Сюжеты

Прокурорское хамство

Почему ведомство Чайки отпразновало труса, уклонившись от встречи с президентским советом

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 42 от 17 апреля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

На сайте Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека уже размещено заявление о том, что СПЧ «шокирован» хамством, которое по отношению к нему позволила себе Генеральная прокуратура. Заранее дав согласие представить основной доклад о проверках НКО на заседании совета, за час до начала Генпрокуратура уведомила, что докладчик «задействован в проверочных мероприятиях», да и вообще все это обсуждение «нецелесообразно»

На сайте Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека уже размещено заявление о том, что СПЧ «шокирован» хамством, которое по отношению к нему (а тем самым и к президенту) позволила себе Генеральная прокуратура. Заранее дав согласие представить основной доклад на заседании совета 15 апреля на тему «Проверки НКО: затраченные ресурсы и полученные результаты», за час до начала факсом № АН 323167 Генпрокуратура уведомила, что докладчик «задействован в проверочных мероприятиях», да и вообще все это обсуждение «нецелесообразно».

Что ж тут делать вид, что мы не восприняли это как плевок. Однако обида — худой советчик. Лучше сказать прокуратуре спасибо за уже проделанную громадную работу. Как будет написано в отчете, в десятках субъектов Федерации проверены тысячи НКО, в проверках приняли участие сотни прокуроров и в десять раз больше сотрудников других ведомств, включая МЧС, Роспотребнадзор и др. Изучены миллионы листов всякой бумажной ерунды, ах да, ксерокопирование за счет самих утопающих. И никак не сказать, что результата нет, потому что его отсутствие — это тоже результат.

Что же удалось обнаружить, кроме (пример из отчета) «отсутствия приказа о дератизации офиса»? Прежде всего предсказуемо обнаружилась невозможность применения известного ФЗ «об иностранных агентах» из-за неясности признака участия оных в «политической деятельности». Подтвердилось предположение о том, что весь этот вызвавший много вопросов закон голосовался в Думе, в Совете Федерации и подписывался президентом только ради того, чтобы закрыть «ГОЛОС», координирующий работу наблюдателей на выборах. В реестре «агентов», который с неохотой открыли профессионалы из Минюста, таких организаций ноль, отказано в признании иностранным агентом (по его собственной инициативе)  «Фонду императора Александра III», а 25 апреля в мировом суде будет предпринята попытка запихать туда «ГОЛОС», да как-то неуклюже, народ смеяться будет (уже смеется, потому что об этом все написано, и я не буду повторяться).

Минюст, как теперь выяснилось, пошел по следующему пути: получил сведения о банковских проводках из Росфинмониторинга, а затем наложил на них сведения о тех НКО, которые как-то участвуют в выборах. Именно отсюда цифра, названная президентом: с декабря 2012-го по март 2013-го 654 НКО переведен почти миллиард долларов из-за рубежа. Чтоб мы так жили, где эти доллары? Гражданское общество теперь предлагает Минюсту обратный путь: присмотреться к НКО, участвующим в выборах (например, путем агитациии, а не как наблюдатели из «ГОЛОСа»), а затем на эту карту наложить сведения Росфинмониторинга. Возможно, много интересного выяснилось бы и о саттелитах «Единой России», которая с такими победными воплями пролоббировала закон об «агентах».

Третий вывод, изумивший правозащитников своей неожиданностью, возвращает нас к осени 1993 года, когда в ходе обсуждения проекта Конституции звучали предложения оставить за органами прокуратуры только функцию представления государства в суде, вовсе упразднив институт так называемого «общего надзора». В рамках проверок НКО, по их многочисленным свидетельствам, именно прокуроры вели себя как дармоеды, требующие от НКО выполнять за них прокурорскую работу, множить тонны бумаг и писать доносы на самих себя, потому что сами они в рамках «общего надзора» что-либо делать уже не умеют.

Оказывается, даже закон от 26 декабря 2008 года «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» содержит изъятие в отношении органов прокуратуры — в отличие от проверок Минюста, финансовых и других органов, где все расписано по шагам, прокурорские проверки вообще никак не регламентированы: в отношении своих полномочий прокуратура узаконила полный произвол. Так, конечно, не может быть, к этому вопросу придется теперь так или иначе вернуться, и за это — тут трудно удержаться от цитаты из Высоцкого: «За ночи в тюрьмах, допросы в МУРе — спасибо нашей городской прокуратуре!»

Очень правильно сказал В.В. Путин, выступая с президентским Посланием к Федеральному собранию 12 декабря 2012 года: «Особого внимания требует система контроля надзорных органов. В таких структурах у нас занято, по разным подсчетам, все равно около миллиона человек. Это практически столько же, сколько, допустим, у нас врачей или учителей… Контроль — это, безусловно, важнейшая функция государства. Но неприемлемо, когда показателем деятельности контрольных органов служит не результат, а просто число проверок, классическая «палочная» система. Необходимо ввести публичную отчетность контрольно-надзорных органов об итогах проверок, а также о затраченных на их проведение финансовых и людских ресурсах, и сразу будет видно, какая проверка чего стоит и вообще нужна ли она была».

Проглотив и переварив обиду, мы, как члены Совета при Президенте (и тут я точно не одинок), обращаемся к нему, собственно, с советом. Русский народ любит власть, так привык. Он не прощает ей одного (что выяснится при любом честном подсчете голосов) — глупости. А глупость депутатов ГД и рвущихся исполнить их безумные утопии «силовых структур» пухнет как снежный ком.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera