Сюжеты

Тихая помощь

Кировчане прочли дневник политзаключенного в поддержку узника Болотной

Этот материал вышел в № 59 от 3 июня 2013
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

Кировчане прочли дневник политзаключенного в поддержку узника Болотной

 

В этот вечер в Театре.Doc было непривычно пусто. Никто не толкался в крошечной комнате перед залом из-за раннего времени или хорошей погоды. Немного нервно, но сосредоточенно. Ни слова о цели спектакля, даже по телефону не называли цену билетов. Все пришедшие и так знали, что будет.

«Вятлаг» начался с краткого пояснения режиссера Бориса Павловича. Кто такой был Артур Страдиньш, почему именно его дневник лег в основу спектакля. Во многом из предыстории вытекает театральная форма. Записи на папиросной бумаге хранились в шкатулке для табака: в комнате стол, за которым и сидит Борис, худой, обритый, в своих маленьких круглых очках сам похожий на обитателя шарашки, — перед ним обшарпанная коробочка. Из нее будут извлечены полупрозрачные квадратики, исписанные мелким почерком. Страдиньш упоминает иногда свою жену — рядом сидит Евгения Тарасова, которая будет изредка исполнять народные песни. Молчаливая женщина, важная именно своим присутствием и вниманием.

Последнее, о чем предупреждают зрителей перед началом, — читаются все записи за 1942 год, с 1 января по 31 декабря. Павлович подчеркивает, что ни один день не сокращен и не убран.

За час — год жизни. Скупые заметки, без подчеркнутого страдания. Фиксация событий, будто кто-то следит со стороны. Кто умер и какого числа, кто попал по болезни в стационар, сколько граммов  хлеба дали. Временами напоминает бухгалтерскую отчетность. И ни слова о причинах заключения и политике, будто это нарочно вынесено за скобки. От внутренней простоты и смиренного приятия своей доли человеком становится очень страшно.

Люди слушают тихо и с вниманием. Сначала слышны тихие комментарии, все-таки говорится о нечеловеческих условиях работы, голоде в лагере. Примерно к середине в зале замолкают все, вникая в мерное, немного монотонное чтение. По окончании — долгие аплодисменты, после которых Борис снова возьмет слово. И, наконец, скажет: спектакль был сыгран из-за Леонида Ковязина, участника кировской «Драматической лаборатории», единственного немосквича, арестованного по «делу 6 мая». С ним связаны оба исполнителя: Павлович руководил «лабораторией», Евгения — жена Ковязина ( свадьбу они сыграли недавно в московском СИЗО). Показ благотворительный, средства пойдут семье заключенного. Это — не политический театр, не манифест. С такими текстами не ходят на штурмы, но долго и изматывающе ждут. Кажется, именно эту тактику и выбрали друзья Ковязина. Тихий протест и оказание помощи по мере сил.

Татьяна Боева

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera