Расследования

А Полонский просто подвернулся под руку

В финале уголовного процесса ключевыми становятся истинные мотивы преследования Александра Лебедева

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 70 от 1 июля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

В финале уголовного процесса ключевыми становятся истинные мотивы преследования Александра Лебедева

 

Петр Саруханов — «Новая» Прокуратура отказалась от обвинений Александра Лебедева по статье 213 УК РФ «Хулиганство», соответственно исключив мотив «политической ненависти». Однако продолжает настаивать на том, что 16 сентября 2011 года во время записи программы «НТВшники» Лебедев избил Полонского. По статье 116 УК РФ «Побои» прокурор Надежда Игнатова потребовала приговорить Александра Лебедева к 1 году 9 месяцам «ограничения свободы». Вердикт Останкинского районного суда Москвы, который в минувшую пятницу завершил рассмотрение этого уголовного дела, будет оглашен во вторник, 2 июля.

В «последнем» слове Александр Лебедев признался, что, просмотрев запись программы «НТВшники», увидел, что реальной угрозы нападения со стороны Сергея Полонского действительно не было. Но взгляд со стороны, при этом в спокойной обстановке, всегда более точный. А во время записи программы, когда усилиями Полонского атмосфера была накалена, ситуация оценивалась совсем иначе. Когда, через несколько секунд после агрессивного заявления девелопера о желании «набить морду» присутствующим, Полонский махнул рукой в непосредственной близости от лица Лебедева, этот взмах мог быть воспринят именно как нападение.

Адвокат Генри Резник в прениях подчеркнул, что это была рука стокилограммового, ростом под два метра человека, неоднократно заявлявшего, что проходил спецподготовку во время службы в ВДВ:

— У Лебедева были основания считать, что Полонский хочет напасть на него. Начиная с гримерки, потерпевший оскорблял подсудимого. Это подтверждается показаниями свидетелей Ольги Романовой и Павла Селина. Потом прозвучала угроза «набить морду». Дальше рядом с лицом Лебедева появляется рука Полонского… Это притом что у Лебедева зрение «минус 6». Разве всего этого недостаточно для того, чтобы считать, что Полонский приступил к реализации своей угрозы «набить морду»? — обратился Генри Резник к федеральному судье Андрею Бахвалову и продолжил: 

— Вспомним, после того как Полонский упал, он мгновенно вскочил. Полонский был готов к такому развитию событий! А Лебедев имел реальные основания считать, что на него совершается нападение. При этом пределов самообороны не превысил.

Завершая свое выступление, Резник попросил суд полностью оправдать Александра Лебедева.

Уже после того, как прокуратура отказалась от обвинений в хулиганстве, потерпевший Сергей Полонский распространил через социальные сети обращение, в котором попросил суд оправдать Александра Лебедева. Хотя совсем недавно, в конце мая, суду были представлены «письменные показания» Полонского, в которых он требовал для Лебедева обвинительного приговора. Неужели только в минувшую пятницу Полонский наконец-то понял, что инцидент в студии программы «НТВшники» был всего лишь поводом для уголовного преследования Александра Лебедева? А использовали подвернувшийся инцидент с Полонским люди, у которых действительно серьезный конфликт с банкиром. И очень серьезные административные возможности давления на правоохранительные органы и суды.

Речь о генералах ФСБ, покровителях организованной преступной группы, которая похитила несколько миллиардов рублей из банка «Российский капитал» («Роскап») и попыталась замести следы, обанкротив этот банк во время экономического кризиса 2008 года.

Тогда санацию целого ряда проблемных банков навязали банкам успешным, объясняя эту нагрузку интересами государства и необходимостью спасать от краха финансовую систему России. По поручению Правительства России от 17 октября 2008 года и решения совета директоров Банка России от 20 октября 2008 года санацией банка «Российский капитал» занялся лебедевский Национальный резервный банк (НРБ).

Специалисты НРБ, изучив ситуацию в «Роскапе», пришли к выводу, что главная причина плачевного состояния этого банка — вовсе не экономический кризис, а банальные хищения. Было выявлено, что с помощью сомнительных сделок, невозвратных кредитов, фирм-однодневок и офшорных счетов из банка было выведено около 5 млрд рублей. Все схемы вывода активов из «Российского капитала» руководство НРБ обстоятельно изложило в своих письмах в Минфин, Центральный банк, Агентство страхования вкладов, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, ФСБ… НРБ потребовал возбудить уголовное дело в отношении прежнего руководства «Роскапа».

Почувствовав, что серьезное расследование может привести к покровителям мошенников из «Роскапа», началась «работа на опережение» — развернулась атака на НРБ. 2 ноября 2010 года в здании НРБ появились следователи ГСУ ГУВД по Москве в сопровождении вооруженных бойцов в масках и предъявили постановление Тверского районного суда об обыске. Интересно, что формальным основанием для обыска было то самое уголовное дело, возбужденное по требованию самого НРБ. (То есть с обыском пришли именно в банк, который вскрыл хищения.)

В НРБ недоумевали: зачем следователям потребовались документы, не имеющие никакого отношения к банку «Российский капитал»? А это и копии анкет сотрудников НРБ, содержащие их личные данные; и копии векселей НРБ; и акты приема-передачи векселей; и флешкарты, диски; переписка НРБ с ЦБ РФ; и огромное количество документов, касающихся работы исключительно НРБ (к слову, подпадающих под действие Федерального закона «О коммерческой тайне» и выдача которых, согласно статье 6 Закона, возможна только по мотивированному требованию, которое, в свою очередь, «должно быть подписано уполномоченным должностным лицом, содержать указание цели и правового основания затребования информации»).

Изъятие документов, не имеющих никакого отношения к расследованию хищения денег в «Российском капитале», как и проведение обысков в головном и дополнительном офисах НРБ, притом что НРБ сам неоднократно предлагал представить абсолютно все документы санированного банка, выходили далеко за рамки и уголовного дела в отношении «Роскапа», и полномочий должностных лиц, расследующих дело.

Последовавшие события показали, что «маски-шоу» от 2 ноября 2010 года — это только начало атаки на Лебедева. Но последовавшие многомесячные проверки ЦБ так и не смогли «накопать» серьезных нарушений в работе НРБ.

Параллельно развернулась пропагандистская кампания в СМИ. Вот лишь малая часть «грехов» Лебедева, обнародованных компроматчиками в федеральных газетах и на телевидении:

— из-за Лебедева стоимость жилья в России не по карману большинству россиян (см. «Новую», № 65 от 15 июня 2012 г.);
— из-за Лебедева из России «бегут» капиталы;
— из-за Лебедева в банковской сфере процветает коррупция;
— из-за Лебедева уничтожается картофелеводство России;
— из-за Лебедева девушки из российской глубинки становятся проститутками.

Компроматчики обвинили Лебедева и в развале российского гражданского самолетостроения. Притом что именно Лебедеву принадлежала авиакомпания Red Wings — единственная российская авиакомпания, летавшая исключительно на российских самолетах Ту-204.

В самый разгар пропагандистской кампании стало известно, что в региональные управления ФСБ поступила ориентировка о сборе компромата на филиалы НРБ.

Даже при всем этом навале запас прочности позволял НРБ стабильно работать. А Александр Лебедев продолжал свои антикоррупционные расследования.

И тут подвернулся под руку Сергей Полонский….

Получив известное поручение руководителя Следственного комитета России Александра Бастрыкина, его подчиненные долго не могли придумать, как «подтянуть» к событиям в студии программы «НТВшники» статью «Хулиганство». Да так, откровенно говоря, и не придумали. Мобилизованный из Праги (в России, что ли, шарлатаны перевелись?) некий потешный «специалист» Сергей Комков выдал заключение, что Лебедев совершил «хулиганство по мотивам политической ненависти». Эта «экспертиза» и стала единственной опорой обвинения. Но доказательство это оказалось настолько несерьезным, что даже прокурор Надежда Игнатова была вынуждена заявить, что «исследование» Комкова нельзя принимать во внимание.

Сегодня федеральный судья Андрей Бахвалов стоит перед серьезным выбором. Выдернуть эпизод в студии «НТВшников» из контекста заказной кампании против владельца НРБ и, следуя логике этого заказа, вынести обвинительный приговор. Или — оправдать Лебедева.

Рисунки Елены ГОРЛАЧ

 

Справка «Новой»

Статья 53 УПК РФ

Ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в определенное время суток, не посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. При этом суд возлагает на осужденного обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации. Установление судом осужденному ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования является обязательным.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera