Сюжеты

Алишер АМИНОВ: «Я переоценил фигуру Толстых»

Экс-чиновник РФС о главном принципе нашего футбола, причинах своего увольнения и возможном поражении Толстых при полной победе Мутко

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 70 от 1 июля 2013
ЧитатьЧитать номер
Спорт

 

Экс-чиновник РФС о главном принципе нашего футбола, причинах своего увольнения и возможном поражении Толстых при полной победе Мутко


Фото: ИТАР-ТАСС

Последние шесть месяцев экс-кандидат в президенты Российского футбольного союза (РФС) и бывший член Комитета РФС программ развития футбола Алишер Аминов нарушал покой спортивной общественности коррупционными разоблачениями. Он публиковал сведения о трансфере футболиста «Локомотива» Андрея Ещенко в махачкалинский «Анжи», где подконтрольный РЖД клуб якобы намеренно занизил стоимость собственного игрока, нанеся себе же ущерб в 19 млн евро, рассказывал о непомерных выплатах агентских вознаграждений в самарских «Крыльях Советов», раскрывал бенефициаров рынка футбольных посредников и открыто критиковал руководителей Российской футбольной премьер-лиги (РФПЛ). Все эти выступления пришлись на президентский срок Николая Толстых — человека, которого Аминов долгое время называл своим единомышленником и с которым связывал системные изменения в отечественной футбольной отрасли. Однако в мае на одном из заседаний Исполкома президент ЦСКА Евгений Гинер предложил сделать высказывания Аминова предметом исследования в комитете РФС по этике для установления наличия в них признаков конфликта интересов: мол, с одной стороны, Аминов представляет РФС, работая в подведомственном ему комитете, с другой — этот самый РФС и связанные с ним лица дискредитирует. Месяц назад Аминова лишили статуса официального футбольного лица.

 

— В конце прошлого месяца РФС прекратил ваши полномочия. По сути, это прецедент: за публичные высказывания в прессе еще никого не лишали статуса субъекта футбола.

— Да, это прецедент, согласен. Но мне это решение понятно. Мотивация Исполкома — скорее повод, а не причина. Я не раз откровенно высказывался в СМИ, нарушая «корпоративный» принцип нашего футбола — молчать и не мешать людям заправлять процессом. Я говорил о коррупционной составляющей футбола, приводил схемы, называл цифры… Как пример — дело главы РФПЛ Сергея Прядкина, в котором я публично отстаивал наличие в действиях футбольного чиновника конфликта интересов. Но в нарушение регламента, игнорируя очевидные факты и этическую сторону вопроса, — Сергея Прядкина оправдали. Реакция на мои высказывания, пожалуй, естественна: ведь в нашем футболе образовалась среда, состоящая из бизнесменов, чиновников и представителей силовых ведомств, которые сегодня руководят профессиональными соревнованиями. Для них коррупция — явление обыденное. Единственное, что я не учел, — слабость нового президента РФС, который так и не смог стать проводником другой идеологии.

— Мы знаем, что Толстых лично направлял обращение в комитет по этике с просьбой дать оценку вашим высказываниям в СМИ. Выходит, он косвенно тоже причастен к вашему изгнанию?

— Я бы не хотел становиться главным критиком Николая Александровича, хотя этой самой критики он, безусловно, заслуживает. Толстых, направляя обращение в комитет, действовал по поручению исполкома — 27 человек, которые сегодня руководят футболом. Естественно, открывать второй фронт войны только ради меня он не хотел. Может, это и разумно. С другой стороны, выступая на заседании Исполкома, он не озвучил свою позицию по моему вопросу, хотя она могла стать поворотной для многих членов, которые в ряде вопросов пока что ориентируются на мнение своего президента. Он этого не сделал, несмотря на то что мы с ним вместе работали, долгое время знакомы и идеологически совместимы. Плюс вместе прошли непростые выборы президента, где во втором туре я снял свою кандидатуру в его пользу. И его действие, а точнее, бездействие в моем вопросе является ярким индикатором того, как будет двигаться эта футбольная машина в будущем. Многие профессиональные люди — тренеры, менеджеры, представители футболистов — продолжают поддерживать Толстых, но после памятного заседания Исполкома они мне звонят с возмущением: мол, он тебя «сдал», он что, не способен защищать своих людей? А что мне им говорить? Они прекрасно понимают, чем может обернуться поддержка президента РФС. И, думаю, в ближайшее время оставшаяся часть лиц, приверженных курсу Николая Толстых, изменит свою позицию.

— Скажите откровенно: вы разочарованы в Николае Толстых?

— Я испытываю противоречивые чувства. Я скорее называю это не разочарованием, а переоценкой его фигуры. Вот смотрите: прошли выборы президента, новый глава федерации получил в наследство многомиллионные долги и разрозненный аппарат. И первое, что он должен был сделать, — провести акт финансовой ревизии РФС. Он этого не сделал.

— За него это сделала Счетная палата.

— Счетная палата занималась проверкой использования бюджетных источников, хотя параллельно положила на стол Толстых и заключение финансово-хозяйственной деятельности РФС в целом. Толстых долго безмолвствовал, видимо, ожидая сигнала от власти. И он этот месседж получил — от Сергея Степашина, который косноязычно сказал примерно следующее: Николай, не копай под Фурсенко! Я был уверен, что Толстых в оперативном режиме поставит вопрос о финансовом состоянии организации перед Исполкомом. Тем более что этот самый Исполком в значительной степени и виноват в тех долгах, которые образовались, поскольку контролировал деятельность прежнего президента, утверждал заключения контрольно-ревизионной комиссии, одобрял программу новых действий. Толстых этого не сделал. Для меня также очевидно, что в действиях Фурсенко были признаки злоупотребления — и его работа могла стать предметом изучения правоохранительных органов. Толстых же, обладая правом первой подписи и представляя федерацию, мог направить соответствующее заявление в МВД — признать РФС потерпевшей стороной и инициировать расследование. Но и этого он не сделал.

— Откуда вы знаете о злоупотреблениях? Вы видели отчет Счетной палаты?

— Поверьте, знаю, много чего видел. Толстых иногда говорил: дескать, где-то превысили, на «аленький цветочек» (символ сборной России на ЧЕ-2012.Ред.) миллион евро потратили, ну вот… «Превысили», слово-то какое. Я прямо ему говорил: «Фурсенко нарушил и злоупотребил! Если ты не поступаешь четко и ясно, значит, ты берешь все эти долги на себя и нечего тогда пенять на каких-то врагов». Но долг — это первое. Второе — Толстых не провел аттестацию аппарата РФС. Я, как человек заинтересованный в реализации программ развития футбола, пришел к выводу: бесполезно что-либо эффективно делать с такой «командой». Помните, какой вопрос журналисты задавали чаще всего после выборов президента РФС: «Что вы намерены делать с аппаратом, есть ли у вас команда?» Толстых отмахивался: «Придут люди, которые помогут футболу. Команда будет». И где эта команда? 90 процентов нынешних сотрудников РФС не хотели видеть его президентом федерации и не скрывали этого. Все они — на местах. А те люди, которые пытались ему помочь, кто стопками приносил ему концепции, новые программы, кто предлагал его свести с представителями других финансово-промышленных групп, а не тех, кто руководит футболом сегодня, — в результате тратили свое время в его приемной.

— РФС сегодня — единственная спортивная федерация, которая функционирует без генерального директора. Вам известно, почему?

— О, это вообще больная тема. Понимаете, функции гендиректора, а также коммерческого, технического и прочих директоров взял на себя сам Толстых. Он замкнул на себе всё — от контроля за агентами до работы со СМИ. Представляете, сколько сил на это у него уходит? И это вместо того, чтобы заниматься тем, чем должен заниматься большой руководитель, — общими стратегическими и политическими вопросами. И эта монистическая система управления продолжается 10 месяцев.

— Вы пытались повлиять на ситуацию?

— Не только я. Знаю, что анализ работы всех структурных подразделений РФС Николаю давали многие, в том числе и я. Но все без толку. Для примера: 75 процентов решений апелляционного Комитета РФС положительно рассматриваются в арбитражном суде Лозанны, что, в частности, свидетельствует о качестве работы этого органа. Или коммерческий департамент: там люди были приучены только тратить, а не зарабатывать. Они не работали в условиях рынка, а ждали, пока их патрон Сергей Фурсенко позвонит Алексею Миллеру или Владимиру Стржалковскому (бывшему гендиректору ОАО «ГМК «Норникель».Ред.) и попросит денег. Поэтому, когда Николай Толстых или его правая рука —  Анатолий Воробьев возмущались, почему к ним не идут спонсоры, я их спрашивал: «А что вы для этого сделали?» Другой случай — Комитет программ развития, в работе которого был задействован и я. Точнее, не в работе, а в имитации этой работы. Председателем комитета по инициативе Толстых был назначен ректор РЭУ им. Плеханова Виктор Гришин, который практиковал свободное посещение заседаний. Результатов работы там нет. Про Комитет по этике я уже не говорю: вместо того, чтобы наказывать официальных должностных лиц клубов, которые угрожают убийством грузинскому игроку «Алании» или обещают финансовую войну РФС, — члены этого комитета изучали мою страничку в Facebook. Какой вывод я могу сделать? Вероятно, изобличающие коррупцию высказывания куда более неприемлемы, нежели скрытые угрозы.

— Есть версия, что Николай Толстых согласует каждый свой шаг с министром спорта Виталием Мутко, который открыто лоббировал его избрание. Это правда?

— Не каждый шаг, но многие — точно. Это проблема. Толстых действует с оглядкой на Мутко, и каждый так называемый «единомышленник» президента РФС это видит невооруженным глазом. Но я бы не стал искать здесь внешнего врага в лице Мутко: Толстых мог сам сделать многое в течение первых двух-трех месяцев после избрания. Но, похоже, долгие годы работы в статусе вице-президента РФС заставили Николая Александровича найти себе условного начальника в лице министра.

— Вы думаете, оставить Виталия Мутко за бортом принятия решений было реально?

— Конечно. Вы помните, как в РФС приходил Фурсенко? Мутко так же открыто поддерживал Сергея Александровича и даже публично анонсировал, что возглавит попечительский совет организации после его избрания. И мы помним, как ситуация развивалась: Фурсенко, по сути, «кинул» Мутко. Я не говорю, что Николай Александрович должен был поступить аналогичным образом. Он реально мог сделать иначе — сохранить баланс в отношениях с Мутко, но при этом найти новых, если хотите, партнеров, привлечь в футбол новые элиты, изменить крен развития федерации. Он этого не сделал, предпочтя остаться под крылом министра. Что из этого вышло — знающие люди прекрасно понимают. Теперь, если клубные менеджеры не могут договориться с Толстых по любому вопросу (от лицензирования до решения какого-либо комитета), они идут к Мутко — а тот уже принуждает к определенным действиям президента РФС, используя самые разные, в том числе финансовые, инструменты убеждения. А высказывание Мутко насчет того, что руководители футбольных лиг и Николай Толстых должны сесть за стол переговоров, — лишь иллюстрирует его статус. Статус модератора ситуации или, если угодно, статус арбитра. Так что уж кто-кто, а Виталий Леонтьевич точно в этой аппаратной войне выиграл. Он по большому счету держит и Толстых, и клубных менеджеров на одном поводке.

— К кому же, по-вашему, должен был обратиться Толстых за поддержкой?

— Повторюсь, были варианты сближения с крупными финансово-промышленными группами, но Толстых ничего не предпринял. И еще: я и Толстых это говорил, и по-прежнему настаиваю: он должен был обратиться к президенту страны Владимиру Путину и добиться личной аудиенции. Чтобы понять хотя бы для себя: нужна ли идеология нынешнего главы РФС руководству страны в принципе?..

 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera