Сюжеты

Куда уходят менты

Бывшие коллеги по службе в милиции Красноярска перебили друг друга в борьбе за доходы от проституции и игорного бизнеса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 45 от 24 апреля 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

Бывшие коллеги по службе в милиции Красноярска перебили друг друга в борьбе за доходы от проституции и игорного бизнеса

 

Этот красноярский эпос надо бы излагать в ветхозаветном ключе: Ирад родил Мехиаеля, Мехиаель родил Мафусала и т.д. От одного имени — к множеству. Но эта история не о рождениях — о деградации и самоистреблении. От множества имен — к единственному уцелевшему. О том, как бывшие красноярские милиционеры последовательно уничтожили друг друга в борьбе за доходы от проституции, игорного бизнеса и боев без правил. И понятнее будет рассказ не с начала, а с конца — с того, кто остался жив.

Выжил 45-летний капитан милиции в отставке Владимир Жигадло. 16 апреля краевой суд приговорил его к 22 годам лишения свободы как заказчика серии убийств. Скажу сразу: не он один заказывал, он сам пережил три покушения. Как решето: в первый раз снайпер оставил дырки в его животе, спине и руке; потом его подорвали тротиловым зарядом, начиненным болтами и шурупами, — все вокруг изрешетило, он же получил лишь ранение стопы; в третий раз снайпер еще дважды продырявил ему живот.

Самоуничтожались бывшие менты в нулевые годы, и прозвучавшим в Красноярске приговором этому десятилетию подведен некоторый итог. Если в 90-е десятки громких убийств, в которых подозревались лица из окружения Анатолия Быкова, так и не были расследованы, сам Быков в итоге вошел во власть и покидать ее не собирается, то в нулевые — красноярская милиция несколько себя реабилитировала, доведя дело до суда: именно она в первую очередь расследовала бойню среди своих бывших коллег.

О том, куда движется страна, можно судить по статьям бюджета. А можно и по характеру и обстоятельствам убийств. В 90-е молодые, напрочь отмороженные волчата — слободские, без перспектив, — грызлись с уголовным миром за владение жирным городом. В нулевые владельцами жизни стали опричники. Люди с погонами шли в бизнес, еще на службе все для него расчистив. И затем, обожравшись, давили друг друга.

В том не было бы беды. Но они, паля друг по другу, не считались ни с кем вокруг. Только два штриха: Жигадло арестовали три года назад в ходе расследования убийства Константина Леоненко, майора милиции в отставке. Того расстреляли в самом центре города, у торгового комплекса «Квант»: многолюднее места не найти. Дети шли на новогодний утренник. В Леоненко выпустили 17 пуль. Поливали очередями. Когда он упал, двое убийц в масках вышли из «жигуленка» и добили его.

То был завершающий аккорд всей эпопеи, а вот с чего она началась. Самое начало нулевых. Компаньон Жигадло и тоже бывший мент Виктор Рябинкин, ныне покойный, нанимает киллера Евгения Коваля. Ему поставлена задача —  ликвидировать их товарища, такого же «красного» (бизнесмена с милицейским прошлым) Сергея Реуцкого. Ковалю вручают карабин СКС и патроны с экспансивными пулями. Он занимает позицию, пособник в автомобиле поблизости ведет скрытое наблюдение.

Тогда никто из публики не понял, что произошло: у казино «Ессей» остановилась серая «шестерка». В этот момент из подвального окошка дома напротив раздался единственный выстрел. Пуля, пробив лобовое стекло автомобиля, попала водителю в голову. Он тут же скончался. Коваль оставил карабин на месте и скрылся. Налицо были все признаки работы профессионального киллера. Однако кому могло прийти в голову заказывать слесаря одного из городских предприятий, ни в каких криминальных связях не замеченного, не судимого, порядочного семьянина?

Оказывается, Коваль просто устал ждать соучредителя «Ессея» Реуцкого (в засаде киллер провел около часа). «В этот момент у него беспричинно, без повода возник умысел на убийство незнакомого ему водителя «Жигулей», и выстрелом в голову он убил незнакомца. После этого преступники скрылись», — цитата из зала суда. А Реуцкого Коваль убьет только через 4 месяца, выстрелив не менее 11 раз и попутно прострелив ногу его спутнице. В прошлом году Ковалю дали 25 лет лишения свободы.

Леоненко убили тоже не сразу. До этого он пережил несколько покушений. Ему было 34 года. Из него стараниями прессы и депутатов — горсовета и краевого Заксобрания — слепили отважного борца с системой, с коррупцией в органах. Он вместе с еще одним отставным майором — Сергеем Утимишевым — выступил с публичным обращением к президенту и в прокуратуру об участии в ОПГ высшего руководящего состава ГУВД края, о причастности местной милиции «к крышеванию проституции, убийствам и другим неприятным фактам».

ГУВД края тогда руководил Александр Горовой. Сейчас он — первый замминистра внутренних дел РФ. В том, что вся цепь заказных убийств его бывших коллег и его же бывшими коллегами совершенная распутана,  — заслуга Горового, несомненно, велика. Но что было бы, если бы его не оскорбили? Тогда, собрав пресс-конференцию, Леоненко и Утимишев заявили, что на них «ведется охота из-за участия в расследовании незаконной коммерческой деятельности милиции». Кто-то спросил:

— Вы хотите сказать, что Горовой таким образом «крышует» проституцию?

— Получается, что так, — хором ответили отставные майоры.

Через несколько месяцев Леоненко расстреляли. Все камеры, которыми напичкано пространство, где его убивали, — оказались отключены. На следующий день Утимишев обвинил в преступлении правоохранительные органы и пообещал отомстить за убийство друга. Спустя некоторое время в Песчанке — это уже на окраине Красноярска — происходит стрельба. Два трупа, еще один участник разборок — при смерти. На следующий день по подозрению в совершении этого двойного убийства задержали Утимишева.

Перед тем как он пустил в ход оружие, у него спросили: «Так ты кто — мент или бандит?» Вопрос справедливый.

В системе МВД Леоненко работал с 1992 года, 8 лет — старшим оперуполномоченным по особо важным делам 3-го отдела УБОПа. В сентябре 2005 года из органов уволился в бизнес. Он бы совмещал эти занятия, но уйти пришлось: в частности, широкую огласку получила его с Утимишевым и другими друзьями из органов гульба в кафе «У фонтана». Там менты, крепко набравшись, дебоширили и набили морды в т.ч. дежурному наряду Железнодорожного РУВД. Покинув госслужбу, Леоненко возглавил ЧОП «Росомаха». По милицейским данным, ЧОП захватило баржу с лесом в Красноярске (20 млн руб.), плот в Лесосибирске (40 млн руб.). Захватило ООО «Артель-Вентура». Оттуда сразу исчезла золотодобывающая техника. Когда в Песчанке подняли трупы и сыщики пришли на базу тех людей, которых прикрывал Утимишев, — тут пропавшую технику старательской артели и обнаружили.

Кроме рейдерства Леоненко со товарищи «крышевал» проституток, объединенных в фирму, возглавлял которую А. Анкундинов, тоже бывший правоохранитель. Для передела сфер влияния Леоненко использовал бывшего собровца В. Ляховенко. В октябре 2006 года Ляховенко осудили к 10 месяцам лишения свободы за причинение конкурентам телесных повреждений.

При дележе рынка проституции Леоненко и столкнулся с бывшими коллегами — людьми, близкими к Жигадло. А те неподконтрольных сутенеров не били — убивали. Сейчас в суде доказано, что именно их рук дело пропажа летом 2006-го без вести Валерия Омилаева и Алексея Астахова, совладельцев фирмы «Крепость», занимавшей значительный сегмент рынка проституции. Их застрелили.

Леоненко же решил задавить конкурентов руками милиции. Занес в ГУВД информацию о покровительстве милиционерами фирм, торгующих проститутками. Подключил к кампании СМИ, депутатов. Горовой назначил служебную проверку. Спустя два месяца по ее итогам отделение по борьбе с правонарушениями в сфере общественной нравственности ГорУВД расформировали. Была произведена чистка рядов и в других подразделениях. Вместе с тем в ГУВД просчитали, для кого они расчищают рынок. Кто их руками устраняет конкурентов.

Благодаря месту службы Леоненко раньше мог безнаказанно участвовать в бизнес-разборках. Методы его работы оценивались как «беспредел», улица вынесла однозначный вердикт: «Заблудился». Когда из органов пришлось уйти, стал искать, чем прикрыться. И — не рассчитал, для того чтобы поджарить яичницу, вызвал извержение Везувия: поставил на кон репутацию Горового.

Сыщики рыли землю, чтобы выяснить все обстоятельства расстрела Леоненко. Спустя два года в разных регионах Сибири задержали Жигадло и троих его подельников. Разобравшись с переделом на рынке проституции, следствие пошло в глубь нулевых, к другим смертям «красных»: поднимали стволы, документировали улики. Наконец, появлялись доказательства того, о чем город давно говорил, о чем говорили друзья и вдовы убитых —  все посвященные в детали красноярского бизнеса: убийства среди «красных» — это предательство (а предают всегда исключительно свои) и опустошающая месть. Довольно было сопоставить хотя бы даты покушений на Жигадло и происходивших затем расправ с его бывшими коллегами, позже ставшими компаньонами или конкурентами. Например, Леоненко убили сразу, как только он появился в Красноярске, — он отсутствовал в городе неделю. В эту неделю, спустя три дня после отъезда Леоненко, как раз происходит очередное покушение на Жигадло.

Расследованы все смерти соучредителей крупнейших красноярских казино. Первым, напомню, убили соучредителя самого шикарного красноярского казино «Ессей» Сергея Реуцкого. Его заказал Виктор Рябинкин, командовавший казино «Сопка» и владевший долей в казино «Енисей-батюшка». В прошлом — сотрудник УБОПа. Дальше заказывал Жигадло — после того как киллер с крыши вогнал в него три пули. И вскоре исчез старший брат Сергея Реуцкого — Михаил. Позже нашли его сгоревший «Ленд Крузер», потом и тело. Бразды правления «Ессеем» тем временем принимает еще один совладелец — Василий Беркута. Ближайший товарищ братьев Реуцких, бывший омоновец. Его убили осенью 2005 года. Киллер ожидал Беркуту в подъезде его дома. Три дырки в животе, две — в голове. Во рту убитого нашли четыре игральные карты — «шестерки» всех мастей.

Минуло три месяца, и оперативники вышли на след продавца крупной партии оружия. Им оказался брат погибшего Василия Беркуты. Во время сделки взяли и покупателя. Это был все тот же Рябинкин. Когда он загрузил в машину гранаты и аж четыре ручных гранатомета, его и продавца задержали. Рябинкину дали 2 года, в ноябре 2006-го он условно-досрочно освободился, но пожил на воле недолго: его расстреляли средь бела дня в собственном дворе. Вновь нельзя было не заметить, что за три недели до этого состоялось очередное покушение на Жигадло.

Теперь все его бывшие компаньоны, все, кто сколотил состояние на человеческих пороках,  — умерли не своей смертью и лежали в земле. Все казино к тому времени также были ликвидированы. Жигадло оставался «последним из могикан».

Анамнез бизнеса «красных» короток, ярок и печален. Напоминает синдром леммингов. Загадку этих кургузых северных мышек еще не разгадали: они шустро размножаются, а затем с таким же энтузиазмом совершают массовый суицид, бросаясь в реку. Так природа, видимо, восстанавливает равновесие. Должен же быть смысл в этом мельтешении?

А когда-то «красная бригада» гремела. Она не подчинялась и не считалась с людьми Быкова, теневого отца города 90-х и алюминиевого магната. «Красные» вошли в угольную отрасль, переработку сельхозпродукции, ЖКХ (оттуда бывшие менты, кстати, не вышли до сих пор), выполняли функции службы безопасности «Красноярскэнерго». Красноярский хладокомбинат, ТД «Красноярсккрайуголь», «Филимоновское молоко», «АРТА», корпорация «Ачинское молоко» — «красные» основывали или захватывали все новые бизнесы. Лидером у них тогда был Михаил Назаренко, первый президент краевой федерации традиционного карате-до, бывший сотрудник центрального райотдела милиции Красноярска, командовал спецротой батальона ППС. Назаренко считал, что между энергетиками и алюминщиками сложилось неравноправное партнерство. КрАЗ задолжал энергетикам гигантские суммы. В 1997 году на оживленной улице с «мерсом» Назаренко поравнялась серая «девятка» —  из нее выглянули автоматные стволы. Кроме лидера «красных» ранило тогда двоих его телохранителей. После этого КрАЗ быстро согнул энергетиков в нужную позу. Двоих ребят из противоборствующей группировки, задержанных вскоре после покушения на Назаренко с картой его офиса, отпустили. Дело стало еще одним «висяком», а Назаренко уехал лечиться. Перенес ряд сложных операций. В 1999 году умер.

С его смертью и сменой политического режима в России среди бывших ментов и начались раздоры. Они заблаговременно выкупили себе участок на одном из кладбищ, теперь лежат рядом: Сергей Реуцкий, кандидат филологических наук (тема диссертации «Творчество русских писателей второй половины XIX века»), Василий Беркута, кандидат экономических наук (тема диссертации — «Деловая репутация компании»)… Видимо, не хотели оставаться в памяти потомков соучредителями казино и бывшими ментами.

А Жигадло дали 22 года строгого режима. Его подельник Сергей Суриков — следствие вообще-то именно его считало лидером банды — повесился в камере предварительного заключения красноярского СИЗО № 1 сразу после задержания. Именно у Сурикова были разногласия с майором в отставке Леоненко по поводу раздела рынка проституции.

Двое других членов банды осуждены по длинному списку статей: кроме умышленных убийств, сопряженных с разбоем и бандитизмом, здесь разбойные нападения с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; кражи; участие в банде и совершаемых ею нападениях и т.д. Брату Сурикова, 30-летнему Денису Антонову (на нем 7 трупов), дали 23 года, 53-летнему Александру Дмитриеву (на нем 8 трупов) — 24.

По 3 года — за труп.

Приговор в силу пока не вступил.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera