отказы из ЕСПЧ, подписанные неизвестно кем, с указанием фамилии лица со странной должностью, а также информационная активность подконтрольных власти федеральных и республиканских СМИ, - взаимосвязанные события. Ведь для российской власти положительные решения ЕСПЧ по искам жертв политических репрессий (их в стране около 2 миллионов) - не только удар по репутации, но и огромные финансовые расходы.

В самые ближайшие дни мы подготовим и отправим на имя Председателя ЕСПЧ, а также в Совет Европы письма с требованием разобраться с сомнительными письмами якобы подписанными человеком по фамилии Рынгелевич. Это, вообще-то, похоже на провокацию, и я подозреваю, что сам таинственный К. Рынгелевич даже не подозревает о них.

Как бы там ни было, я должен отметить очень обрадовавшую меня реакцию бывших репрессированных граждан на известие об упомянутых выше письмах из ЕСПЧ. Две женщины, узнавшие об этом первыми, несомненно, огорчились, но заявили, что свои жалобы все равно в ЕСПЧ отправят.  

По большому счету, мы сейчас ведем борьбу за возвращение национального достоинства калмыцкому народу. Когда в 1991 году были приняты два очень важных и по-настоящему нужных закона: «О реабилитации жертв политических репрессий» и «О реабилитации репрессированных народов», - мы и в самом деле почувствовали себя по-настоящему равноправными гражданами страны.

Ведь если быть до конца честными, даже после возвращения из Сибири в Калмыкию, не только наши родители, но и мы, совсем еще дети, не раз и не два раза слышали в свой адрес очень горькие для нас и для нашей нации оскорбления.

Законы были приняты, но их реальной реализацией, как это принято в России, никто не занимался. Нашим родителям выдали кое-какую компенсацию за потерю имущества, и этим власти страны ограничились. В 1992 году Б. Ельцин наложил мораторий на вопрос о территориальной реабилитации, с ним все согласились, чтобы не допустить развала России. А положения закона о моральной компенсации власти по причинам скорее экономического, нежели морально-этического характера, не спешили  выполнять.

Поначалу я слышал рассуждения о том, что люди подают иски только ради денег. Меня это огорчало. Но истцы говорят обратное: «Пусть мы не получим миллионы, но главное - мы докажем, что мы не рабы».

Пожилая женщина – одна из истцов -  рассказала нам, что русскому языку начала учиться по пути в Сибирь, и первые русские слова, которые она выучила - вопрос вертухаев: «Мертвецы есть?». Умерших детей и стариков тогда просто выбрасывали из вагонов.

Правопреемница СССР - Российская Федерация в лице высшей государственной власти отказалась выполнять ранее принятые на себя обязательства в отношении репрессированных народов и вообще - всех жертв политических репрессий. Об этом не один раз писали правозащитники. Увы, их мнение, как и наше, для российской власти не имеет значения.

Знаю, что инициативу жителей Калмыкии поддержали бывшие репрессированные из других регионов России. Не скрываю, что очень рад этому - хотелось бы установить  контакт со всеми, кто солидарен с ними. 

 

Главный редактор газеты «Современная Калмыкия» Валерий БАДМАЕВ

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera