Мнения

Амнистия экспертов

Этот материал вышел в № 70 от 1 июля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

 

Передав в Думу проект амнистии для предпринимателей, президент Путин дезавуировал одно из обвинений, которые СК РФ пытается сформулировать против так называемой «группы экспертов».

Как мы знаем из уже не раз цитированного постановления Басманного суда Москвы о производстве обыска в Алма-Ате у Елены Новиковой: группе ученых, которую она собрала в «Центре правовых и экономических исследований» в 2009—2011 годах в Москве, инкриминируется «создание иллюзии необходимости либерализации уголовного законодательства». Поддержав идею «экономической амнистии», Путин, однако, вступил на тот же «скользкий» путь либерализации, лишив Следственный комитет иллюзий относительно того, что это может быть истолковано как преступный заговор.

Не умаляя заслуг Уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова, который сумел «дожать» идею экономической амнистии до реального воплощения, — надо отметить, что «группа Новиковой» обосновала ее первой. Мы обратились к Елене Новиковой с просьбой о комментарии.

Как рассказала (по скайпу) Новикова, первоначально идея амнистии для предпринимателей была частью единой концепции модернизации УК РФ. По поручению президента Медведева она была подготовлена в 2009-м, подробно обсуждалась и была одобрена на Парламентских слушаниях в Думе в сентябре 2010 года. Акцент при этом делался на тех статьях УК и УПК РФ, которые могли служить для рейдеров (в том числе «в погонах») инструментами захвата бизнеса или вымогательства. Амнистия в этом контексте могла бы стать в первую очередь способом без сложных и болезненных процедур надзорного судопроизводства «обнулить судебные ошибки» и освободить жертв такого рейдерства для активной экономической деятельности.

Модернизация уголовной политики в сфере экономики, как известно, была поддержана Государственной думой: в частности, было введено важнейшее ограничение на досудебное заключение под стражу по «предпринимательским делам». В результате проведенной гуманизации (о чем с гордостью говорил на недавнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге президент Путин) за последние три года число лиц, содержащихся в местах лишения свободы, по официальным данным ФСИН, снизилось с 1,2 млн до 700 тыс. человек.

В начале 2011 года инициатива экономической амнистии была высказана президентским Советом по правам человека (СПЧ). Юристы и экономисты из группы Новиковой по просьбе СПЧ провели исследования, определив (в отсутствие консолидированной статистики), по каким статьям осуждены (или обвиняются) предприниматели, которые заслуживали бы распространения на них амнистии, и сколько их вообще (тогда получилось примерно 104 тысячи человек).

В проекте амнистии предлагалось амнистировать и еще ряд категорий лиц (традиционно: инвалидов, ветеранов, несовершеннолетних, женщин и др.), осужденных за неопасные преступления. Проект был направлен Советом по правам человека в Думу в феврале 2011-го, нашел поддержку в профильных комитетах, однако в дальнейшем был заморожен и реанимирован только в 2013 году бизнес-омбудсменом Титовым.

Елена Новикова просила подчеркнуть, что она аплодирует Борису Титову за его усилия и надеется на то, что амнистия состоится. Но по сравнению с первым ее проектом число статей, подпадающих под действие амнистии, сократилось наполовину, исчезло несколько принципиально важных и часто используемых в «заказных делах», в числе которых, например, статья 160 УК «Присвоение или растрата». Если иметь в виду, что при «заказе» чаще всего инкриминируется «букет» статей, из которых лишь одна может попадать под амнистию, то число предпринимателей, которые выйдут на свободу, может оказаться искусственно и значительно ограниченным.

Вообще принципиальная идея масштабного «обнуления судебных ошибок» до реализации в Думе пока не дожила. Коварен в этом смысле и пункт проекта, распространяющий амнистию только на лиц, которые «до окончания действия постановления об амнистии выполнили обязательства по возврату имущества и (или) возмещения ущерба». Проблема не только в том, что возмещение ущерба в известном смысле означает и признание вины, а как раз по делам с оттенком рейдерства осужденные чаще всего ее не признают. Но именно осужденные по «заказным» делам почти всегда вместе со свободой лишались также бизнеса и имущества, из которых мог быть возмещен ущерб, то есть их шанс попасть под амнистию теперь равняется нулю.

Поскольку экономическая амнистия будет распространяться только на лиц, осужденных впервые, Михаила Ходорковского и Платона Лебедева (которые, по мысли, Следственного комитета «заказали» ее еще в 2005 году) снисхождение не коснется. Увы, вместе с ними в местах не столь отдаленных останутся и многие другие предприниматели, чья деятельность на свободе могла бы способствовать подъему российской экономики.

 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera