Сюжеты

Хромая «Булгария»

Никакой приговор по делу о затонувшем на Волге судне и гибели 122 человек не удовлетворит потерпевших

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 57 от 29 мая 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Борис Бронштейнобозреватель «Новой»

 

Никакой приговор по делу о затонувшем на Волге судне и гибели 122 человек не удовлетворит потерпевших...

РИА Новости

 

В Казани начался, прервался на три недели и снова возобновился суд по делу о крушении туристического дизель-электрохода «Булгария», случившемся на Волге 10 июля 2011 года.

Когда в начале заседания при появлении судьи все встают, то кажется, что люди делают это не по заведенному порядку. Ощущение такое, что встают, чтобы почтить память погибших. Встать — жизнь идет! Жизнь идет, но мы помним о тех, у кого она трагически оборвалась…

К уголовной ответственности привлекаются субарендатор судна, директор ООО «АргоРечТур» Светлана Инякина, помощник капитана Рамиль Хаметов, эксперт Российского речного регистра Яков Ивашов и два сотрудника Ространснадзора — Владислав Семенов и Ирек Тимергазеев.

Суд проходит в концертном зале дворца культуры «Юность». Это разумное решение было принято в связи с тем, что в Московском районном суде Казани нет помещения, способного вместить сотни потерпевших, свидетелей и журналистов. Судья Сергей Якунин располагается на авансцене, черная тесная клетка для обвиняемых установлена у стены в зрительном зале, возле первого ряда. Говорят, клетку привезли во дворец с целью защиты подсудимых от возможной агрессии родственников погибших. Агрессии как таковой не наблюдается, но ропот недовольства раздается в зале по самым разным поводам.

Прежде всего потерпевшие недовольны тем, что судят «не тех». Вернее, тех, но не всех. То и дело высказывается недоумение по поводу того, что у следствия не было претензий к подлинным владельцам ржавого и корявого судна, сдававшим его в аренду ради извлечения прибыли. В этой связи упоминается имя председателя совета директоров ОАО «Судоходная компания «Камское речное пароходство» (фактического владельца компании) пермского бизнесмена Михаила Антонова. И не упускается деталь, характеризующая, как многим кажется, Антонова в глазах общественного мнения: миллиардер из «Единой России».

«Судят стрелочников!» — можно услышать в перерывах в зале суда. Но даже частично оглашенное обвинительное заключение (целиком оно составляет несколько сотен страниц 100-томного уголовного дела) показывает, что «стрелочники» сыграли определяющую роль в волжской трагедии. Следствие уверяет: субарендатор судна Светлана Инякина знала, что судно никуда не годится, но эксперт речного регистра Яков Ивашов, который должен был подтвердить годность «Булгарии» к плаванию, — ее хороший знакомый. И по ее просьбе он оформил сертификат на якобы отремонтированный двигатель и вручил его капитану «Булгарии» Александру Островскому, который был в курсе фальсификации (при крушении капитан погиб). Следствие считает, что Ивашов не забыл и о своих интересах. Это трудно понять, но система контроля на воде устроена так, что, выпуская в рейс лишнее судно, Ивашов повышал некие «производственные показатели» и обеспечивал себе премию и карьерный рост. Скособоченная «Булгария» постройки 1955 года с 15 июня по 10 июля 2010-го успела совершить несколько рейсов, в ходе которых на судне выходили из строя одна система за другой. В момент крушения дизель-электроход сразу обесточился, а система откачки воды из корпуса вообще не действовала.

Судно было взято в субаренду без команды. Ее набирали на скорую руку. Не хватало специалистов. Экипаж должен был работать в три смены — по 8 часов, а из-за недостатка людей работал в две — по 12. Зато пассажиров было в избытке: в последний рейс «Булгария» взяла на борт 163 пассажира, хотя разрешено было лишь 128. Похоже, все было подчинено извлечению максимальной прибыли. Лето короткое, рубль длинный.

Еще одна причина для недовольства потерпевших: им кажется, что процесс умышленно затягивают. После первого заседания, 6 мая, его отложили на три недели: судья Сергей Якунин удовлетворил ходатайства двух из пяти подсудимых, попросивших дополнительное время для ознакомления с материалами дела. Второе заседание, 27 мая, продолжалось лишь полдня, после чего судья объявил перерыв — не на обед, как все сначала подумали, а до завтра. Это вызвало откровенное возмущение потерпевших, которым не просто лишний раз явиться в суд, отпросившись с работы или приехав в Казань из другого населенного пункта. Потерпевших в списке сначала было 179, потом, в ходе судебного заседания, список расширили, добавив в него еще пятерых.

Многие приходят целыми семьями и вновь переживают трагедию, теперь уже публично. Татьяна Ведерникова, потерявшая дочь Олесю, пришла в суд с сестрой Аленой. Женщины рассказали «Новой газете», что Олеся со своей подругой из Ульяновска Руфиной устроились на «Булгарию» по объявлению — на судно набирали кухонных работников. 10 июля Олеся позвонила маме и сказала: «Мы возвращаемся в Казань, в Самару не поплывем, у нас мотор не работает. Еще у нас на кухне кончилась вода, начальство нам сказало: «Берите воду где хотите». И мы берем ее прямо из Волги…» Когда «Булгария» пошла на дно, Олесе спастись не удалось, а Руфина разбила стекло, и ее вытолкнуло на поверхность воздушным пузырем. Напомним, что наряду со ста восемью пассажирами погибло четырнадцать членов экипажа «Булгарии».

В обвинительном заключении звучат формулировки статей, вменяемых подсудимым: «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Двух и более лиц… Значительно более.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera