Сюжеты

Миссия выполнима

Эстония и Ереван повысили свой престиж народными средствами

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 71 от 3 июля 2013
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ольга ТимофееваРедактор отдела культуры

 

Бизнесмен Меэлис Кубитс затеял грандиозное мероприятие «Все едут в Ереван». Собрал в одном месте бывших соотечественников из Эстонии, Украины, России, Нью-Йорка, вернув чуть замыленному официозом выражению «миссия народной дипломатии» его истинный смысл. Десант из 600 артистов легко прорвал нагромождения политической лжи, мешающей видеть в людях людей, пусть и другой национальности

Ой-ой-ой! — пугались мы с двумя эстонскими спутницами, когда ереванский таксист врезался во встречный поток или лихо  разворачивался поперек улицы. «У нас так не ездят, точнее, тот, кто так ездил, уже давно не живой», — холодно откомментировал нашу нервность соотечественник моих новых знакомых. Таксист посмотрел на него снисходительно.

Фото РИА "Новости"

И вот эти два разных темперамента, две несхожие культуры, различные стили жизни решил сблизить эстонский… нет, бизнесменом его назвать язык не поворачивается, настолько в убыток себе затеял  грандиозное мероприятие  «Все едут в Ереван» Меэлис Кубитс.  Если исчислять его в денежных знаках. Но именно для того, чтобы не чувствовать себя рабом денег, отринуть власть пользы, овладевшую людьми, напомнить им о том, что есть высшие ценности, и дружба народов — одна из них, известный эстонский PR-специалист, глава PR компании Coprore, собрал в Ереване бывших соотечественников из Эстонии, Украины, России, Нью-Йорка, вернув чуть замыленному официозом выражению «миссия народной дипломатии» его истинный смысл. Разумеется, не тоска по советскому строю, когда все, кто хотел и не хотел, подчинялись единым границам, вдохновила его несколько лет назад привезти 100 человек из Таллина в Одессу, а потом из Одессы в Таллин. Просто он осознал, что одни границы рухнули, а другие, еще менее проходимые,  все больше разделяют людей, обедняя их и без того не очень веселую жизнь.  Десант из 600 эстонских, украинских, российских артистов, художников, писателей, музыкантов, ученых легко прорвал нагромождения политической и информационной лжи, мешающей видеть в людях людей, пусть и другой национальности. Я давно не ощущала  такого доброжелательного интереса и внимательного отношения к чужому опыту, как на этом фестивале. Правда, и опыт этот был из ряда вон выходящим — в Ереван приехали Михаил Жванецкий, Роман Карцев, Юрий Шевчук, Иосиф Райхельгауз, Александр Флоренский, Мириам Петросян, Валерий Хаит, Алексей Ботвинов, Борислав Струлев, Тынис Мяги, Кярт Йохансон. Избалованные вниманием, они, тем не менее, были поражены горячностью армянской публики, долго не отпускавшей музыкантов Hortus Musicus, рьяно аплодировавшей ансамблю Атлас, сраженной Эстонским мужским хором. На концерте Жванецкого две тысячи зрителей смеялись в голос. Про концерт Шевчука и ДДТ Тынис Мяги, сам выдающийся певец, сказал, что это был лучший концерт в его жизни. А когда в кафе «Меццо», где каждый вечер собирались те, кто не валился от усталости после дня презентаций, выставок, круглых столов, научных семинаров, поочередно и вместе импровизировали эстонские и армянские джазисты, тосты за дружбу народов был  много искреннее тех, что доводилось слышать и в более интимных компаниях. «Третьи Довлатовские чтения» с рассказами друзей Довлатова Елены Скульской и Андрея Арьева собрали интеллигентную аудиторию, хотя известность Довлатова выходит за узкие рамки и здесь. У продавца на книжном развале объяснение простое — Довлатов же армянин! Но для многих человечная проза писателя — мост к лучшему пониманию друг друга, к которому явно стремится новое поколение постсоветских стран, готовое налаживать порушенные связи поверх всех идеологических разногласий. Красивая, нарядная, благодарная публика создавала атмосферу праздника, необходимую для взаимной симпатии не только между людьми, но и странами. Миссия народной дипломатии, как говорится, была выполнена на высоком государственном уровне. И — без всякого участия государственных денег.

Если полагаться на них, то далеко не уедешь, хотя у фестиваля и появились серьезные партнеры — Министерство Иностранных дел и Министерство культуры Армении, МИД Эстонии, Одесский областной совет. Пресс-секретарь президента Армении без лишних слов (он на них вообще профессионально скуп: ни одной утечки информации за весь расслабленный вечер в ресторане) помог с транспортом, и все же миссия, как говорит Меэлис Кубитс, прошла за счет гражданской инициативы, гражданской организации и гражданского финансирования. И это — обнадеживающий опыт для всех, кто не готов обивать государственные пороги.

Тем более, это бесперспективно не только у нас. Контрастом радостному настроению в залах были печальные разговоры на ереванских улицах. Широкие, зеленые, с респектабельными домами из туфа всех оттенков коричневого, они  напоминают о былой жизни, которая пожилой армянке с грошовой пенсией кажется раем, а студентке филфака — источником нынешних бед. Про беды говорил и бомбила, взявший с заезжей простофили в четыре раза больше денег, чем следовало, и отрабатывавший непомерный тариф рассказами о местной жизни: о власти, гребущей под себя, о трамвайных рельсах, проданных иностранцам, о знаменитом винзаводе «Арарат», где давно хозяйничают французы, об американцах, построивших огромное посольство ввиду своих иранских интересов, о зарплате в сто долларов, об отсутствии работы… Проезжая мимо мирного парка, он понизил голос: «Сюда не надо ходить, здесь одни голубые». Мои уверения, что они не страшные, прервал суровым: «Все страшно».

Разговоры о рухнувшем образовании, ненадежной медицине, массовых отъездах начинались сразу после восторгов по поводу красоты города и славной истории. Бывшая сотрудница особого отдела при ЦК партии, вызвавшаяся показать нам дорогу, огорошила меня вопросом: «Почему нам не разрешают голосовать за Путина?» — «Вам своих бед мало?» — «Вот и моя невестка, она в вашей Думе на высоком посту, говорит, что вы его не цените, а я за сильную руку» — «И за Сталина ?» — «Упаси бог! Он армян в Сибирь выслал. Правда, сейчас они туда сами едут. Сманили людей обещаниями, вроде, земля, работа, а такой работы, как там, и у нас полно. Но здесь армяне не будут двор мести, на стройке пачкаться, а в России унижаются. Вы не подумайте, я русских уважаю, моя внучка в русскую школу ходит, но сердце рвется смотреть, что с народом стало. Он же такой умный, всего добиться может».

Глядя на мощный, энергетический город, поражаясь красоте вырубленного в скале знаменитого храма Гегард, где метафоричен сам переход из сумрака низа к струящемуся  из купола свету, я тоже, кстати, думала о том, почему народ такого ума, такой силы и стойкости не может справиться со своими житейскими — о политических не говорю — бедами. Почему уповают на дядю или с Запада, или из России — говорят, что безбедно живут только те, кому помогают родственники оттуда. Впрочем, председатель координационного совета проекта «Армения 2020» Рубен Варданян учредил фонд развития не семьи, а Армении, чтобы преодолеть скепсис и добиться не выживания, а процветания страны, которого так жаждут люди.

После апрельской инаугурации президента Армении Сержа Саргсяна тысячи недовольных, возбужденные лидером оппозиционной партии "Наследие", экс-кандидатом в президенты Армении Раффи Ованнисяном, пробирались (транспортные пути были перекрыты) к стенам парламента, чтобы потребовать честных перевыборов, но их протест захлебнулся — у их предводителей не было никакой программы. Ожидается, что разочарование снова подхлестнет эмиграцию, на которую и так настроена молодежь. И это притом, что когда разговариваешь с кем-то из молодых, они с любовью и надеждой говорят о своей стране. Молодой человек, спрошенный, как пройти в Камерный театр, ревниво поинтересовался, как мне нравится Армения, и к моим восторгам добавил толковый рассказ о Татевском монастыре, который в средние века был философским и научным центром, и  до сих пор сохранил ауру высоких помыслов (что подтвердилось стократно, когда большая фестивальная компания вернулась оттуда и долго не могла угомониться, обмениваясь впечатлениями). Филологини Славянского университета, где тепло и смешно проходили чтения победительницы «Русской премии» писательницы из Черновцов Марианны Гончаровой и лауреата премии "Baby-НОС" Наринэ Абгарян, надеются, что русский язык обеспечит их работой в Ереване. Конечно, он не в таком ходу, как раньше, но и гонений на него нет, а русская школа имени Пушкина по-прежнему остается одной из самых престижных в столице. Правда, особых усилий с нашей стороны выиграть конкуренцию у английского не ощущается, но это уже совсем другая материя. Мы ведь говорим не о политических играх, а о диковинной по нашим временам гражданской инициативе людей, сделавшей для сближения народов больше, чем государственные гранты, брошенные на укрепление престижа страны за рубежом.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera