Сюжеты

Совесть — тоже ресурс?

Российские и европейские либералы обсудили совместное будущее России и Европы. Жаль, что у «больших» руководителей на это будущее свои планы

Этот материал вышел в № 53 от 20 мая 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

Российские и европейские либералы обсудили совместное будущее России и Европы. Жаль, что у «больших» руководителей на это будущее свои планы

 

В кутерьме майских праздников совершенно незамеченным для российской общественности и СМИ в Хельсинки прошел крупный слет российских и европейских либералов. В числе организаторов — Альянс либералов и демократов за Европу (ALDE), Шведский международный либеральный центр (SILC) и Шведская народная партия Финляндии. Россию на конференции представляло «Яблоко», выступление Григория Явлинского было гвоздем программы.

«Будущее российско-европейских отношений: либеральный взгляд» — так широко была означена тема хельсинкских посиделок. И каждый из выступающих попытался заглянуть туда, в это будущее. О совместном будущем говорил и Явлинский: «Я думаю, что через 30—40 лет в мире будет два центра экономической силы. Один из них будет находиться в Америке, возможно, включая и некоторые латиноамериканские страны. Другой центр будет в Азии: Китай, Япония, Корея… Какова в этой архитектуре судьба Европы? Сможет ли Европа конкурировать с этими центрами через 30—40 лет? И что будет с Россией? Какое она займет место?» Григорий Алексеевич делает один вывод: невозможно думать о будущем Европы без России.

Речь, конечно, идет не только об экономическом измерении. Хотя в ходе встречи самые разные спикеры в контексте развития отношений России и Европы неоднократно подчеркивали один красноречивый факт: Россия для Евросоюза — третий по величине торговый партнер. Россия — это огромный рынок, огромные возможности для аутсорсинга производств. Не говоря уж про нефть и газ, иго которых Европа, может, и сбросит когда-то — но не сейчас.

Явлинский много говорил и о политике в наших отношениях. Мне показалось, многие в зале поморщились от заключительного тезиса в его речи, однако он оказался очень точен: прежде чем поучать Россию, Европе неплохо бы посмотреть на себя. Григорий Алексеевич здесь, конечно, предельно далек от путинского пафоса об особом профиле российской суверенной демократии. Его соображение — совершенно о другом.

На встрече (как и на всех подобных) традиционно много времени было посвящено разговорам о состоянии свобод в России. Лилия Шибанова из «ГОЛОСа» рассказала кафкианскую историю про то, как ее организация открыла список жертв закона об иностранных агентах. Валерий Борщев, председатель московской ОНК, в деталях описал историю убийства Магнитского. Все эти рассказы апеллировали к одной простой мысли: господа европейцы, вы, когда сотрудничаете с российскими властями, старайтесь не забывать, какие дела на счету у этих людей. Права и свободы человека (слова, от которых презрительно ухмыляется вся наша элита) действительно не могут быть предметом торга — хоть в разговоре об отмене виз для обладателей спецпаспортов, хоть применительно к «списку Магнитского».

Эту мысль поддержали и европейские спикеры. «Страны ЕС действительно смотрят на Россию исключительно через призму торговых отношений. И это важное замечание, и нам надо что-то с этим делать», — согласилась с россиянами депутат Европарламента Кристина Оюланд, в прошлом министр иностранных дел Эстонии. «Можно ли увязывать торговые отношения с разговорами о правах человека? — риторически вопрошал другой евродепутат, Олле Шмидт. И сам себе отвечал: — Ни в коем случае нельзя закрывать глаза на попытки ущемления гражданского общества».

И все же такие прекраснодушные разговоры до той поры воспринимаются всерьез, пока очередное какое-нибудь протокольное событие из жизни российского президента не заполнит собой информационное пространство двух-трех дней кряду. И тогда становится понятно, что далеко не вся Европа придерживается тех же принципиальных позиций, что и либералы, собравшиеся в Хельсинки. Многие европейские руководители за глаза ругают Путина за всю его людоедскую политику, однако вот уже скоро крупнейшие министры расшаркиваются перед ним на красной ковровой дорожке.

Для России, как и для Европы, по большому, историческому счету плохо отнюдь не то, что, к примеру, Германия открывает у нас новые и новые заводы, а для Голландии, скажем, Россия крупнейший торговый партнер. И даже не то плохо, что европейцы практически не используют козыри, которые дает им торговля, чтобы склонить Россию к своим исконным европейским ценностям. (Китай, к примеру, тоже не использует — и что с того?) Плохо лицемерие. Плохо, когда публичные декларации о верховенстве Человека расходятся с публичными же сделками. Плохо, когда весь мир начинает отдавать себе отчет в том, что в парадигме нынешних европейских ценностей совесть — такой же ресурс, как нефть и газ. Хочешь — открой вентиль пошире, а поменялись обстоятельства — так можешь и закрутить.

Вот об этом, как мне кажется, и говорил Явлинский. А вовсе не про особый российский путь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera