Расследования

Тактика ора

Как отделить жертву политических репрессий от подозреваемого в совершении тяжких преступлений? Да просто – почитать уголовное дело и поговорить с адвокатами потерпевших. Заметки по поводу пиар-кампании националиста Ильи Горячева

Фото: «Новая газета»

Политика

Отдел расследованийНовая газета

Как отделить жертву политических репрессий от подозреваемого в совершении тяжких преступлений? Да просто – почитать уголовное дело и поговорить с адвокатами потерпевших. Заметки по поводу пиар-кампании националиста Ильи Горячева

В ближайшие дни сербский суд рассмотрит апелляцию на вынесенное ранее решение об экстрадиции в Россию националиста, экс-лидера организации «Русский образ» Ильи Горячева, чья фамилия засветилась недавно в скандале локального масштаба. Скандал был вызван тем, что в прессу и блоги попали скрины его переписки в фейсбуке, в которой борец за славянскую идентичность обсуждал вопрос возможности получения политического убежища в Израиле.

Судя по всему, «слив» был обеспечен некоторыми его «соратниками по борьбе» из числа ортодоксов правого движения, которые посчитали подобный трюк откровенным предательством. Но не в этом суть, да и не в Израиле. Дело - в разворачивающейся на наших глазах пиар-кампании, направленной прежде всего на западного потребителя из числа правозащитного сообщества и некоторых депутатов Европарламента, которых надобно убедить в том, что вопрос выдачи Горячева России – политический, и тем самым воспрепятствовать его экстрадиции.

Вот что пишет сам Горячев из тюрьмы по этому поводу. «Общественная и подковерная поддержка сама не формируется, ее надо формировать (…). Цели защиты: максимально мощный ответный удар по ЗКС* (заявление для рос. СМИ); максимально долго продержаться в Сербии. (…) В идеале политическое убежище (…) в 3-й стране через UNHCR (одна из структур ООНприм. ред.). (…) «это политическое дело, потому борьба через медиа. (…) Очень важно медиапозиционирование в сербских СМИ, пресс-конференции в Сербии и т.д. (…) Плюс помимо БИА (сербская спецслужбаприм. ред.) тут есть военная разведка и военная контрразведка и в отличие от РФ они лезут в политику. В общем, есть простор для комбинаций».

И происходящее в медиапространстве, прежде всего усилиями адвокатов Горячева – Фейгина и Полозова, – в принципе укладывается в эту схему: ни слова про убийства, все слова только о политике.

Так что не лишним будет напомнить, что Горячев был задержан спецслужбами Сербии в мае этого года по запросу российской стороны: следствие обвиняет его в организации банды и причастности к серии громких убийств, в том числе адвоката Станислава Маркелова, журналиста «Новой» Анастасии Бабуровой, антифашистов Джапаридзе и Хуторского и в целом ряде других уголовных преступлений.

То, что это рано или поздно произойдет, тем, кто следил за следствием по делу «БОРНа» – Боевой организации русских националистов, - было понятно давно. Все это вписывается в общую логику следствия, в поле зрения которого Горячев попал как раз в ходе расследования убийства Маркелова и Бабуровой. Он проходил по этому делу в качестве свидетеля, дал изобличающие Тихонова и Хасис показания, после чего скрылся в Сербии, отказавшись явиться в суд. От ареста Горячева тогда избавило лишь та тактика, которую заняли обвиняемые и иные свидетели из числа ультра-правых, – молчание

Однако, после того как Тихонов был приговорен за двойное убийство к пожизненному заключению, а Хасис – к 18 годам лишения свободы, следствие продолжило заниматься делом «БОРНа», на счету членов которой множество убийств, поджоги полицейских участков и даже отпиленная голова гастарбайтера (ее потом подкинули к дверям одной из московских управ).

В рамках этого расследования были арестованы Баклагин и Исаев, которые обвиняются в соучастии в убийстве антифашиста Джапаридзе и судьи Мосгорсуда Чувашова. Третий убийца судьи – Алексей Коршунов – не дожил до ареста: взорвался в Украине на собственной гранате во время утренней пробежки. Постепенно стало понятно, что многие громкие убийства (антифашистов Филатова и Хуторского, спортсмена Абдуллаева, главаря «Черных ястребов» Халилова) связаны единым замыслом и одними и теми же исполнителями. Потому следствие затребовало уголовные дела, к которым, как теперь можно предположить, были причастны члены «БОРНа» и которые тихо умирали неестественной смертью «висяка» в районных следственных отделах.

Началась работа, появились новые свидетели, заговорили арестованные – так и прояснилась роль Ильи Горячева, который долгое время позиционировал себя как легального националиста, однако, по данным следствия, являлся одним из организаторов этой подпольной террористической группы и инициатором нескольких убийств – в том числе, Стаса Маркелова и Анастасии Бабуровой.

Для Горячева, который всегда публично дистанцировался от уголовки, наступили неприятные времена, но он был уверен, что Сербия, в которой сильны националистические настроения, его не выдаст. С Сербией у Горячева вообще был долгий роман, да и его организация «Русский образ» - фактически калька с «Образа» сербского. В свое время Горячева даже принимали на уровне министра внутренних дел, и потому он чувствовал себя у «братьев-славян» в полной безопасности.

Но Сербия стремится в Евросоюз, и странные люди без политического веса с букетом уголовных обвинение там явно не нужны, тем более выдать просит не США, а Россия, с которой, несмотря на евроинтеграционные процессы, сербы ссориться не хотят. И суд первой инстанции принял решение – экстрадировать Горячева.

Осталось, во-первых, громко орать, чтобы получить хоть какую-то поддержку у некоторых неразборчивых в деталях российских и европейских правозащитников, которые предпочитают пресс-конференции чтению уголовных дел. Во-вторых, попробовать сподвигнуть хоть кого-то на подковерные договоренности на предмет политического убежища.

Наступление на первом фронте организовали адвокаты и оставшиеся в России немногочисленные сторонники, избравшие метод политизации процесса выдачи. Аргументация: Горячева преследуют как врага «кровавого режима» и выдавать его России нельзя – запытают и заставят оговорить себя и окружающих. К этой конструкции зачем-то приплетают совпавшую по времени отставку Владислава Суркова, намекая как бы на то, что Горячева будут пытать именно с прицелом на всесильного некогда политика.

Сработать может – но только в воспаленном мозгу. Где Сурков, а где Горячев? Да, в показаниях последнего по делу Тихонова-Хасис содержатся упоминания про связи с «администрацией президента». Но связи эти – на уровне младшего помощника комиссара прокремлевского молодежного движения, которому было поручено последним заместителем подкармливать деньгами «Русский образ» в рамках стратегии «управляемого национализма», призванного, в том числе, внести раскол в правое движение и привлечь часть активистов на сторону Кремля. Но после убийства Маркелова и Бабуровой стало ясно, что легальных националистов быть не может по определению, что хвост начал крутить собакой, а деньги иногда просто тырят.

Еще один аргумент: все обвинения построены исключительно на признательных показаниях Тихонова (что само по себе не правда), которого вынудили их дать в колонии. В качестве доказательства приводят статью из «Новой газеты», в которой рассказывалось о том, как зэков из Харпа заставляют давать ложные показания по разным преступлениям. Статья действительно была, но в ней не утверждалось, что показания всех, кто сидит в Харпе – ложь, а говорилось о конкретных случаях, которые сейчас рассматриваются в суде. Адвокатам - «двойка» по логике, поскольку забыли о простейшей ошибке – ложная аналогия.

Опасность, однако, заключается в том, что все эти аргументы пиаровского свойства рассчитаны не на внутреннего российского потребителя, который уже устал от громких судебных процессов, это – попытка приостановить экстрадицию, апеллируя к европейскому сообществу. Потому в Брюссель устремились правые лоббисты и расшевелили, насколько известно «Новой», мелкую, но шумную фракцию националистов в Европарламенте. Остается только надеяться, что это вряд ли принесет свои плоды: одно дело политический беженец, другое – человек, обвиняемый в ряде тяжких уголовных преступлений, который к тому же ранее кичился своей связью с Кремлем, а ныне боится возвращаться.

Попавшая в СМИ переписка Горячева в фейсбуке подтверждает, что он – весьма не глупый человек – прекрасно отдает себе в этом отчет. Но – и кто бы поступил по-другому – хватается за любую соломинку, пытаясь упросить своих соратников, то пойти на поклон к официальным российским националистам в виде Рогозина (с Конгрессом русских общин у «Русского образа» ранее были теплые отношения), то упрашивает помочь получить убежище в Израиле, хотя «я понимаю, что получить убежище с букетом 105 статей крайне сложно». Только с этой перепиской приключилась беда – она стала публичной, вызвав раскол в рядах тех, кто хоть как-то пытался помочь Горячеву. Правда, стоит отметить, что адвокат Горячева Фейгин поспешил опровергнуть содержащиеся в переписке сведения: по его словам, размещенным в твиттере, никакого убежища в Израиле подзащитный не просил и, мало того, не передает никаких писем из СИЗО (письма опубликованы рядом).

И по-другому быть не могло, если в публичных посланиях он создает образ «несгибаемого борца»: «у нас с вами есть шанс и мы выступим достойно и победим», «сейчас ставка – моя жизнь, но я чувствую Вашу поддержку и знаю, что в итоге мы победим», то в непубличной переписке из фейсбука, попавшей в СМИ, пишется вот что.

«Мне жизненно необходимо дистанцироваться от застарелых подвигов, переведя историю полностью в политическую плоскость»; «в тех документах, которые Россия предоставила сербам, есть только ожидаемые показания, и я очень переживаю, что в уголовном деле в Москве есть мои переговоры и переписка с Никитой (Тихоновым – прим. ред.), и меня это сильно беспокоит. (… ) Ты знаешь, что БОРН – это не только моя идея, и я очень прошу еще раз донести до известных тебе людей, что молчать о подоплеке добрых дел я буду только до тех пор, пока нахожусь в Сербии или в другой стране. Если я буду молчать в России, то мне по-любому придется ехать в Харп. А рассказав все, как есть, я получу намного меньше – вот и надо думать. Значительно лучше для всех организовать мне политическое убежище…».

Действительно - надо думать. К чему «Новая газета», потерявшая от руки члена «БОРНа» своего журналиста, и призывает правозащитное сообщество, сербские власти и европейских депутатов.

* ЗКС – вольное название одного из департаментов ФСБ – «Защиты конституционного строя», чьи сотрудники осуществляют оперативное сопровождение уголовного дела, находящегося в производстве СК РФ.

Все изображения кликабельны

 

 

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera