×
Сюжеты

«На Болотной было 80 тысяч. Почему у суда я не вижу этих людей?»

Эти слова принадлежат Алексею Анатольевичу Полиховичу, отцу одного из обвиняемых по «Болотному делу». «Новая» решила выяснить, почему.

Этот материал вышел в № 75 от 12 июля 2013
ЧитатьЧитать номер
Политика

 

Эти слова принадлежат Алексею Анатольевичу Полиховичу, отцу одного из обвиняемых по «Болотному делу». «Новая» решила выяснить, почему.

Фото: Евгений Фельдман – «Новая»

Мы связались с участникам шествия 6 мая 2012 года, пользователям сети Facebook, и задали им два вопроса:

1. Почему вы не приходите к зданию Мосгорсуда, чтобы поддержать политзаключенных?

2. Чувствуете ли вы сомнения относительно вашего сегодняшнего неучастия?

Григорий, 24 года, предприниматель:

1.Я глубоко им сочувствую, так как мне они представляются людьми, совершенно неповинными в организации побоища, но учитывая мой 12-часовой рабочий график, тратить время на стояние в пикетах не имею возможности

2. Нет, мне в принципе несвойственно жалеть о принятых решениях, и потом моя деятельность намного полезнее для благосостояния общества, чем стояние с плакатом. Я работаю. Я предоставляю другим индивидуумам полезные услуги в обмен на некоторую материальную компенсацию, делая их жизнь проще и приятнее, а личный уровень благосостояния выше. Это намного полезнее для общества, чем создание информационных поводов, например. В этой стране вообще очень много болтают и мало работают.

Алексей Титков, 43 года, преподаватель, социолог:

1.Не был у суда ни разу. Раньше, до этого был собственный опыт судов (не уголовных, к счастью). После него заходить в какой угодно суд, даже проходить рядом, просто-напросто тяжело. Это настоящая травма, повторить ее сложно себя заставить. Те, кто приходят, настоящие молодцы, у них нервы крепче.

2. Да. Очень неуютно. Чувствую, что на самом деле должен там быть.

Роман Куровцев, 32 года, музыкант, звукорежиссер:

1. В связи с обычными текущими делами я несколько выпустил эту цепь событий из головы. Тем более существует некая патовая ситуация - я практически убеждён, что митинг у суда не окажет какого-либо эффекта – с другой стороны, я не могу сказать, что же окажет эффект, этим и вызвано моё некоторое бездействие. С одной стороны, было бы правильно туда прийти – с другой, не вижу способов повлиять на приговор суда.

 

 

Светлана Ерпылева, 24, социолог «Коллектива исследователей политизации»:

1. «Почему не прихожу к суду» - это сложный вопрос; наверное, отчасти потому, что, как и многие участники протестов, я не могу увидеть и почувствовать эффекта от своих действий.

2. Конечно, мне часто бывает некомфортно от того, что я не участвую в протесте настолько, насколько могла бы. С другой стороны, я пытаюсь максимально участвовать в нем как социолог. Мы вместе с коллегами по исследовательской группе с самых первых дней протеста регулярно берем интервью у активистов на митингах. Особое внимание уделяем изучению локальных самоорганизованных коллективов, многие из которых выросли из групп наблюдателей.

Сергей Чекрыгин, 25 лет, юрист:

1. Приходил иногда. Но работа отнимает свободное время. Помимо политзаключенных по болотному делу в РФ очень много других политических заключенных (коммунистов, националистов), о которых почему-то на оппозиционных митингах никто не вспоминает.

2. Да, поддерживать надо. Потому что рано или поздно то же самое может произойти с каждым, в том числе и со мной.

 

Ольга, 26 лет, редактор:

1. Мысленно я всей душой с ребятами, в невиновности которых я уверена, но, увы, плотный график работы не позволяет мне приходить к Мосгорсуду.

2. Да. Мне очень жаль, что я не могу поддержать их присутствием.

С этим же вопросом мы обращаемся к читателям "Новой" 

Подготовила Алла ПРОШКИНА 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera