×
Сюжеты

Иртыш завязывают в гидроузел

Экологи и общественники Омской области пытаются остановить «стройку века», которая может привести к непоправимым последствиям

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 57 от 29 мая 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

 

Экологи и общественники Омской области пытаются остановить «стройку века», которая может привести к непоправимым последствиям

proshin.info

фото - proshin.info
 

Вода не уходит без следа

Что станет с некогда могучей рекой Иртыш и людьми, живущими на ее берегах в Омской области, после претворения в жизнь давно вынашиваемого областной властью проекта гидроузла в районе села Красная горка, что в 35 километрах от города? Возможные последствия возведения этого сооружения обсудили на круглом столе экологи, гидрологи, речники, управленцы подрядных организаций, ведущих его строительство. Общественные слушания получились несколько запоздалыми, т.к. строительство уже полным ходом идет. По сообщению пресс-службы облправительства, в текущем году в стройку Красногорского гидроузла будет вложено 2,3 миллиарда рублей. Первая свая в его основание была вбита около двух лет назад.

Высокое предназначение объекта — спасение реки Иртыш от обмеления, грозящего ему со стороны Китая и Казахстана. Но, как выясняется теперь, эта цель специалистам непонятна. К примеру, профессор Сергей Костарев, член Совета Иртышского бассейнового округа, международный эксперт по управлению водными ресурсами, уверен, что эта угроза — мифическая. В доказательство он приводит официальные данные: сток Иртыша в Омской области составляет 30 млн кубометров в год, в Китае — 7,8 млн; если даже по каналу, прокладываемому там, перебросят половину стока, на водоснабжение жителей области это не повлияет никак: весь регион потребляет не более 1% иртышской воды. Пропускная способность казахстанского канала Иртыш — Караганда в 4 раза меньше китайского.

С тем, что нет угрозы обмеления, согласен и гидростроитель с 45-летним стажем Василий Фисенко, делавший на круглом столе основной доклад. Он проанализировал данные колебаний уровней и расходов воды в Иртыше за 60 лет (с 1950 по 2010 г.): они свидетельствуют о том, что объем стока практически не меняется, высота его поверхности действительно понижается. Но виноваты в этом не Китай и не Казахстан, а областные власти. «Добывается строительный песок, — говорит Фисенко, — в объемах, тысячекратно превышающих восполнение за счет движения донных наносов».

Право пользования недрами в русле и пойме реки получали компании, контролируемые сыновьями бывшего вице-губернатора и супругом племянницы областного главы. Именно из-за добычи песка, а вовсе не из-за непропусков с казахстанских водохранилищ, согласуемых с Россией, и снижается, полагают экологи, уровень «бытовых отметок» на Иртыше. Если добычу песка существенно ограничить, то, по расчетам Фисенко, в течение 15 лет река восстановится сама — без всякого гидроузла.

 

Предсказуемые последствия

О том, почему эта «стройка века» Омской области не нужна и даже вредна, Василий Аникеевич подробно рассказал в письме В.В. Путину, но ответа не получил. Между тем некоторые его доводы нашли официальное подтверждение. Новосибирский НИИ гигиены дал однозначное заключение: в результате реализации проекта вода в районе водозабора станет непитьевой. С этой проблемой, по словам Костарева, разработчики справились без труда: расторгли договор с новосибирским институтом и заключили его с другим, который по роду своих исследований далек от сибирских рек.

Как сказал профессор «Новой газете», экологические последствия проектанепредсказуемы. Независимые эксперты прогнозируют следующее: ухудшение качества воды ввиду замедления скорости течения и скопления в районе водохранилища нечистот; подъем Иртыша на 2 метра и выше накроет тысячи прибрежных дач; в зоне вероятного затопления окажутся скотомогильники, пруды-шламоотстойники нефтезавода, гудронное озеро, городская свалка.

 

Куда пойдет ртуть?

Есть и множество других рисков. Об одном из них написал председателю Правительства РФ Дмитрию Медведеву депутат Госдумы Олег Смолин. История давняя. В течение 18 лет, начиная с 1975 года, на предприятиях «Химпрома» в Павлодаре (Казахстан) происходила утечка ртути. «Информация о масштабах загрязнения, — пишет депутат, — крайне противоречива: данные о количестве ртути, попавшей в почву, колеблются от 930 до 3000 тонн. По оценкам экологов, аналогов такому загрязнению в мире нет».

К 2004 году была построена «стена в грунте», ограничивающая поток насыщенных ртутью подземных вод. Он был направлен в естественный накопитель — озеро Былкылдак в пяти километрах от Иртыша. «Вследствие неустойчивой сейсмологической ситуации как в самом Казахстане, так и в расположенном недалеко от него Горном Алтае, подземные воды могут изменить направление движения, — сообщает Смолин. — Кроме того, серьезную опасность представляет испарение ртути, которая накапливается в снежном покрове и талыми водами переносится в Иртыш».

По данным депутата, «с 2004 года работы по демеркуризации территории «Химпрома» фактически приостановлены. Информация о состоянии глинобитной стены засекречена. Куда и как будет двигаться ртуть, даже ученые предсказать не могут».

Далее Смолин сообщает премьеру, что два года назад в Омской области «начато строительство Красногорского водоподъемного гидроузла. После его завершения, по оценкам специалистов, течение реки в акватории города замедлится, что увеличит концентрацию ртути в речной воде. Это будет иметь катастрофические последствия для здоровья людей, проживающих в бассейне реки».

 

Граждане против течения

Представители Управления заказчика признали в ходе круглого стола, что после запуска гидроузла экологическое состояние Иртыша, скорее всего, ухудшится. Но проблема, по их мнению, разрешима, а страхи сильно преувеличены. Отстаивали свою позицию управленцы не слишком рьяно, возможно, понимая, что нынешнее обсуждение едва ли будет иметь практическое значение: процесс запущен, и вспять его словами, даже правильными, не повернуть. Общественники же считают, что строительство объекта «надо остановить, пока оно не прошло точку невозврата»: зарытые в землю 2 — 3 миллиарда рублей, по их мнению, — «мелочь» в сравнении с теми бедами, которыми может обернуться ввод гидроузла в эксплуатацию.

Кто остановит? «Только граждане Омска, — уверен Сергей Костырев. — Но их должны быть не десятки, а тысячи. Большинство омичей просто не знают об этой проблеме». Экологи собираются раскачивать лодку с помощью социальных сетей. Но «точка невозврата» приближается с каждым днем.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera