Сюжеты

«Провокаторы в черном»

Общественное расследование событий 6 мая на Болотной площади пришло к выводу, что жестокий силовой разгон мирной демонстрации планировался заранее

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 44 от 22 апреля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Общественное расследование событий 6 мая на Болотной площади пришло к выводу, что жестокий силовой разгон мирной демонстрации планировался заранее

В прошлом номере «Новой» мы рассказали о том, что «Круглый стол 12 декабря», РПР-ПАРНАС и «Комитет 6 мая» провели независимое расследование событий на Болотной площади. Сегодня доклад будет представлен на общественных слушаниях, мы публикуем без комментариев самые важные его фрагменты.

 

«Заявка была подана в соответствии с законодательством: за две недели до даты мероприятия, в понедельник, 23 апреля 2012 года.

<…> Представители правительства Москвы обещали закончить процедуру согласования до вечера 28 апреля, однако <…> официальное уведомление о согласовании было выдано лишь 4 мая 2012 года, то есть за два дня до мероприятия. В нем организаторы информируются «о согласовании проведения 6 мая 2012 года с 16.00 демонстрации от Калужской площади по улицам Б. Якиманка, Б. Полянка до Болотной площади и митинга до 19.30 на Болотной площади <…> с количеством участников до 5000 человек». <… > Согласование подписано руководителем департамента региональной безопасности города Москвы А.В. Майоровым.

<…> 5 мая 2012 года в мэрии состоялось совещание, в котором со стороны заявителей митинга принял участие С. Давидис. Как свидетельствует Сергей Давидис, обычно на таких технических совещаниях согласовываются схема прохода колонн, место расположения рамок, сцены, полицейских сил. Однако 5 мая этого сделано не было. <…>

За два дня до акции на сайте «РИА Новости» была опубликована схема, полностью повторяющая схему 4 февраля. Сходная схема появилась и на сайте ГУВД Москвы. Из приведенных схем очевидно, что в зону проведения согласованного мероприятия вошли в полном объеме и сквер Болотной площади, и весь участок местности, расположенный между домом 2 по улице Серафимовича и домом 14 по Болотной улице, вдоль улицы Серафимовича между Большим Каменным мостом и Малым Каменным мостом, Болотной набережной и Болотной площадью. <…> Все насильственные действия участников мероприятия, провокаторов и полицейских производились внутри периметра согласованного места его проведения.

<…> Власти, не предупредив заявителей, самовольно и незаконно существенным образом изменили схему и маршрут движения, отступив от принципиальной схемы 4 февраля 2012 года. Об этом свидетельствует документ «Об исполнении поручения» от 15 августа 2012 года за подписью заместителя начальника — начальника полиции генерал-майора полиции О.В. Баранова:

«С организаторами публичного мероприятия картографическое решение и план обеспечения общественного порядка и безопасности в городе Москве 6 мая 2012 года УОП ГУ МВД России по г. Москве не согласовывались, до общественности и участников мероприятия не доводились».

<…> В отличие от 4 февраля 2012 года сквер на Болотной площади был закрыт металлическими барьерами и полицейскими (тем самым значительная часть Болотной площади была по факту выведена из зоны согласованного мероприятия), а открыто было лишь узкое пространство Болотной набережной.

 

Силовики

<…> По различным официальным и неофициальным данным, в центре Москвы в этот день было сосредоточено более 12 800 сотрудников МВД, в том числе в районе Болотной площади 8094 человека. В том числе: полиция, включая ОМОН, — 5334 человека, сотрудников ГИБДД — 100 человек, военнослужащих ВВ (в/ч 3641, в/ч 3500) — 2400 человек, курсантов МВД — 200 человек. Кроме того, было задействовано значительное количество единиц техники, включая уборочно-поливальные машины, из которых были созданы заградительные барьеры на Большом Каменном и Большом Москворецком мостах, а также в переулках, выходящих к Большой Якиманке. Помимо московской полиции и ОМОНа были привлечены значительные силы из Подмосковья (Софрино, Балашиха), Санкт-Петербурга, Иванова, Марий-Эл, Челябинска и даже из Якутска. <…>

Кроме того, до начала акции на Болотную площадь и улицу Серафимовича приехали автомобили Следственного комитета РФ. Информация об этом содержится в докладе уполномоченного по правам человека В.П. Лукина.

 

Провокаторы

<…> Речь идет о молодых людях спортивного телосложения, одетых в черные футболки и черные джинсы, на лицах маски-балаклавы. Этих ребят, по команде одного из милиционеров, пропустили практически строем без досмотра.

Рассказ очевидца: «В момент моего прохода подошла группа молодых людей, по возрасту — первокурсники, на них были черные маски-балаклавы, черные футболки и черные джинсы. Милиционер, заставивший проходить меня через рамку, сказал другим милиционерам, чтобы этих молодых людей не досматривали и пропустили вне рамок всех сразу. Это меня удивило».

<…> Рассказ очевидца: «Справа по ходу колонны я увидела группу из 20—30 молодых людей, одетых в черное, некоторые были в масках и в руках держали целлофановые пакеты. У одного из них я заметила на кисти кастет. Группа своим видом выделялась из толпы, и мне стало тревожно. Я стала кричать полицейским, стоявшим по ходу колонны, что в толпе находятся подозрительные граждане с неразрешенными на митинге предметами. Внимание к себе я привлекла, но никаких действий от полицейских не последовало».

 

Малый Каменный мост

<…> По-настоящему встревожило людей лишь появление бойцов ОМОНа в 16.56 в полном боевом обмундировании после Большого Якиманского проезда. Они начали двигаться параллельно колонне. В доспехах, с дубинками в руках.

Рассказ очевидца: «В ходе движения по Якиманке вдоль колонны (по крайней мере, слева от нее) непрерывно двигалась плотная цепь ОМОНа в доспехах и с дубинками; такого не было, например, на февральской демонстрации 2012 года по тому же маршруту».

<…> Непосредственно на Малом Каменном мосту движение остановилось. Первые колонны демонстрантов уперлись в ряды солдат-срочников внутренних войск, за которыми стояли омоновцы в полной боевой экипировке по форме № 4 (шлем, бронежилет, наколенники, налокотники, наплечники, щитки и перчатки с защитными щитками). А на Большом Каменном мосту люди увидели еще несколько рядов бойцов ОМОНа и тяжелые поливальные машины, за которыми были автобусы опять же с омоновцами. Люди замерли от подобной демонстрации вооруженной силы.

Шествие встало, упершись в заградительный отряд.

<…> Первые группы «неорганизованных» демонстрантов подошли к оцеплению. Несмотря на то что плотность потока была не очень высока и общая картина достаточно просматривалась демонстрантами, людям удавалось пройти на Болотную набережную с явными затруднениями, выражавшимися в уплотнении потока на месте выхода с Малого Каменного моста с правого фланга (напомним, что после собственно Малого Каменного моста шириной 40 м ширина прохода, оставленного оцеплением полиции, едва достигала 10 м, что повлекло возникновение пробки на входе).

<…> Уже из второго ряда демонстрантов вообще не был виден даже и тот узкий проход на набережную, что был оставлен.

Рассказ очевидца: «Продравшись к правому краю моста, я увидел выход на набережную, который не был перекрыт ОМОНом. В такой толпе узнать о том, что есть возможный выход с моста шириной в пару метров (!!!), можно было, лишь оказавшись в этом самом месте».

<…> Выступавшая с развернутыми баннерами основная колонна уперлась в полицейское оцепление. Лидеры сели на асфальт посередине Малого Каменного моста в знак протеста против того, что шествие не пропускают на митинг, и для того, чтобы лишний раз подчеркнуть мирный, ненасильственный характер протеста.

Мнение об этой «сидячей забастовке» среди участников шествия разделилось: большинство считает ее безусловно оправданной мерой, предотвратившей массовую давку, некоторые полагают, что она сама по себе таила угрозу возникновения давки.

<…> Во время стояния и сидения на Малом Каменном мосту очень многие свидетели отмечают появление групп очевидных провокаторов, не имевших отношения к участникам шествия. <…> Со стороны к/т «Ударник» сквозь полицейское оцепление, по свидетельствам очевидцев, была пропущена группа в темных куртках, активно перемещавшаяся вдоль полицейского сопротивления и провоцирующая участников шествия и полицейских на конфликт.

Рассказ очевидца: «Потом, со стороны «Ударника», пошли какие-то спортивные ребята в масках, скрывающих лица, прямо вдоль цепи оцепления. Я их не считал, но, по-моему, было человек 20—30. Вели себя нагло, вызывающе, громко матерясь и толкаясь. Потом, развернувшись, двое из них попытались, взяв меня под руки, мной прорвать цепь оцепления. После того как я локтями отбился от них, они, с удивлением посмотрев на меня и ругнувшись, пошли дальше».

<…> В течение «сидения» уполномоченный по правам человека В. Лукин, член Общественной палаты журналист Николай Сванидзе, депутаты Госдумы Геннадий и Дмитрий Гудковы неоднократно предпринимали попытки переговоров о расширении прохода и пропуске колонны на Болотную набережную, однако безуспешно.

<…> 17.58. Возникает не вполне понятное движение в колонне манифестантов на Малом Каменном мосту. В это время возникает «река в толпе», направленная в сторону угла Малого Каменного моста и Болотной набережной.

В цепи полиции возникает своего рода «грыжа» на углу Болотной набережной. Полицейское оцепление делает те самые «два шага вперед», которые многократно упоминаются в свидетельствах в качестве причины прорыва.

<…> Рассказ очевидца: «Через какое-то время те, кто был в цепи (ОМОН и служащие внутренних войск), начали выдавливать народ в ту сторону, с которой он пришел, т.е. в сторону Якиманки. А оттуда еще шел и шел народ. Началась давка. Люди, которые стояли прямо перед цепью, вынуждены были пятиться назад. Возникла опасность подавить друг друга. Служащие ОМОНа и внутренних войск по команде «Раз!» делали шаг вперед и толкали людей в грудь. Люди были вынуждены пятиться».

 

Прорыв

<…> 18.00. Начало прорыва. Он возникает на «грыже» оцепления, а вовсе не слева, у к/т «Ударник». Прорыв осуществляют странного вида люди уголовной внешности. <…> Почти одновременно распадается цепь полиции слева, ближе к к/т «Ударник», и правее, на самом повороте на Болотную набережную. При этом организаторы митинга, в частности, С. Удальцов, А. Сахнин, Б. Немцов, предприняли активные усилия, чтобы остановить движение и давку и направить поток на Болотную набережную. Давление в толпе практически немедленно выбросило ее значительную часть за остатки полицейского оцепления, при этом в прорыве оказались люди даже из относительно дальних рядов.

<…> Практически всех оставшихся на площади полиция немедленно начала беспричинно задерживать и препровождать в подогнанные заранее автозаки, кроме того, выхватывая по одному из первых рядов демонстрантов, за линию оцепления не прорывавшихся (именно так был задержан находящийся под следствием по Болотному делу В. Акименков).

<…> На протяжении 4—5 минут после прорыва «бутылочное горлышко» на повороте с Малого Каменного моста на Болотную набережную оставалось расширенным, и значительное количество людей успело переместиться на набережную, что, вкупе с прорывом, спасло от массовой давки. Оцепление было полностью восстановлено примерно за 4 минуты.

18.04. Усиленные цепи ОМОНа начали «утрамбовывать» оставшихся на Малом Каменном мосту, отодвигая фронт в сторону Кадашевской набережной, создавая критически опасную для жизни людей давку в толпе и задерживая первых попавшихся под руку.

Рассказ очевидца: «Люди передо мной начали падать, я упал, упали на меня, я стал задыхаться под весом навалившихся тел и протянул руку. Никто вокруг не помог, а руку подал и вытащил из свалки тел один омоновец, за что ему огромное спасибо. После этого я помог встать остальным людям и вышел с митинга через Лужков мост».

Другая цепь, выстроившись перпендикулярно первой, выдавливала демонстрантов вниз по Болотной набережной. В итоге митингующие оказались рассеченными на три части: на Малом Каменном мосту, на Болотной набережной от Малого Каменного моста до Лужкова моста (до цепи ОМОНа) и от Лужкова моста до сцены.

<…> Показания сотрудников полиции, имеющиеся в делах подсудимых, а также ряд дополнительных источников побуждают сомневаться в спонтанном характере прорыва оцепления.

<…> Согласно показаниям сотрудников полиции, также уже оглашенным в судебном присутствии, они получили приказ на «подавление массовых беспорядков» в интервале 16.00—17.00, т.е. не менее чем за час до «прорыва» и начала столкновений демонстрантов с полицией.

Рассматриваемые вкупе с приведенными выше свидетельствами о присутствии и действиях провокаторов среди манифестантов, эти данные понуждают поставить вопрос о том, что «прорыв» явился результатом заранее спланированной крупномасштабной провокации со стороны правоохранительных органов, имевшей целью создание повода для силового разгона и подавления согласованного мирного митинга.

 

Задержания

<…> 18.21. ОМОН предпринял первую атаку на демонстрантов на Болотной набережной, однако потом отошел назад. Уже в момент этой первой атаки ОМОН начал проявлять совершенно неспровоцированную жестокость по отношению к практически не сопротивлявшимся демонстрантам.

<…> Во время «стояния» на углу Болотной набережной из толпы были брошены несколько фаеров и пустых пластиковых бутылок. Лица некоторых из метавших фаеры отчетливо видны на стоп-кадрах видеосъемки, однако ни один из них не находится на сегодняшний день под следствием.

<…> 18.25. Участниками митинга были вынесены секции металлических заграждений, стоявшие подле деревьев у угла Малого Каменного моста, и создано заграждение от ОМОНа в зоне его первой атаки. После непродолжительных попыток ОМОН прорвал ограждение (в 18.29) и начал активные несистематические жесткие задержания демонстрантов, оттесняя их к парапету набережной Обводного канала. Анализ материалов видеосъемки и показаний свидетелей показывает, что никаких агрессивных действий по отношению к полиции манифестанты не осуществляли.

<…> Далее более чем на протяжении часа события происходили по одной и той же схеме: бригады ОМОНа численностью от 5 до 20 человек врывались в толпу манифестантов, подвергая людей жестоким избиениям, выхватывая очередных задерживаемых и откатываясь назад. Практически все свидетели отмечают совершенно необъяснимую для них жестокость действий ОМОНа.

<…> Со стороны манифестантов (в основном из группы деревьев на углу Малого Каменного моста и Болотной набережной) в сторону ОМОНа полетели куски асфальта. Бросали его сначала в основном молодые люди в масках, <…> однако полиция по непонятным причинам не обращала на них внимания, продолжая атаковать мирных манифестантов.

Ситуация с асфальтом требует особого рассмотрения. Есть свидетельство, позволяющее утверждать, что некоторая часть асфальта была разобрана еще накануне.

Рассказ очевидца: «Накануне ночью «Мосводоканал» отбойными молотками расхерачил мостовую, откуда спецмолодежь кидалась асфальтом».

При этом, вопреки правилам безопасности, куски асфальта остались не убранными, а лишь сгребенными в кучи.

<…> Многочисленные свидетели отмечают и то, что фаеры и камни, улетавшие в полицейских, бросались ими обратно в толпу невооруженных и незащищенных людей».

 

От редакции.

Мы представили результаты общественного расследования, некоторые вопросы у редакции сохранились:

1) Почему активисты, идущие в начале колонны, не свернули, как планировалось, на Болотную площадь? Там было заграждение или рамки для досмотра?

2) Верно ли, что участники митинга, в первую очередь из числа активистов левого движения, заранее договорились о возможном изменении маршрута и о «прорыве»?

3) Существовал ли сговор между группой провокаторов – участников митинга и силовыми структурами для использования жестокого варианта разгона?

Постараемся ответить в ближайшее время.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera