Сюжеты

Минкульта щедрая душа

Какие кинофестивали государство субсидирует деньгами налогоплательщиков, а какие — игнорирует. И почему

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 68 от 26 июня 2013
ЧитатьЧитать номер
Культура

 

Начал работу 35-й Московский международный кинофестиваль. Флагман, как говорят, российского фестивального движения и лидер по объемам государственных затрат — вроде бы чуть не 230 миллионов рублей. Какие кинофестивали государство субсидирует деньгами налогоплательщиков, а какие — игнорирует. И почему

Петр Саруханов — «Новая» Начал работу 35-й Московский международный кинофестиваль. Флагман, как говорят, российского фестивального движения и лидер по объемам государственных затрат — вроде бы чуть не 230 миллионов рублей. Но за широкой спиной ММКФ идет бурная жизнь: в России около 90 кинофестивалей. Примерно 80 поддерживает государство в лице Министерства культуры. Кого и что государство наше считает культурно приоритетным, а кого игнорирует? И чем мотивирует?

Не скрою: мне интересно. «Артдокфест», фестиваль неформатного документального кино на русском языке и языках России, за программу которого я отвечаю, в декабре пройдет в седьмой раз.

Но болею я за российское кинофестивальное движение и по иной причине — не только у нас, а по всему миру кинофестивали обрели роль альтернативных кинотеатров. Кинотеатры стационарные стали площадкой показа киноаттракционов и, как выражается продюсер Александр Роднянский, «пэтэушных» комедий. Большинство фильмов, которые составляют корпус современного киноискусства, не имеют шанса найти там ни места, ни времени. Поэтому фестивали, которых в мире уже больше 4000 (вдумайтесь в эту цифру!), из маркетингового инструмента по обнаружению аудитории для фильма превратились во временные кинотеатры. Кинотеатры, куда не ступает нога Железного Человека.

Вот за это я и болею — за фестиваль как альтернативу коммерческому цинизму туповатого российского кинопроката. А поэтому испытываю растерянность при виде данных об оказываемой нашему фестивальному движению господдержке.

Итак, субсидии на проведение кинофестивалей в РФ. Раньше они выделялись на основе того, насколько убедителен был в кабинетах Министерства культуры тот или иной фестивальный директор, какие представлял показатели и к кому в министерстве конкретно протоптал дорогу. Но в феврале этого года министр культуры Владимир Мединский очертил дорогу к цивилизованно-транспарентному выделению финансов фестивалям.

«Будет разработана четкая система градации кинофестивалей… Сумма поддержки будет зависеть от категории, соответствия требованиям. От этого будет зависеть, на какой объем поддержки может претендовать фестиваль», — заявил Мединский. Потом говорилось о фестивальных экспертных советах, которые будут созданы при Минкульте и состоять из представителей киносообщества, искушенных в делах фестивального движения, об открытой тарификации фестивалей…

И за этим разговором виделось прекращение удивительного соревнования щедрости Минкульта с бытовым здравомыслием. Это когда единственный в России международный фестиваль документального кино «Флаэртиана» (Пермь), проходящий более 10 лет и показывающий около 100 фильмов в разных программах, не получает никакой госпомощи, а малолетка «360 градусов», фестиваль научного кино в Москве, прошедший лишь раз и показавший 14 фильмов, уже на второй год отхватил 3 миллиона рублей. Или когда фестиваль спортивного кино «Красногорский», существующий лишь в виде интернет-сайта и более или менее пышной церемонии награждения-закрытия, обретает господарок в 5 млн рублей.

Новая система обещала быть логичной и прозрачной, она сулила внятные критерии оценки фестивалей, из которых и следовал бы объем господдержки. (В эту прозрачную систему, кстати, вписывался и наш фестиваль — с его показом 120 фильмов в 5 залах, 20 тысячами зрителей, объемом публикаций, немалым количеством принимаемых участников и гостей да и самим фактом участия зарубежных картин на русском языке (их ведь нужно еще найти). В общем, при всех этих, как нам с президентом «Артдокфеста» режиссером Виталием Манским казалось, очевидных плюсах мы наконец сможем рассчитывать на госпомощь большую, чем традиционные минкультовские 2 миллиона.

И действительно, экспертные советы были созданы. И про тарификацию фестивалей информация была минкультовски подтверждена. Конкурсы на проведение фестивалей начали объявляться, а экспертные советы работать — то есть собираться и заслушивать пятиминутные выступления организаторов фестивалей.

Мы вступали в эру цивилизованного фестивального кинопоказа и… И очень скоро столкнулись с нашим, родным, органическим.

Советы, оказывается, могут одобрять или отвергать лишь факт получения фестивалем субсидии. Объем субсидии — не их компетенция, а компетенция самого Минкульта… Тарификация фестивалей? Ну ее, вульгарно выражаясь, просто замылили. Официальная тарификация с внятными критериями (количество привлеченных фестивалем зрителей, количество публикаций о нем, количество премьер) проведена не была. Некое исследование было вроде бы заказано социологической компании Movie Research, но она теперь тщетно ищет следы своих трудов в решениях Минкульта. В результате располагать можно только результатами неофициального, но красноречивого опроса о фестивалях, проведенного на сайте «Киносоюза». Минкульт этот опрос игнорирует…

Итак, международный фестиваль развлекательных короткометражных фильмов «Короче» в Калининграде получает от Минкульта 7 миллионов рублей. Вы слышали об этом фестивале? Наверное, вы не живете в Калининграде. Но 7 миллионов, надеюсь, хватит, чтобы о «Короче» узнали за пределами анклава.

Открытый фестиваль документального кино «Россия» в Екатеринбурге — 6 миллионов рублей. Фестиваль проходит в одном зале екатеринбургского Дома кино и категорически отказывается оплачивать даже участникам конкурса дорогу к себе не только на самолете, но и даже в оба конца на поезде. Жюри фестиваля в лице документалистов с мировым именем два года подряд выступало с открытым заявлением по поводу низкого качества программы.

Фестиваль российского кино «Окно в Европу» в Выборге — 20 миллионов рублей… Любой организатор фестиваля примерно может сказать, сколько стоит фестиваль российского художественного кино в Выборге. Сколько туда стоит билет из Москвы (а участники поедут из Москвы и Питера — больше нигде у нас игровое кино не делается), сколько стоит аренда двух, кажется, кинозалов, сколько — гостиница для гостей-участ-ников, во что обойдется приезд журналистов… И выведется впечатляющая цифра, втрое меньшая, чем провозглашенная госсубсидия.

Но фестиваль в Выборге и фестиваль в Екатеринбурге — фестивали с историей, худо-бедно доказавшие свое право на существование и, следовательно, получение кусочка госбюджета. Хитом же списка является, безусловно, фестиваль российских кинодебютов «Движение» в Омске, получивший — приз в студию! — 20 млн рублей. Этот фестиваль прошел впервые. У него нет истории, и ничем свое качество на момент вручения ценного приза от Минкульта он не доказал. Так чем руководствовался Минкульт, проявляя щедрость? (Это я спрашиваю как заслуженный «двухмиллионник» — «Артдокфест» проходит 6 лет и показывает 120 фильмов, а тут в первый раз и на показ немногим больше 50 фильмов — 20 миллионов.)

Эти 2 млн — сакральная для Минкульта цифра. Любая Неделя российского кино (а таких инициатив у нас с десяток — есть недели не то что в Греции, Баден-Бадене и Австралии, а даже и в Тунисе) финансируется именно так — от полутора до двух млн рублей. Показывают пяток фильмов с DVD в местном ДК, поближе к курортным зонам, — и вот вам Неделя российского кино. Затраты миллионов.

Те же 2 млн рублей выделены и продюсеру фильма «Отдать концы» на продвижение картины юного режиссера в Каннах. Не вполне понятно, насколько щедрое продвижение необходимо фильму, который показывается в параллельном каннском конкурсе. Гостиница? Билеты-буклеты? Вечеринка? При этом совсем нет денег на вечеринки у журнала «Искусство кино», нашего базового, серьезного киноиздания: при его годовом бюджете в 15 млн Минкульт выделяет ему примерно те же сакральные 2 млн. Почувствуйте разницу: каннский праздник и год издания толстого журнала. А как почувствуете, обратимся от эмоций к рацио.

Итак, чем же руководствуется щедрый к омскому фестивалю «Движение» Минкульт? Одна из версий: президентом этого фестиваля стал Артем Михалков. Мне лично не совсем ясно, в чем заслуги данного Михалкова. Но я отчетливо представляю, кто такой другой Михалков.

Кстати, на церемонию вручения национальной премии в области кинематографии «Золотой орел», подведомственной этому другому Михалкову, Минкульт выделил 10 млн рублей. А вот на вручение столь же национальной, но ему не подведомственной премии «Ника», — всего 3 млн… Так давайте назовем вещи своими именами: в виде госсубсидий на фестивали и премии мы платим династии Михалковых налог. (Это даже и не очень страшно: я совсем не уверена, что страна наша, любящая строгую феодальную иерархию, будет так уж против специального налога в пользу клана Михалковых.)

Пример с «Золотым орлом» и «Никой» — один из целого ряда вызывающих острое недоумение. И «замыленная» тарификация, и отстранение экспертных советов от реальных решений говорят об одном — о желании Минкульта решать судьбы творческих форумов самостоятельно — за закрытыми дверями, под ковром и без оглашения правил.

Между прочим, я не могу поручиться даже за приведенные тут суммы — единственный источник официальной информации, сайт Министерства культуры, будто специально создан для подковерных действий. Никакими поисковыми ухищрениями мне не удалось там найти какие-либо утвержденные данные финансового характера. Можно узнать об объявленных тендерах — там стоят суммы, на которые гипотетически претендуют фестивали. И отдельно можно посмотреть на протоколы решений экспертных советов — но там нет сумм. Где-то, наверное, есть «сведёнка», но, подозреваю, она скрывается одним из сотни заголовков в разделе «Конкурсы». Например, таким: «Открытый конкурс № 0173100007713000635».

Надеюсь, хоть в случае с № 0173100007713000635 действительно проводится открытый конкурс.

Виктория Белопольская,
программный директор
фестиваля «Артдокфест»

 

 

Комментарий

По каким принципам финансировать фестивали?

Сергей СЕЛЬЯНОВ, продюсер:

— У меня нет экспертного мнения, я не занимался организацией фестивалей. Но если руководствоваться здравым смыслом, есть индустриальные фестивали и региональные. Первые являются смотром какой-то части индустрии. При индустриальном форуме должны быть рынки, «панели», площадка для копродукции, максимальное число различных ветвей для промоушена. Для индустрии каннский рынок важнее самого «смотра» — в разы.

А региональные фестивали, по моему мнению, существуют в первую очередь для зрителей. Предполагается материальное участие местных властей, деятельность волонтеров, энтузиастов. Ведь кинофорум — некий якорь для места. Те же Канны — маленький приморский городок, превратившийся в мировую столицу кино. В России Сочи стал центром кино. (Это распространенная практика, когда фестивалем обживается курорт, не в сезон.)

На мой взгляд, следует относиться индивидуально к каждому проекту, учитывая, что за история за ним стоит, а главное, кто лидер, продюсер. Даже вызывающий дискуссию проект сильного продюсера имеет, на мой взгляд, больше шансов на будущее… Кто уже делал сильные фестивали, конечно, должен иметь преимущества. Надо посмотреть также: «про что этот фестиваль?». Предположим, кто-то придумал смотр детского кино. Как фестиваль будет наполняться? Для детей он или для индустрии игрушек? Каково целеполагание? Будет ли какой-то короткий результат? Есть ли спрос? Целевая аудитория? Это общественный или коммерческий проект? Есть ли активная позиция местной власти?

Если же ничего этого нет, есть только желание «освоить бюджет»…

Необходимы некие критерии, экспертная оценка, ротация фестивалей.

Когда-то критики определяли рейтинг фестивалей в журнале «Кинопроцесс». Это не единственный критерий, но для арт-фестивалей существенный. Но главное — даже не программа… А люди. Нужен ли им фестиваль?

Если через три года залы полны, в городе киносмотр стал событием — это большой плюс. Если в зале три человека, а приехала куча кинематографистов…

Мне кажется, необходимо каждые три года проводить открытую переаттестацию фестивалей.

 

P.S. От редакции:

Мы обратились за комментарием в Министерство культуры. Но получили ответ, что работа над созданием четкой системы тарификации фестивалей еще не завершена. Она продолжается. И критерии отбора «главных фестивалей» еще формируются. Что же касается Недель российского кино — часть из них прописана в правительственных соглашениях как «обменные мероприятия». Приоритетными являются «смотры» на территории стран бывшего СНГ, в странах с сильной русскоговорящей диаспорой, а также государствах с сильной кинематографией, таких как Польша, Великобритания, Китай, Индия. И последнее: решение экспертного совета, действительно, носит лишь рекомендательный характер, окончательный вердикт за исполнительной властью. То есть за Минкультом.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera