×
Расследования

В России можно приобрести в частную собственность атомную бомбу

Избранная «Новая». Лучшие публикации за 20 лет

Этот материал вышел в № 34 от 29 марта 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»редакция

 

В 1993 году наши корреспонденты проникли на широкий рынок «красной ртути», плутония и других элементов ядерного оружия. Это была захватывающая история. Первое журналистское расследование «Новой газеты» (тогда еще — «Новой ежедневной»)...

В 1993 году наши корреспонденты проникли на широкий рынок «красной ртути», плутония и других элементов ядерного оружия. Это была захватывающая история. Первое журналистское расследование «Новой газеты» (тогда еще — «Новой ежедневной»). По всем правилам начала девяностых — с громоздкой камерой, пристроенной в спортивную сумку, иностранцем, взятым в команду для убедительности, попыткой похищения видеоматериалов…

Под псевдонимом «Отдел расследований НЕГ» скрывались Владимир ФИЛИН, Дмитрий МУРАТОВ, Кирилл БЕЛЯНИНОВ… Судьба авторов, первыми в редакции постигавших технику распальцовки, сложилась по-разному, но вполне успешно.

 

 

«Новая ежедневная газета» №17 от 14 июля 1993 года

Повторим заголовок: в России можно приобрести в частную собственность атомную бомбу. Ее можно получить целиком, а можно, если не хватает денег или уж очень хочется сделать самому, взять товар по частям. Мы беремся доказать: бомба или ее составляющие являются товаром. Мы выяснили это в ходе двухмесячного расследования, действуя под видом представителей крупного иностранного бизнесмена. Нам жаль, но мы вынуждены опустить в этом репортаже ряд деталей, фамилий, адресов, чтобы какой-нибудь маньяк не смог использовать собранные нами факты и в один прекрасный день объявить себя ядерной державой.

 

Продавцы

В СНГ существует достаточно разветвленная сеть «вентиляторов» — торговцев редкоземом, платиновым и золотым ломом, бериллием, изотопами осмия и, наконец, так называемой «красной ртутью». Бизнес считается высокорентабельным, хотя чаще всего «вентиляторы» торгуют воздухом, блефуют, берут залог и пускаются с ним в бега.

Любой «вентилятор» может вытащить из кармана потрепанный сертификат, подтверждающий качество имеющейся у него «красной ртути», хотя подобного вещества в природе просто не существует, а сертификат куплен в экспертном институте «Гиредмет» или подделан.

В свободное время «вентиляторы» могут торговать шоколадками, а могут водить дружбу с высшими чиновниками России (как директор екатеринбургского концерна «Промэкология» Садыков, заслуживший разрешение Ельцина и Бурбулиса на вывоз этой самой «ртути»).

Однако некоторые сделки «вентиляторам» удаются. В их недоверчивых рядах часто встречаются бывшие военные, работники оружейных заводов, сотрудники оборонных министерств и институтов, отставные офицеры спецслужб. В «вентиляторскую» цепочку попасть трудно, но можно. Мы попали.

Радиоактивные материалы, редкозем «вентиляторы», как правило, крадут. Иногда вывозят под видом металлолома, нам известен случай, когда целый контейнер с редчайшим материалом, используемым в качестве детонатора для ядерного заряда, был списан с закрытого предприятия. Его просто посчитали пропавшим во время пожара.

Благодаря хорошо налаженным старым связям у «вентиляторов» всегда есть информация о технологических новинках военно-промышленного комплекса — в ходе одной из сделок нам предложили антирадарное покрытие для самолетов. Эту же систему использовали американцы при постройке самолета-невидимки «Стелс». Контейнер с товаром нам потом показали.

Нравы в системе «вентиляторов» достаточно жесткие: если один из них сумеет всучить другому под видом плутония упакованную в свинец глину и обман вскроется, виновник попадает на «неустойку» — достаточно жесткие штрафные санкции. Существует также «зеркалка» — когда парт-неры отвечают друг перед другом равной суммой денег. Если, скажем, один из них требует в качестве залога 5000 долларов, то второй вправе потребовать от него передачи такой же суммы третьему лицу. Если же качество товара не подтвердится… Один из наших «партнеров» однажды исчез. Лишь через неделю мы узнали, что обманутые им компаньоны взяли его заложником до выплаты штрафа. От нашей помощи по вызволению из плена он отказался — нарушив правила системы, в нее не вернешься.

Все расчеты «вентиляторы» проводят только в валюте. Говорить о рублях считается просто неприлично, хотя случаи расчета «по курсу» были. У некоторых, по их словам, есть счета в зарубежных банках, есть свои, «вентиляторские», «банкиры», облегчающие движение денег. Причем наличными всю сумму берут крайне редко, предпочитая получить «живыми деньгами» процентов десять, а остальное перевести в банк.

Вывозят через Прибалтику. Пока «товар» не доставлен, один из продавцов остается заложником у покупателя. «Вентиляторы» не специализируются на каком-то одном товаре, они готовы достать все что угодно, если чувствуют, что у клиента есть деньги. Так что едва на одной из «проверочных» встреч мы проявили явную заинтересованность и доказали свою платежеспособность, нам предложили… партию оружейного плутония.

 

Грязная бомба

В условленное время мы с дозиметрами и защитными костюмами, одолженными у московского отделения Гринпис, были в неприметной конторе в одном из самых престижных районов Москвы. Задача: получить образец товара — свинцовый контейнер с несколькими граммами плутония для анализа. Продавец вытаскивает из сейфа свинцовую трубку, сплющенную с одного конца. Дозиметр бешено верещит: за десять секунд уровень бета-излучения превысил норму в две тысячи (!) раз.
В качестве упаковки нам предложили картонную коробку из-под печенья.

Результаты гамма-спектрометрического анализа:
анериций — 241
уран — 237
плутоний — 241
европий — 154
торий — 232
уран  — 238
цезий — 137

Вывод: продавцы выдавали за «чистый плутоний» нечто иное. Но по мнению ученых, содержимое контейнера представляет собой «голубую мечту ирландского террориста», идеальный продукт для изготовления радиологической, или, проще говоря, грязной бомбы — плутония вполне хватило бы для того, чтобы отравить четверть Москвы.

В таких случаях правила суровы, и мы их придерживались. С продавцами был жесткий разговор. В качестве компенсации за потерянное время — 24 часа — нам предложили 1000 долларов или партию «настоящего» товара. Срок — неделя. А тем временем из подмосковного города N сообщили, что нас уже ожидает партия урана.

 

 

Продолжение. Начало в «НЕГ» №17

Уран в кастрюлях и бидонах

Уран действительно ждал. В бидоне из-под молока, залитом для безопасности свинцом. Вынесли урановые таблетки с обогатительного предприятия, на котором работает немалая часть жителей города. Хотя сам завод охраняется строжайшим образом: часовые, несколько рядов колючей проволоки, ОМОН, своя служба безопасности. На проходных металлодетекторы и радиметры, в самых неожиданных местах — телекамеры. Но тащат.

При этом в городе N радиации не боятся: «если до сих пор живы, то с нами и теперь ничего не случится». В городе N каждый пацан знает о могильниках высокоактивных отходов, о зараженных грузовиках и тракторах, о лесах, обнесенных колючей проволокой: «Стой! Опасная зона». Ходят слухи о специальной психиатрической больнице, где по многу лет лечатся рабочие подземных цехов. В городе, где уже давно никто не обращает внимания на невыносимо желтый дым из городских труб, к урановым таблеткам относятся так же спокойно и деловито, как плотник относится к бревну.

Рабочий завода, с которым нас свели посредники, о том, как выносят таблетки, распространяться особенно не стал: «И в кастрюлях носят», — сказал он. Потом, правда, добавил, что сейчас у него на руках всего лишь десять килограммов, но если нужно, он вынесет и больше. Потом ушел, чтобы из припрятанного в гараже бидона достать пару таблеток и принести их в самодельном контейнере.

Результат: мы действительно получили чистый уран-238. Но степень обогащения ближе к урановому топливу, а не к оружейному сырью. Однако уже никому после Чернобыля не надо объяснять, что такое несколько килограммов «реакторного» урана…

А о штрафе мы с продавцом и говорить не стали. Он просто пытался вырваться из нищеты. Просто так получилось, что работу он нашел на предприятии по обогащению урана. Если бы работал на мясокомбинате, так же осторожно предложил бы нам экологически чистую ветчину.

 

«Привезли плутоний, сейчас отрежем от него кусок»

Тем временем «система» вовсю заработала на нас. Из схронов и тайных складов начали подвозить сырье. Продавцы, подсунувшие до этого отработанное топливо, на очередной встрече сообщили: «Все, есть ваш 242-й». Значит, в Москву из Сибири пришел очередной груз плутония. То, что происходило дальше, нормальному человеку вряд ли когда-нибудь приснится.

Продавец, покопавшись в сейфе, вытащил свинцовую пластину, свернутую «конвертом». Покопавшись минут пять, вытащил из него обломок металлической пластины, по его словам, покрытой слоем оружейного плутония. Пластина была размером с пачку сигарет, а толщиной в 2-3 миллиметра.

— Но всю пластину я вам дать не могу, — сообщил он. — Это стоит слишком уж больших денег.

Вносить залог мы отказались. Тогда продавец, вооружившись молотком и кусачками, на наших глазах за двадцать минут отломал кусочек граммов в шесть. По комнате полетела пыль от скандиевого, как выяснилось позже, покрытия. Потом поднес к пластине дозиметр. «В десять раз выше естественного фона», — с гордостью сказал он и спросил, есть ли у нас контейнер. Контейнера не было. Он вздохнул и, вооружившись зубилом, отрубил кусок свинца. Затем, свернув его в некое подобие трубки, положил в него пластину. Дозиметр верещал как сумасшедший, но мы чувствовали себя уже как те рабочие с уранового комбината. 

Анализ показал: плутоний.

Правда, для получения одного килограмма плутония потребовалось бы не менее 80 килограммов пластин. Нам предложили сразу 1 килограмм 800 граммов, а потом еще 25. После предоплаты обещали поставить любое количество.

 

Появление босса

На встречу приехал наш «хозяин», почти полноценный американец Роджер Кук. Роджер решил нам подыграть: серебристый «Вольво-940» придал явлению хозяина нужную достоверность, а его осведомленность в финансовых делах заставила продавцов поверить в серьезность наших намерений. (Хотя скажем сразу, что мистер Кук как полноценный американец, желающий подзаработать денег, не удержался от соблазна заявить телекомпании ITN, что стал свидетелем уникальной сделки, во время которой ему предложили купить 25 кг чистого оружейного плутония. Крупнейшие агентства мира посчитали это большой сенсацией.)

Диалог заморского покупателя с нашими продавцами заслуживает отдельного внимания.

Покупатель: Товар, конечно, средненький, но если его будет много, то, видимо, мы сможем заинтересоваться.

Продавец: У нас есть почти два килограмма.

Покупатель: Мне нужно больше, килограмм двадцать пять.

Продавец: Мы должны посоветоваться…

Покупатель: А сколько вы хотите?

Продавец: 45 тысяч долларов за килограмм. Это со стоимостью доставки.

Покупатель: А куда?

Продавец: Можем в Вильнюс. Но вы должны расплатиться наличными.

Покупатель: Но никто не носит с собой такую сумму в чемодане.

Продавец: Правильно. Поэтому 20 процентов здесь наличными, а остальное на наш счет в «Юнион Бэнк» в Финляндии.

Покупатель: Товар, конечно, интересный, но это не то, что вы нам обещали.

Продавец: Нас просто обманули, но сейчас в «Томске-7» специально для вас готовят партию чистого плутония с оружейным обогащением.

Закончилась эта встреча еще одним сюрпризом. Продавец, выйдя из комнаты, вернулся, волоча за собой тяжеленную банку, по виду напоминающую банку из-под соленых помидоров, залитую свинцом. В виде подтверждения качественности товара был даже предъявлен сертификат на… ураново-плутониевую смесь (см. факсимиле). «Ураново-плутониевая смесь» фонила так, что дозиметр опять заголосил.

От покупки этого материала мы просто отказались: слишком уж велик был риск при вскрывании «банки» и взятии из нее своего образца.

 

Калифорний и прочее дальнее зарубежье

Очередные продавцы появились неожиданно: просто позвонили, сообщив, что в очередной московской конторе уже полгода держат контейнер с высокоактивным веществом, вполне пригодным для изготовления детонатора ядерного заряда.

— Да какие проблемы, — сказал нам хозяин товара, удобно устроившийся в офисе прямо под окнами одного из московских управлений. — Вот сертификат качества, с подробным указанием и размеров, и веса изделия.

 

Сертификат  качества
Ядерно-реакторной продукции

Наименование продукта: уранплутониевая смесь

UO (238) + UO (235) + Pu (239) = 1000 г
70% 10% 20% 100%
Результат масс анализа продукта
Содержание в уранплутониевой смеси — 20%
Количество продукта — 1000 г
Весовая доля в смеси — 200 г
Количество примесей в продукте — 0,01%
Продукты распада в смеси не обнаружены

ВНИМАНИЕ ! ! !
При транспортировке не допускать резких ударов контейнера

 

И он показал вполне официальный сертификат на калифорний-252, высокоактивное, крайне редкое и достаточно дорогое вещество. Наши возражения по поводу неординарности товара продавца особенно не трогали. Как, впрочем, и сомнения в криминальности товара.

— На предприятии был пожар, после которого килограмма полтора продукта просто списали. Посчитали пропавшим. Так что в розыске он не находится и никакого криминала за вами не будет. У меня полно друзей в одной из военных академий ракетных войск. Они вам эту штуку вскроют, подробно отсертифицируют и выдадут все данные.

Образец, правда, нам не дали.

— Понимаете, — сказал продавец, — в контейнере всего 6 с половиной граммов, так что я просто не знаю, на сколько сотен тысяч вы «отщипнете» кусочек для анализа.

Для справки: стоимость грамма калифорния-252 на мировом рынке — 1 200 000 долларов…

А то, что точно такой же сертификат нам привезли коллеги из Австрии, на продавца никак не подействовало:

— Покупателей-то мало, товар уж больно специфический. Так что этот сертификат уже месяцев восемь по Европе гуляет.

Хозяин товара приехал на следующий день. Рассказал о подробностях анализа, выразил готовность самостоятельно довезти товар до Германии.

— Кладете 30 тысяч — и контейнер ваш, — сказал он. — Вы поймите, меня уже полгода пугают люди, которые украли все это с производства, я потратил большие деньги, чтобы довезти товар до Москвы, а покупателя нет. 

 

Назад, к плутонию!

После недельного молчания предприятие, которое уже несколько раз подсовывало нам «некондиционный» товар, наконец-то проснулось. Телефонный разговор был краток и достаточно впечатляющ:

— Мы достали контейнер оружейного плутония. Сейчас он где-то в районе Рязани, но завтра будет в Москве.

На следующий день нам представили все подробности «путешествия»: и то, что контейнер перевозили в бензовозе с украинскими номерами, и то, что пытаясь «вытащить» образец товара для нас, сломали кодовые замки и вытащили несколько граммов вещества. Потом товар пропал. Телефонные звонки через каждые полчаса не дали ничего, а под конец нам сообщили, что товар арестовал КГБ. Владельцы его, впрочем, сумели уйти незамеченными. Типичная, скажем прямо, «вентиляторская» история.

— А, — махнул потом рукой один из посредников, — обычные «воздушно-десантные войска», воздух гоняли и гонять будут. Они сами не знают, что продают. Слышали от кого-то, что на продаже плутония можно сделать большие деньги, вот и пытаются продать все, что хоть немножко радиоактивно. Хотя не исключено, что совершенно случайно у них появится настоящий плутоний. Воруют-то везде.

 

Бомба

Бомбу нам предложили просто. Точно так же, как торгуют носками в галантерейных магазинах. «Если не устраивает калифорний и антирадарное покрытие, — сказал продавец, — то есть еще целая боеголовка. От СС-20». И сунул под нос фотографию: в каком-то гараже на фоне канистр из-под бензина спокойно стояла ядерная боеголовка. Мы ее, правда, до того никогда не видели и готовы были поверить.

— 150 тысяч долларов, и забирайте ее с собой, — сказал продавец, — это здесь, в Москве…

«Новая ежедневная газета» №18
от 21 июля 1993 года

Отдел расследований «НЕГ»

 

Р.S. 150 000 долларов, как и 150, у нас не было, и мы забрали ее просто так… Нам помогли люди в бронежилетах.

 
 
 
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera