Расследования

Беспричинное следствие беспричинного убийства (18+)

В ментовских сериалах добро всегда побеждает зло, и нередко победе «добра» помогают нарушения закона. Только в жизни все происходит с точностью до наоборот.

Фото: «Новая газета»

Политика

Георгий ЯнсНовая газета

 

В ментовских сериалах добро всегда побеждает зло, и нередко победе «добра» помогают нарушения закона. Только в жизни все происходит с точностью до наоборот.

Обвиняемый в убийстве Александр Артюх

Беспричинная агрессия, пьяные драки с поножовщиной, толпы гопников у метро, оборванные молодые жизни всего лишь за косой взгляд – это с одной стороны. Тупая гильотина российского правосудия, карающая все больше тех, кто первым попался под руку, – с другой. Взаимозависимые на самом деле вещи, поскольку безнаказанность настоящих преступников приводит лишь к новой крови, а тотальная несправедливость к безвинным сгущает агрессию, разлитую в обществе, до пересыщенного раствора.

Вот вам одна история на этот счет.

Москва, Орехово-Борисово, воскресный день 8 октября 2011 года. Одна компания молодежи что-то праздновала в квартире. Другая, уже наотмечавшаяся, веселилась под окнами. Типичное такое веселье: истошные крики, мат-перемат. Время – полночь. Один из «квартирной» компании высказал неудовольствие – через форточку, ну и, естественно, в тех же, запрещенных ныне Думой выражениях. Мат за мат и пошли выяснять отношения. Выяснили. Один убит, один ранен, один под судом.

Убитый – Андрей Милешкин, раненый – Павел Зеленюк: оба из «дворовой» компании, в которой к моменту драки было человек восемь. Кирилл Артюх, Юрий Баранов – это те, что вышли на улицу - «поговорить». Александр Артюх появился  позже, чтобы вытащить из драки брата. Он и стал через несколько часов после побоища главным подозреваемым в убийстве - уже почти полтора года содержится в «Матросской тишине».

До августа 2012 года этим уголовным делом занималось СУ по ЮАО ГСУ СК РФ по г. Москве, шесть следователей разбирались в преступлении, и каждый из них внес свою посильную лепту в то, чтобы сделать из Александра Артюха убийцу. И только после того, как уголовное дело было передано на городской уровень, ситуация с ходом следствия более-менее нормализовалась. Для предъявления обвинения следствие собрало, на первый взгляд, достаточно весомых доказательств. Во-первых, на кроссовках, принадлежащих подозреваемому, обнаружены капли крови убитого. Во-вторых, участник драки Юрий Баранов в своих показаниях утверждает, что убийцей мог быть именно Александр Артюх. В-третьих, участник драки и еще один пострадавший - Павел Зеленюк - опознал в Александре Артюхе человека, который дрался с убитым и ранил в руку самого Зеленюка. В-четвертых, на первом допросе Артюх солгал, заявив, что в драке не участвовал, а находился дома и спал.

Тем не менее, Александр Артюх до сих пор категорически отрицает какое-либо свое участие в убийстве. В его невиновность безоговорочно верят друзья, близкие, адвокаты. Их доводы стары как мир. Но редко, кто безоговорочно сознается в преступлении, а сколько добрых и отзывчивых людей пользовались ножом не для чистки картофеля, а для убийства. Пусть и непреднамеренного.

Если отбросить эмоции и сосредоточиться на фактах, то что можно противопоставить почти убийственным доказательствам, собранным следствием? Виновен или не виновен Александр Артюх, в итоге решит суд, но у меня после ознакомления с материалами уголовного дела, изучения экспертиз и встреч с людьми, так или иначе причастных к тем октябрьским событиям, появилось немало вопросов.

Первоначальные показания, которые дал Александр Артюх, на аудио сопровождаются, как написано в заключении независимой экспертизы, звуками, которые «по амплитудному и спектральному характеру схожи с ударами открытой ладонью по кожному покрову». Но следствие отказалась приобщить к уголовному делу заключение экспертов, а в полиции, естественно, отрицают факт избиения и заявляют, что звуки - всего лишь удар папкой по столу. Ладно, пусть будет «удар папкой», но зато текст допроса опровергнуть невозможно (аудио есть в распоряжении редакции).

Несколько цитат.

Первый полицейский»: «Ну, ты хочешь здоровым туда (на зону – прим. автора) уехать или без почек? Вопрос простой и очевидный. Мы сейчас тебя про…м, б…, а потом на зону отправим. Либо ты здоровым, б...»

Второй полицейский: «Всё, на тебя пальцем люди показали, б…, ты сегодня, на х…, у тебя срок пошел уже. Девятого числа, девятого числа у тебя начался срок, радуйся».

 Осторожно - ненормативная лексика. 

В ответе на жалобу Александра Артюха, к которой была приложена аудиозапись,  из УВД по Южному административному округу ответили так (см. скан документа): «В рамках проведенной проверки Ваши утверждения о допущенных нарушениях со стороны сотрудников указанного подразделения нашли частичное подтверждение. В связи с истечением срока давности привлечь к дисциплинарной ответственности допустивших  нарушения сотрудников полиции не представилось возможным, поэтому их поведение будет рассмотрено на Комиссии служебной  дисциплине и профессиональной этике».

Теперь о главной улике – о кроссовках с кровью убитого. Полицейские с самого первого дня знали, что в этой обуви был брат обвиняемого - Кирилл. Об этом он сам заявил в ходе обыска квартиры. Кстати, на квартире, по словам Кирилла Артюха, полицейские били его книгой по голове - при желании это легко проверить: книга хранится в доме с каплями крови на обложке.

Неоднократно адвокатами Александра Артюха подавались ходатайства о проведении молекулярно-генетической экспертизы с целью установить – чья кровь на кроссовках. Но следователь Агаджанян Л.С. вместо того, чтобы назначить  исследование, пишет в постановлении, что экспертиза уже проведена, а на кроссовках - кровь убитого Милешкина А.А. Откуда взялась эта экспертиза, кто и когда ее проводил – защита не знает, и, как представляется, вряд ли сам следователь, если будет допрошен в суде, сможет это убедительно пояснить. Зато известно, что две предыдущие биологические экспертизы утверждают: на кроссовках кровь по групповой принадлежности отличается от группы крови убитого.

Благодаря настойчивости адвокатов, постановление Агаджаняна отменили, и была назначена повторная экспертиза. Вывод: «примесь крови трупа Милешкина А.А. на кроссовках исключается». Капли крови принадлежали другому участнику драки. Последствия для следователя? Агаджанян пошел на повышение.

В результате у следствия остались только два аргумента: показания свидетелей Павла Зеленюка и Юрия Баранова. На момент первого допроса оба были изрядно пьяны. О том, что Зеленюк лыка не вязал, есть показания свидетелей (правдивость которых подтверждается проверкой на полиграфе), а степень алкогольного опьянения Баранова зафиксирована официально – свыше 3 промилле. Кстати, степень алкогольного опьянения подозреваемого Александра Артюха составляла лишь 0, 3 промилле.

На первичном опознании Зеленюк указывал на нескольких людей как на убийц Милешкина: Юрия Баранова, Кирилла Артюха и Сергея Сая, который в драке вообще не участвовал. И только четвертым он указал на Александра Артюха. Факт проведения предварительного «опознания» в ОМВД подтверждается показаниями свидетелей, которые находились в это время в актовом зале отделения.

 Потом прошла официальная процедура. Никто из трех участников драки, кроме Артюха Александра, не был больше предъявлен для опознания. Более того, в качестве статистов поставили лиц с ярко выраженными неславянскими чертами лица. На кого указал Зеленюк, нетрудно догадаться. И все равно остались существенные противоречия. Зеленюк описывает одежду преступника, в которой точно не был в момент драки Артюх. На обвиняемом были светлые джинсы и толстовка со светящимся зелеными логотипами, а убийца, как утверждает свидетель, был одет «во все темное». Адвокатами было заявлено ходатайство о проведении портретной экспертизы по фотографиям Юрия Баранова и Александра Артюха на предмет выявления схожести обоих. Эта просьба была отклонена. Но экспертиза была проведена независимым экспертным центром «КанонЪ», вывод: Баранов и Артюх относятся к одному психо-конституционному типу - атлетическому, обладают большим типовым сходством  лиц. Мог ли пьяный свидетель в темноте и в суете драки четко разглядеть нападавшего? Скорее всего, нет.

«Во все темное» был одет именно Юрий Баранов, на чьих свидетельских показаниях также строится обвинение. Но как непосредственный участник драки он может быть заинтересован в том, чтобы отвести от себя любые подозрения. И его показания не выдерживают критики и не подтверждаются материалами уголовного дела.

Баранов, например, утверждает, что «в этот день, 08.10.11, в квартире находились, я, Артюх Александр, Артюх Кирилл, Маргарита, Екатерина, мы весь день распивали спиртные напитки». Но, по словам нескольких свидетелей, Александр в этот день приехал с работы после 9 вечера, да и содержание алкоголя в крови – 0, 3 промилле - никак не подтверждает, что он «весь день распивал спиртные напитки».

«Поднявшись на этаж (после драки – прим. ред.), мы зашли в квартиру к братьям Артюх. Артюх Александр и Артюх Кирилл сразу сняли с себя одежду и запустили ее стираться в стиральной машинке, а именно: Александр постирал толстовку темного цвета с капюшоном со следами крови». Но из материалов следствия явствует, что Артюх одежду не стирал. Не было смысла, так как на его одежде не обнаружено ни одной капли крови.

 

Показания же Баранова о том, что «пока мы ехали в лифте на 5 этаж Артюх Александр, сообщил, что в момент драки он порезал ножом двух молодых людей, при этом достал из кармана и показал раскладной нож и убрал его обратно в карман», также не заслуживают доверия. В лифте поднимались три (Артюхи и Баранов), а не четыре человека, как утверждает свидетель. Кирилл Артюх категорически отрицает, что состоялся такой разговор. Хорошо, его показания можно не принимать во внимание - он лицо заинтересованное. Допускаю, что Александр Артюх и показывал нож. Но, по заключению судебно-медицинской экспертизы, длина клинка, которым нанесены смертельные раны, должна составлять не менее 12-16 см.. Баранов же описывает и рисует нож, который якобы был у обвиняемого, с длиной клинка 8 см. При нанесении ударов таким орудием преступления невозможно, чтобы на одежде убийцы не осталось хотя бы капли крови. Как я уже говорил, одежда Александра Артюха была безо всяких кровавых следов.

Из заключения судебного эксперта Демидова И. В.: «Возможность причинения колото-резаных и резаных повреждений тела и одежды Милешкину А.А. и резаных повреждений Зеленюку П.С. одним травмирующим предметом не исключается». Другими словами, не исключается и то, что преступления могли быть совершены  и двумя ножами. Значит, могли быть и два убийцы?

А чем объяснить, что по факту ранения Павла Зеленюка не было возбуждено уголовное дело? Почему важного свидетеля Виталия Меркелиса первый раз допросили только через полгода после драки? С какой целью почти на целый год было «утеряно» важное вещественное доказательство? И «нашлось» оно только после того, как адвокатом было подано заявление о преступлении по факту утери вещдока. Речь о видеозаписи с камер наблюдения подъезда дома. На ней видно, во что одет был каждый участник драки, кто и во сколько выходил на улицу.  

Далее. Почему следствие отказывает в проведении молекулярно-генетической экспертизы пятен на одежде Юрия Баранова? А ведь именно на его одежде  (единственного) есть капли крови, причем в характерных местах – на правом рукаве куртки и на правой штанине брюк.

Есть и трудно опровержимый, но не интересующий следствие факт невиновности Александра Артюха. На видеозаписи с камер наблюдения магазина «Дикси»  зафиксированы основные моменты драки, в том числе и убийство. Но следствие отказалось приобщить видео к уголовному делу, так как, по мнению следователя Татьяны Гизатуллиной, запись является недопустимым доказательством - получена с нарушением закона. А почему ее не изъяли по закону?

Тем не менее, заключение независимой экспертизы по данной видеозаписи было к делу приобщено. Ночная съемка не позволяет определить портретное сходство, но зато позволяет с максимальной точностью определить «характерные особенности одежды - светлые и темные куртки, майки, толстовки, брюки, а также обувь людей, чье изображение зафиксировано камерой». 

Вывод экспертов: «Мужчина (Александр Артюх), снятый на фотографии адвоката Яковлева А.Ю., отсутствует в кадре, как во время первого падения серой фигуры (убитый Милешкин – прим. ред.), так и в момент второго падения, после которого серая фигура уже больше не поднялась».

Еще один вывод экспертов: Милешкину удары наносили два человека. Кто они?   Но следствие версию о двух убийцах не рассматривало вовсе. И 12 февраля 2013 года полковник юстиции Татьяна Гизатуллина вынесла окончательное суждение следствия: «Артюх А. И…, вооружившись неустановленным следствием ножом, …вышел из дома и подойдя к дерущимся… с целью убийства, то есть, умышленного причинения смерти, нанес Милешкину А.А. не менее 4 ударов в жизненно важные органы».

Забавная получается картина: пьяная молодежь дерется во дворе, вдруг выходит практически трезвый Александр Артюх и просто так убивает Милешкина. 

В ментовских сериалах добро всегда побеждает зло, и нередко победе «добра» помогают нарушения закона. Только в жизни все происходит с точностью до наоборот. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera