Сюжеты

«Самое трудное — не думать о детях»

Восьмой день голодовки многодетных матерей Екатерины Мальдон и Ирины Калмыковой пока не принес никакого результата

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 60 от 5 июня 2013
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наталья Черноваобозреватель

 

Восьмой день голодовки многодетных матерей Екатерины Мальдон и Ирины Калмыковой пока не принес никакого результата

Застаю их расположившимися на «пенках» на асфальте на прежнем месте около входа в офис «Единой России». На здоровье женщины не жалуются, хотя выясняется, что у Кати при каждом движении резко кружится голова, а Ирину накануне мучили рвотные спазмы из-за резко повысившейся кислотности желудка. Все эти дни с ними рядом сутки напролет волонтер Анна, которая не голодает, а просто сочувствует.

Катя рассказывает, что жители дома напротив всячески проявляют участие. Каждое утро их навещает молодой мужчина, интересуется, как дела, принес им огромный чемодан для того, чтобы хранить вещи — спальники, одеяла. Еще один постоянно угощает ромашковым чаем и заряжает для них мобильные телефоны. Практически все, кто на минуту задерживается около и узнает, в чем дело, сочувствуют. При мне одна пожилая дама с собачкой стала убеждать женщин обратиться в передачу Малахова «Пусть говорят», потому что иначе «вас никто не услышит, а придут и погонят отсюда с дубинками». Дама не в курсе, что этот сценарий здесь уже дважды отыграли.

В субботу с ними встретился депутат Госдумы Николай Гончар («Единая Россия»), выслушал, забрал все документы и обещал, что «будет работать» с проблемой. Больше никто из властных персон с женщинами не встречался.

Оксана Рыжкова по-прежнему в больнице, из голодовки не выходила, правда, ее там, по словам подруг, поддерживают капельницами. Вчера днем они провели пресс-конференцию в независимом пресс-центре. За несколько часов до ее начала Катя Мальдон просит меня обязательно написать вот что: «Напомните всем, что мы не требуем, чтобы в наш адрес власть проявляла особую милость. Мы требуем соблюдения закона, который на нашей стороне. И еще — на московское жилье по праву претендую только я, а девочки согласны, чтобы его обеспечили в их родных городах. Это я к тому, чтобы не создалось впечатление, что все здесь «понаехали и качают права». Мы требуем, чтобы наши дети не были бездомными».

Я спрашиваю, что самое трудное в голодовке. Катя говорит: «Не думать о детях. Запретить себе думать, пока мы здесь», — и закрывает лицо руками. Ирина закуривает и просит: «Ну держись. Не плачь, ради бога».

Фото Анны Артемьевой

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera